Во вторник на Чернобыльской АЭС обвалилась кровля неработающего машинного зала, ранее обслуживавшего 4-й разрушенный реактор. Руководство французских фирм Буиг и Винси тут же эвакуировало 80 своих сотрудников.

Украина то ли притерпелась к последствиям аварии на Чернобыльской АЭС, то ли советская, а потом национальная пропаганда так их заболтала, что обрушение кровли над машинным залом 4-го блока не вызвало заинтересованного обсуждения экологов и политиков. Такое ощущение, что украинцы стали современными гиперборейцами, про которых говорится словами Петрарки в эпиграфе к шестой главе романа Пушкина «Евгений Онегин»: «Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не трудно».

12 февраля в 14:30 обвалилось около 600 квадратных метров кровли машинного зала и части стен 4-го блока Чернобыльской атомной станции. Руководство станции тут же сообщило, что радиационная обстановка осталась в норме, а стена не была несущей. Однако французские фирмы Буиг (Bouygues) и Винси (Vinci), строящие новое укрытие над разрушенным блоком, 13 февраля эвакуировали 80 своих сотрудников из Чернобыля, объясняя это заботой об их безопасности.

А вот украинские народные депутаты из Комитета Верховной Рады Украины по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий аварии на ЧАЭС во главе с председателем комитета Ириной Сэх, находившиеся в этот же день вместе с представителями многих заинтересованных ведомств на ЧАЭС с рабочей поездкой, продолжили выполнение своей программы. Они посетили заводы по переработке жидких и твердых отходов, монтажную зону нового безопасного конфайнмента, смотрового павильона объекта «Укрытие», площадки строительства хранилища отработавшего ядерного топлива.

Как сообщила пресс-служба партии «Свобода», которую в парламенте представляет Ирина Сэх, после поездки она заявила: «Во время рабочей поездки руководство ЧАЭС избежало ответа на вопрос, сколько в настоящее время работает иностранных специалистов на станции. Однако некоторые источники сообщают, что в тот же день со станции выехали 80 французских специалистов», — сказала Ирина Сэх.

В то же время ее коллега по Комитету — председатель подкомитета по вопросам преодоления последствий Чернобыльской катастрофы Валерий Кальченко заявил, что ничего страшного из-за обрушения подвесных бетонных панелей в неработающем машинном зале на Чернобыльской АЭС не произошло.

«Часть кровли в машинном зале между 4-м и 3-м энергоблоками рухнула от снега. Площадь обвала 500-600 кв. метров. На месте уже работают спасатели, милиция. Расчищают снег, убирают завалы. Радиационный фон в норме», — сказал Кальченко.

13-го февраля директор ЧАЭС Игорь Грамоткин своим приказом создал комиссию во главе с главным инженером Андреем Билыком для расследования причин частичного разрушения строительных конструкций машинного зала, которая в течение двух недель проанализирует ситуацию, приведшую к разрушению строительных конструкций, и предложит способы устранения последствий аварии.

Как и следовало ожидать, французские специалисты проводят свою радиационную разведку, прежде чем вернуть рабочих на площадку: как ни мала вероятность даже минимальной дозы облучения, лучше ее избежать. Чтобы не перейти в статус героя анекдота, появившегося в первые дни после аварии:

— Поеду в Киев!
— Ты что, там же Чернобыль взорвался!
— Зато девушки рады и активны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.