Я едва успеваю за Валентиной Сачепок, которая решительным шагом движется вперед по лесу в зоне отчуждения вокруг бывшей атомной электростанции в Чернобыле.

За нами плетется съемочная группа, которая собирает материал для документального фильма о чернобыльских бабушках. После аварии 1986 года эти места были вынуждены покинуть 300 000 человек, однако несколько женщин до сих пор полулегально живут в своих старых домах.

Бывшая медсестра, а ныне пенсионерка Валентина Сачепок — женщина примерно 60-ти лет в бордовом платке. Она идет не просто шагом, а едва ли не рысью, подпрыгивая тут и там, так что нам лишь с огромным трудом удается не отстать от нее. Собрав несколько крупных желтых грибов у покрытой мохом коряги, она подводит меня к высокой сосне.

«Это для ежика».

Еж — частый сказочный персонаж в славянском фольклоре. Она выбирает одну из нижних ветвей и нанизывает на нее гриб.

Показатель уровня радиации в городе Припять


Мы находимся в месте с самым высоким радиационным фоном на всей нашей планете. Взрыв и последовавший за ним пожар привели к загрязнению на уровне 20-ти бомб из Хиросимы в радиусе 40 километров вокруг реактора. Самые сильные радиоактивные изотопы уже давно распались, а дождь смыл все в землю, пропитав ими почву и всю пищевую цепочку. Два самых устойчивых изотопа — это цезий-137 (по своей структуре он похож на калий) и стронций-90 (напоминает кальций в живых организмах).

Читайте также: Дорога через Чернобыль

Уникальная экосистема

Изотопы впитали в себя растения, животные, грибы и бактерии. На зону больше не воздействует радиация. Даже наоборот, теперь она сама излучает ее.

Речь идет об уникальной экосистеме, которая по площади вдвое превосходит Род-Айленд [около 8000 км2 прим.ред.] и примерно поровну разделена между Украиной и Белоруссией. Поколение спустя после ухода почти всего населения, растения и болота захватили пустующие поля, города и деревни. И лишь изредка встречающиеся руины зданий напоминают о том, что некогда здесь жили люди.

Валентина Сачепок нанизывает еще один гриб на другую ветку, чуть выше.

«Это для косуль. Им трудно находить пищу под снегом».

Сейчас на дворе октябрь, и погода все еще теплая, однако зимы на Украине выдаются на редкость суровыми.

В 1986 году в окрестностях было мало диких животных. Их естественная среда обитания была уничтожена ради строительства молочных хозяйств и посадок хвойных деревьев. Тем не менее, после ухода людей сюда практически сразу вернулись крупные млекопитающие, а популяция животных резко увеличилась.

Также по теме: От Чернобыля до Гуарапиче

Животные выглядят... нормально

В начале 1990-х годов содержание цезия-137 в пойманных здесь кабанах и косулях превышало допустимые нормы в 2000 раз. С тех пор радиационный фон заметно упал, однако недавно проведенные в Белоруссии исследования животных показали, что он все равно более чем в десять раз выше нормы.

Как бы то ни было, ко всеобщему удивлению, животные в Чернобыле физически выглядят совершенно обычно. Это касается практически всех обследованных учеными видов: да, они радиоактивны, но внешне абсолютно нормальны. Единственное исключение — это ласточки: у них встречаются мутации и нарушение окраса.

Валентина встает на носки и вешает последний гриб как можно выше.

«Это для оленя!»

Я видела оленей всего лишь раз десять за всю мою жизнь, причем, они всегда попадались мне во время многочисленных поездок в зону отчуждения, после которых я написала книгу о чернобыльском лесе «Полынный лес: Естественная история Чернобыля» (Wormwood Forest: A Natural History of Chernobyl). Это странное и волшебное место, где мне довелось увидеть волков среди бела дня, следы рыси на снегу, большие стада кабанов, косуль и лосей. Все это притягивает меня, как магнитом.

Валентина Сачепок улыбается с задором, который никто из нас не ожидал от женщины из заброшенного людьми радиоактивного царства. «Все животные знают меня», — говорит она, сверкая золотым зубом, а затем подробно рассказывает о том, как лучше всего вести здоровый образ жизни, держась подальше от телевизора или, как она его называет, «зомбоящика».

Читайте также: Бунт чернобыльцев

Мне кажется, что она имела в виду политику. Украинское телевидение — это чистой воды пропаганда. Тем не менее, когда речь заходит о Чернобыле, в разговоре неизменно всплывают мутанты и зомби. Когда я начинаю рассказывать кому-нибудь о диких животных в Чернобыле, на меня постоянно сыплются одни и те же вопросы:

У них, как, две головы? Они светятся в темноте? А ты светишься в темноте?

Город Припять


Вообще-то, в первые годы после катастрофы, когда все вокруг было покрыто радиоактивной пылью, ученые обнаружили бесчисленные примеры чудовищных мутаций, напоминавшие фильмы ужасов 1950-х годов: уродства, карликовость, гигантизм, странные наросты и даже то самое свечение. Однако проявлялось все это только у растений.

Действительность противоречит ожиданиям

Хотя «Нападение гигантского листа» пугает куда меньше «Существа с атомным мозгом», после аварии в Чернобыле никому так не удалось найти диких животных с серьезными физическими отклонениями (как, впрочем, и зомби). Животные-мутанты погибают по естественным причинам или же попадают в лапы к хищникам до того, как кто-то может их обнаружить. Какими бы ни были последствия радиации для отдельных их представителей, сильнейшим удалось выжить.

Обилие и нормальный внешний вид диких животных в Чернобыле отчасти поставили под сомнение восприятие биологами последствий радиоактивного заражения для окружающей среды. Сама мысль о том, что зона с сильнейшим на нашей планете радиационным фоном может стать крупнейшим заповедником для диких животных в Европе, полностью противоречит мышлению любого знакомого с постапокалипсической культурой человека.

Тем не менее, хорошие новости ждали вовсе не всех животных. Многие виды, которые предпочитают жить по соседству с людьми (ласточки, аисты, голуби), практически в полном составе покинули регион вслед за ними.

Также по теме: Чернобыль - куда зашла «ядерная ложь» французких властей?


Кроме того, небольшие животные, по всей видимости, оказались уязвимее к радиации, чем их более крупные собратья. Вероятно, это объясняет тот факт, что изученные в 1990-х годах грызуны из чернобыльской зоны отличались меньшей численностью и продолжительностью жизни. У жуков-оленей были неравные по длине рога, однако их популяция сохранилась на стабильном уровне.

И раз здоровье вида животных обычно оценивается, исходя из его численности, а не физического состояния каждого из его представителей, можно сказать, что чернобыльская фауна пребывает в добром здравии.

Человек хуже радиации?

Если верить полученным на Украине и Белоруссии данным за последние 27 лет, популяция животных отличается огромным разнообразием и многочисленностью. Большинство ученых сходятся на том, что зона отчуждения превратилась в нечто вроде заповедника. Такой вывод наводит на мысль, что радиация оказалась для фауны далеко не такой вредной, как мы.

В то же время биологи Тимоти Муссо (Thimoty Mousseau) из Университета Южной Каролины и Андерс Моллер (Anders Moller) из Национального центра научных исследований опубликовали целую серию статей, в которых говорят о том, что на участках с самым сильным заражением популяция насекомых, птиц и млекопитающих все же идет на спад. Они утверждают, что птицы не вьют гнезд в зонах с высоким радиационным фоном, и называют выдумками все данные об изобилии животного мира.

Их работы привлекли к себе внимание СМИ, особенно после аварии в японской Фукусиме. Не последнюю роль в этом, по всей видимости, сыграло и то, что они неплохо согласуются с теориями о мутантах и зомби...

Читайте также: С Чернобыля прошло 25 лет

Множество экспертов по радиации поставили под сомнение методы и выводы Муссо и Моллера, тогда как один из их украинских сотрудников, которому было поручено вести сбор данных в зоне, опроверг сделанное в их статье заключение о том, что птицы избегают радиоактивных зон. В интервью журналу Wire в 2011 году он заявил, что для подтверждения этой гипотезы не проводилось никаких опытов.

Рыжий лес

Один из главных просчетов в работе этих ученых связан с тем, что они сосредоточили все исследования на худшем из возможных мест. Когда Моллер и Муссо говорят, что самые пагубные последствия влияния радиации на фауну наблюдаются в зонах с высочайшим радиационным фоном, они тем самым намекают, что исследовали несколько зон.

Хотя на территории чернобыльской зоны отчуждения существует множество мест с мощным радиационным фоном, самые высокие показатели наблюдаются на пяти участках. Они же изучили только один из них, а именно Рыжий лес.

Этот участок леса заработал свое прозвище после того, как его покрыла радиоактивная пыль: лишенные хлорофилла сосны приобрели рыжий окрас. Затем деревья срубили, землю перекопали и посадили молодые саженцы. Это одно из тех редких мест, где у растений до сих пор встречаются уродства, которые наблюдались непосредственно после аварии. Молодые деревья здесь маленькие и кривые и напоминают скорее причудливо изломанные кусты.

Таким образом, этот лес ничуть не похож на нормальный. Птицы, которые, по утверждению Муссо и Моллера, избегают зон с высокой радиацией, на самом деле стремятся держаться подальше от естественной среды, где не осталась и грамма естественности. Сложно найти какой-то другой участок чернобыльской зоны, где встречалось бы меньше животных.

Также по теме: Чернобыльский взбрык

Таким образом, их заявление о том, что популяция животных Рыжего леса (а она чрезвычайно мала) характерна для оставшихся 99,098% территории зоны отчуждения, соответствует утверждению о том, что в национальном парке Йеллоустон сложилась критическая ситуация, раз на парковке для посетителей почти нет пауков.

Утки, лебеди, цапли

Цапля


Дело в том, что внутри зоны отчуждения, там, где находятся участки с высоким радиационным фоном и больше не осталось следов человека, находится вернувшее свой естественный облик болото. Там, на территории Белоруссии, мне однажды довелось увидеть огромную стаю уток, лебедей, цапель и даже редких черных журавлей. Они поднялись в небо гигантской кричащей тучей под невозмутимым взглядом лося с другой стороны дороги.

Озеро Глубокое, самый радиоактивный водоем во всем мире, также входит в число тех зараженных радиацией мест, где меньше чем за час я увидела несколько куропаток и трех косуль. Результаты проведенного в 2011 году исследования показали, что разнообразие видов выше, чем в других озерах чернобыльской зоны отчуждения.

В электронном письме Муссо признал, что в радиоактивных зонах за пределами той, которую изучили они с Моллером, «может быть гораздо больше животных». Тем не менее, «мысль о том, что популяция животных в чернобыльской зоне отчуждения выше нормы, - всего лишь миф», — все же заявил он The New York Times.

Как бы то ни было, в электронной переписке ему в конечном итоге все же пришлось признать, что никто из его сотрудников не отправлялся в зону, чтобы посчитать животных, тогда как Белоруссия организовала систематические исследования популяции животных в период с 2005 по 2007 год, а затем проводила точечные подсчеты. Их результаты показали огромное изобилие и разнообразие млекопитающих (на одном уровне с заповедниками), а также присутствие редких видов, таких, как медведи, рыси, речные выдры, барсуки, зубры и лошади Пржевальского (их сюда завезли искусственно). Разнообразие птиц оказалось еще больше. Всего ученые насчитали 61 редкий вид, в том числе и лебедей-кликунов, которых раньше никто не видел в этих местах.

Читайте также: Уроки Чернобыля не усвоены из-за исследовательских пробелов

Новые исследования?

Рыси


Муссо утверждает, что они с коллегами внесли изменения в протоколы исследования, чтобы дать ответ на определенные критические замечания, однако ни он сам, ни Моллер до сих пор не вышли за пределы Рыжего леса и не занялись изучением других радиоактивных участков чернобыльской зоны отчуждения. Будет жаль, если они так и не решатся на это. С научной точки зрения. Дело в том, что они — одни из очень немногих западных ученых, которые ведут здесь исследования. И пока они не изучат в больших подробностях воздействие радиации на популяцию животных, все их заявления об угасании фауны будут касаться лишь небольшого и совершенно не отражающего всей картины участка.

В идеале такие противоречия должны были бы привести к организации новых, более продуманных исследований, которые могли бы провести критики двух этих ученых. Нам уже давно пора вновь изучить воздействие радиации на фауну в Чернобыле. С момента катастрофы прошла уже четверть века. А авария в Фукусиме показала, что исключать вероятность возникновения новых, увы, тоже нельзя.

Если мы хотим принять продуманное решение в энергетической сфере, наука должна точно определить последствия длительного воздействия радиации на окружающую среду. Нам до сих пор неизвестно, действительно ли то, что кажется нам безопасным, является таковым на самом деле. Опустошенная радиацией территория становится чем-то вроде природной лаборатории, которая позволит нам ответить на эти вопросы.

В любом случае, причин для беспокойства нет: радиоактивное чернобыльское зверье не собирается нападать на людей. По крайней мере, пока мы сами его не тронем...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.