22 февраля независимые эксперты лишний раз убедились, как «ценит» их белорусская власть. «Это для меня вообще новость, что какие-то идиоты в стране, так называемое экспертное сообщество, говорят о девальвации национальной валюты во имя какой-то модернизации», — эмоционально отреагировал Александр Лукашенко на журналистский вопрос.

Пикантность ситуации, однако, в том, что тему девальвации в публичном пространстве оживил недавний доклад человека системы — министра экономики Николая Снопкова.

Таким образом, завернутый кем-то из президентского пула в пропагандистскую оболочку вопрос главе государства (мол, как вы прокомментируете «мнение отдельных представителей так называемого экспертного сообщества») вольно или невольно оказался провокационным, ударил бумерангом.

Хотели, судя по всему, лишний раз укусить независимых, а получилось, что Лукашенко, сам того не подозревая, не очень политкорректно отозвался об интеллектуальных способностях своего же правительства.

Читайте также: Белоруссия перенимает российскую риторику

Страшилка от Снопкова

Так вот, именно Снопков 13 февраля на президиуме Совета министров спрогнозировал, что выполнение планов модернизации способно породить разрыв финансирования платежного баланса, который, в свою очередь, «может быть компенсирован либо за счет снижения золотовалютных резервов, либо за счет девальвации национальной валюты».

При этом министр рисовал худший, но не фатальный сценарий. Так будет, показывал он, если не обеспечить нужного притока прямых иностранных и внутренних частных инвестиций.

Иначе говоря, Снопков пытался подчеркнуть, что для модернизации следует использовать не долговые источники, а ПИИ и приватизацию, пояснила в комментарии для Naviny.by экономический обозреватель еженедельника «Белорусы и рынок» Ирина Крылович.

Рабочий визит Д.Медведева в Белоруссию


Однако заметьте: Лукашенко 22 февраля в очередной раз подтвердил свою несгибаемую позицию в плане приватизации. Он заявил, что, во-первых, не отдаст в частные руки предприятия отрасли хлебопродуктов («мы уже наелись частников»), а во-вторых, не видит необходимости в спешке продавать белорусскую собственность России.

Мясникович нахомутал?

Как же тогда глава государства будет выкручиваться, объявив курс на модернизацию, под которую нужны колоссальные средства?

Также по теме: Каким чудом Лукашенко удается водить Путина за нос?


«Это большая загадка, мы в своеобразном тупике», — говорит Ирина Крылович. По ее словам, решить вопрос притока валюты на ближайшую перспективу можно было бы, продав собственности «миллиардов на пять».

Но поскольку этот путь, как видим, президента не вдохновляет, то, скорее всего, будет избран путь наращивания долгов, прогнозирует обозреватель.

При этом шансов получить в ближайшие год-два кредит МВФ, как призналась глава Нацбанка Надежда Ермакова, практически нет. Остается уповать на Россию. И та уже намекнула, что может быть продолжена кредитная линия из Антикризисного фонда ЕврАзЭС.

Но ведь Москва просто так ничего не дает. И здесь возможны серьезные коллизии. Особено если обратить внимание на еще одну эмоциональную фразу Лукашенко, адресованную 22 февраля своему окружению: «Видимо, пока я неделю отсутствовал, вы уже нахомутали тут. Нет, успокойтесь, я уже приехал в страну, продавать ничего не будем».

Напомню: пока официальный лидер катался на лыжах в Сочи, Беларусь посетил вице-премьер правительства России Аркадий Дворкович, без обиняков заявивший, что приехал «подтолкнуть кооперацию» (читай: уступку активов). Гостя умасливал белорусский премьер Михаил Мясникович, уверявший, что до конца года можно создать пять СП.

Уж не он ли «нахомутал» таким образом в понимании Лукашенко, который любит по возвращении на родину что-нибудь «открутить» назад?

Если так, то это плюха Кремлю. Мол, рано радуетесь, инспекция Дворковича еще не означает, что облюбованные активы у вас в кармане.

Читайте также: Белоруссия - непосредственная связка между Россией и Евросоюзом

Психотравма 2011 года продолжает саднить

При этом обращает на себя внимание болезненная реакция Лукашенко на слово «девальвация».

По мнению политического обозревателя Павлюка Быковского, у такой реакции как минимум две причины.

«С одной стороны, — отметил аналитик в комментарии для Naviny.by, — власти сейчас болезненно относятся к этой теме в принципе, так как их действия в самом деле выглядят рискованными в глазах экспертов-экономистов, а с другой стороны, разговоры о девальвации могут стать самосбывающимся прогнозом, спровоцировать население на скупку валюты».

Чувствуется, что кошмар 2011 года, когда народ дрался у обменников, а рубль обесценился почти втрое, до сих пор саднит Лукашенко. Тогда его рейтинг упал до исторического минимума и до сих пор не может встать на ноги, хотя за прошлый год всеми правдами и неправдами зарплаты снова нарастили до пятисот долларов с гаком.

Здание КГБ  Белоруссии


Апокалипсис могут просто отодвинуть

Между тем пора уже думать о выборах-2015. Бессменный президент оказался между нескольких огней.

С одной стороны, без модернизации белорусский товар вскоре будет выбит с большинства рынков.

Также по теме: Лукашенко приковал бегущих за границу рабочих к местам

С другой стороны, под модернизацию нужны ресурсы, а ведь не хочется давать волю частнику и продавать госактивы, потому что на казенной собственности базируется вся система власти.

С третьей стороны, раскручивать инфляцию, а тем более опускать рубль — это перед новыми выборами политической смерти подобно.

Что же выберет Лукашенко?

Прогнозы независимых экономистов неутешительны. Наиболее вероятно, что руководство страны просто попытается «оттянуть финансовый кризис», предполагает Ирина Крылович.

Иными словами, не исключено, что повторится авантюрная схема предыдущего электорального цикла. Тогда искусственно держали рубль, влезали во внешние долги, создавали видимость золотовалютных резервов, но в итоге пирамида рухнула в 2011-м.

И если финансово-экономическая политика властей не изменится, говорят специалисты, то белорусов может ожидать мрачное дежавю в 2016-м.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.