Уже около пяти месяцев, как в Грузии к власти пришла коалиция «Грузинская мечта», ведомая миллиардером Бидзиной Иванишвили. И эксперты уже отмечают, что политика Грузии меняется, и новая власть стала придерживаться комплементарной политики.
 
По дороге к власти Бидзина Иванишвили обнадежил многих соотечественников, видевших личное и государственное спасение в возрождении российско-грузинского единения. В том, что можно продать вино, а на вырученные деньги купить в Северной Осетии молибден, а на Кубани - пшеницу. Бидзина Иванишвили действительно близок той Грузии, которую не убедили вестернизаторские призывы Саакашвили. Которая уверена, что война в Южной Осетии - это одно, а советское прошлое и ресторан «Арагви» в Москве - совершенно другое.
 
Для нынешнего правительства улучшение отношений с Россией было велением не душевным, а чисто политическим. Нельзя идти на Запад, будучи отягощенным проблемами на Севере, вне зависимости от того, кто их создавал, тем более, что немалое их количество - творчество совместное. Да, встречи Иванишвили с Медведевым или Путиным вполне вероятны. Однако сомнения вызывает их практический смысл, потому что вряд ли они смогут что-либо изменить. Тбилиси протянул Москве руку, но та демонстративно не замечает протянутой руки.
 
Шансов на то, что при Иванишвили Грузия откажется от Абхазии, Южной Осетии и НАТО, ничуть не больше, чем их было при Саакашвили. Более того, отсутствие отношений с Тбилиси позволяло по крайней мере не обсуждать с ним тему оккупации. Нормализация отношений неизбежно внесет эти вопросы в повестку дня, что само по себе для Тбилиси станет успехом - в отличие от Москвы.
 
Так что Москва будет тянуть со временем, но под удар команду Иванишвили ставить не будет, которая, несмотря ни на что, ей все-таки ближе команды Саакашвили. Хотя бы тем, что с ней можно разговаривать, пусть и ни о чем.
 
А именно ни о чем и придется, судя по всему, разговаривать. Сами по себе встречи - уже потепление отношений. Ничего другого стороны друг другу предложить не могут. Да и не очень друг от друга чего-то ждут. Москва уже давно немного путается в выгодах приобщения Абхазии и Южной Осетии. Теперь она, похоже, не знает, кем в новой системе координат назначить Грузию - как прежде, врагом, или, как еще более прежде, примером вековой дружбы?
 
Иванишвили уже пришлось отказываться от разрекламированных планов железнодорожного сообщения через Абхазию до самой Армении, что поставило, кстати, Тбилиси на грань серьезного скандала с Баку. Следует учесть, что Грузия состоит в серьезной зависимости от Баку и Анкары, которые являются важнейшими торгово-экономическими партнерами Грузии. Так что, скорее всего, это был очередной пиар-шаг правительства Иванившили: железную дорогу они открыть-то готовы, но от них это не зависит. Особенно, учитывая позицию России и Абхазии, которые тоже не готовы идти на уступки. Так что все останется на уровне разговоров.
 
С Арменией у Грузии также есть как проблемы, так и общие проекты. Созрела идея о создании общего таможенного пространства, которое может потом включиться в таможенное и экономическое пространство Европы. Состоявшийся недавно визит Иванишвили в Ереван внушил определенные надежды на решение существующих между двумя странами проблем, что благоприятно отразится как на двусторонних отношениях Армении и Грузии, так и в целом на ситуации в регионе. Хотя визит носил больше ознакомительный характер, обе стороны продемонстрировали готовность решать все существующие проблемы путем переговоров, постоянно подчеркивая, что между ними нет никаких нерешаемых проблем. Ереван в ходе всего визита показывал свою приверженность улучшению и укреплению отношений с Грузией. Сам Иванишвили отметил, что Армения может служить примером для Грузии в плане того, как можно совмещать хорошие отношения с Россией, США и Европой. Это заявление, как и очередное заявление о возможности открытия железной дороги из России через Абхазию вызвали в свою очередь серьезные внутриполитические последствия в самой Грузии, где президент Саакашвили использовал «армянские» шаги Иванишвили для новых атак на него. Во время визита премьер-министр Грузии на совместной пресс- конференции со своим армянским коллегой Тиграном Саркисяном вновь заявил, что Тбилиси готов обсуждать возможность восстановления железнодорожного сообщения с Абхазией. Однако президент контролируемой Москвой Абхазии Александр Анкваб отреагировал тем, что пока не видит перспектив восстановления сквозного железнодорожного сообщения и «смутно себе представляет, как все это может быть осуществлено».
 
Отповедь Иванишвили дал и Михаил Саакашвили, заявивший, что восстановление работы железной дороги из Грузии в Абхазию не отвечает интересам Тбилиси, поскольку заявление грузинского премьера «абсолютно не учитывает геополитические и политические интересы страны».
 
Саакашвили подчеркнул, что восстановление работы железной дороги больше отвечает интересам России, чем Грузии, и потому этот вопрос может рассматриваться только после решения проблемы территориальной целостности Грузии, «так как восстановление железнодорожного сообщения является фактическим узакониванием признания Россией Абхазии».
 
Потом последовала отставка замминистра иностранных дел Н. Вашакидзе, не согласившегося с провозглашенным Иванившили в Ереване комплементарным курсом. Наконец, критику президента вызвало амнистирование джавахкского активиста Ваагна Чахаляна.
 
А в общем, ситуация в Грузии является лишь частью общей постсоветской политической деградации, которую мы наблюдаем все последние годы. Примеры России и Украины показывают, что у грузин все вышло еще не так плохо. Деградирует, как выясняется, любая постсоветская власть. Даже революционная. Но, оказывается, все-таки по-разному. И потому не правы скептики, подозревающие Бидзину Иванишвили в готовности повести себя подобно Виктору Януковичу. Посадить Саакашвили или Мерабишвили не получится.
 
Свободы ведь, если вспомнить, не обещал и сам Михаил Саакашвили. Он обещал порядок, как и все. Но дело не только в том, что он, в отличие от многих, обещание частично выполнил. Будучи прогрессивным по своим действиям, Саакашвили остался вполне постсоветским лидером в стиле. Та же вертикаль власти, тот же стиль народовластия, та же манера общения с протестующими. В других оттенках тот же патриотизм. Та же, в конце концов, война. Грузия так и осталась, может быть, одной из самых советских из постсоветских стран. И потому победил Иванившили, в необоснованные «мечты» которого поверили миллионы.
 
Грузия, после России и Украины, показала, что на постсоветье выбора, к сожалению, нет. А если есть, то он плох. Либо реформа - но с вертикалью власти, парламентом по-российски, с враньем и политической пошлостью. И в конечном итоге с неизбежным затуханием этой реформы и попыткой утешиться тем, что пусть немного, но сделать удалось. Либо - свобода, но вместе с люмпеном, которому нужна не свобода и даже не страна, а только бесплатный газ. Но если «розовая революция» в чем-то и удалась, то ровно в той степени, в которой даже плохой выбор все-таки лучше его полного отсутствия. И что, даже если на радость своим избирателям, Бидзина Иванишвили посадит Саакашвили или Мерабишвили? Он уже не сможет делать ставку на эти массы с обычным бесстрашием его постсоветских коллег.
 
Как для Грузии, так и для Армении неизбежен закон: контрреволюционный ресурс всегда шире революционного. Любой драйв кончается, а реставрация иссякнуть не может, потому что она сама - воплощение иссякания. За проигравшую революцию никто не выйдет на площадь, в ней вообще больше запоминается плохое, чем хорошее. Мы это прошли в конце 90-х, грузины проходят сейчас.
 
В результате и получается, что страны нашего региона просто должны сидеть и ждать, как договорятся «наверху». А они уже будут выполнять принятые решения. Какие решения, время скоро покажет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.