В конце февраля – начале марта ожидался визит премьер-министра Тиграна Саркисяна в Москву. Пресс-секретарь премьера Арутюн Кбеян, однако, проинформировал о том, что визит откладывается, так как ожидается более представительная поездка в Москву – то есть, на президентском уровне, Серж Саргсян должен встретиться с Владимиром Путиным 12 марта.
 
Возможно, что вопрос будущего премьера будет обсуждаться именно с Путиным – не зря последний поспешил первым поздравить Саргсяна с победой на президентских выборах. В армяно-российских отношениях все имеет свою цену – от цены на газ до кандидатуры премьера.
 
Вопрос армянского премьера впервые становится первоочередным, учитывая как внутренние процессы, так и планы заинтересованных внешних партнеров по поводу Армении.  Дело в том, что Армения, находящаяся на геополитическом «разломе», стоит перед выбором: криминально-олигархическая система внутри, а внешне – цивилизационный выбор и новая роль.
 
Серж Саргсян – президент уходящий, так как в третий раз избран быть не может, но он может уйти и раньше положенного срока. Это может произойти как вследствие внутренних, так и внешних процессов. Возможен также вариант конституционных изменений и перехода Армении к парламентской системе правления. Во всех случаях пост премьер-министра остается важнейшим.
 
Заинтересованность внешних партнеров в кандидатуре премьера очевидна. Принято считать, что Запад поддерживает нынешнего премьера – при нем развивались отношения между Арменией и США и Евросоюзом, были заключены важнейшие договора. В части Евросоюза это договоренность об ускорении процесса подписания договоров об ассоциации и свободной торговле, а США, на достаточно высоком уровне организовавшие визит Тиграна Саркисяна, предложили выгодные экономические программы, в частности, в области передовых высоких технологий. Кроме того, намекалось на возможность возобновления в Армении деятельности корпорации «Вызовы тысячелетия».
 
Трудно сказать, поддерживает ли Запад Тиграна Саркисяна, который провалил новую экономическую политику Армении. Возможно, у Запада просто нет альтернативной кандидатуры на пост армянского премьера – вообще, у Запада есть проблема с партнерами в Армении, не позволяющая ему здесь развернуться.
 
С другой стороны, Запад работал в Армении системно, предоставляя гигантскую помощь и кредиты, которые позволяли правительству несколько улучшить работу государственных органов и инфраструктур, выплачивать пенсии и зарплаты, становясь, таким образом, партнером государства.
 
Иное дело – Россия. Москва не была партнером государства, предпочитая работу с конкретными деятелями, с помощью которых сохраняла контроль над политической и экономической системой Армении. Такой стиль ярко проявился при Кочаряне, когда в Армении укрепилась криминально-олигархическая структура, контролирующая все сферы жизни страны, а Кочарян являлся главой этой структуры – в прямой связи с Кремлем.
 
В новой ситуации вопрос армянского премьера становится для Москвы крайне актуальным. При Кочаряне этой проблемы не было, ибо Армения контролировалась через него, и личность премьера была не важна. При С.Саргсяне в этом смысле многое изменилось, так как Ереван в определенной степени диверсифицировал свою внешнюю политику. В особенности этому способствовало все более частое и явное пренебрежение Москвой интересами «стратегического партнера» - продажа оружия Азербайджану и попытки вернуть Карабах в подчинение последнего.
 
Россия вынуждена поддерживать нынешний режим, так как вследствие собственной политики оказалась в цейтноте. Традиционные методы уже не работают, а в Кремле пока еще ничего нового не придумали. В экономическом плане никаких предложений для Армении у Москвы нет, поскольку она сама находится в довольно сложном положении.
Что касается политической системы, то две пророссийские партии – «Процветающая Армения» и «Армянский национальный конгресс» потерпели фиаско. Происходящие ныне на оппозиционном поле процессы очень беспокоят Москву.
 
Заметно, каким образом Москва пытается сохранить свое присутствие в Армении – это история с ценой на газ и передача полномочий подразделениям ОДКБ вмешиваться в процессы в странах-членах Договора. То есть, Москва в отношении Армении ведет не политику «кнута и пряника», а «кнута и кнута». В условиях традиционно высокомерного отношения к Армении, в Москве никак не могут перейти психологический барьер и установить с Арменией реальные партнерские отношения.
 
Вопрос нового армянского премьера – тому доказательство. В армянской прессе муссируется информация, что Россия готова предложить Армении лучшую цену на газ взамен на назначение на пост премьера бывшего директора «АрмРосгазпрома» Карена Карапетяна. Это во многом напоминает сделку «Имущество в обмен на долги», не так ли?
Другого стиля и отношения в Москве так и не выработали. Скорее всего, по разным причинам не сработали кандидатуры Роберта Кочаряна, Овика Абрамяна (спикер парламента Армении) и другого Карена Карапетяна (экс-руководитель администрации президента Армении, ныне депутат парламента, старший брат российского миллиардера Самвела Карапетяна, владельца холдинга «Ташир»).
 
Армения чрезвычайно важна для России. Потеряв Армению, Россия потеряет свои позиции на всем Кавказе и в Центральной Азии, и в Москве об этом прекрасно знают. В Армении тоже это поняли, и пришло время переходить к достойному партнерству как в вопросах формирования власти, так и в любых других.