В марте 1943 года национал-социалисты отчаянно нуждались  в победе. Южный фронт дрогнул, дух Германии падал из-за победы советских войск при Сталинграде. Когда немецкие войска покинули Харьков, Гитлер отдал приказ начать наступление.

Украинский город четыре раза за годы Второй мировой войны менял своего «хозяина». После того, как Красная армия в феврале 1943 года сумела отвоевать  город, в марте немецкие войска вновь ворвались в него.

Поражения могут привести к невиданной динамике развития событий. Если фронт однажды дрогнул, тяжело избежать цепной реакции. Общая боевая сила тесно взаимосвязана с уверенностью в себе солдат, на чьи плечи ложится главная ноша сопротивления.

Поэтому в психологическом плане было опасно, что лишь спустя несколько дней после капитуляции 6-й армии в Сталинграде генерал Ваффен-СС Пауль Хауссер (Paul Hausser) отдал приказ о наступлении на второй по величине украинский город. Старый вояка, один из немногих высокопоставленных офицеров немецкой армии, перешедших в СС Гиммлера (Himmler), принял абсолютно правильное тактическое решение - не направлять на операцию элитные дивизии СС, недавно передислоцированные для стабилизации южного фронта.

Вопреки приказу фюрера любой ценой захватить Харьков, он не хотел повторения боев при Сталинграде. Хауссер оставил и без того сильно разрушенный город и вывел оттуда танки.

Читайте также: Триумф вермахта на пути к Сталинграду

Однако в стратегическом и политическом плане Хауссер шел на огромный риск. После того, как Красная армия 16 февраля 1943 года полностью взяла под контроль бывший важнейший промышленный центр страны, Сталин заявил о начале массового изгнания врага из Советского Союза. Это послание достигло немецкий народ через прослушиваемые советские и британские каналы и разлетевшиеся слухи, несмотря на то, что телевидение и газеты официально лишь косвенно и кратко сообщали об уходе из Харькова.

«Один удар за другим»


Подавленное состояние, в котором находился немецкий народ в связи с военным положением в стране, усугублялось в ходе боев за Харьков, говорилось в конфиденциальных «Сообщениях из Рейха» Главного управления имперской безопасности. «Народ подавлен из-за того, что до сих пор не реализуются их надежды на стабилизацию фронта на востоке, - говорилось в сообщениях. - Со дня на день мы ожидаем изменения ситуации, но вместо этого наносится один удар за другим».

«Тигр», немецкий тяжёлый танк времён Второй мировой войны


Генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштайн четко понимал, что немецкой группе армий «Юг» была необходима яркая победа.  Как отличный стратег он знал, каким образом у него будут наибольшие шансы: необходимо было нанести удар по флангам. Но Гитлер и слышать не хотел об этом. Он даже лично приехал в штаб Манштайна, чтобы тот согласился на фронтальное наступление на Харьков.

В течение трех дней шло обсуждение плана действий. Гитлер требовал немедленного наступления дивизий Ваффен-СС, несмотря на опасность  их уничтожения. Но лишь когда Манштайн сумел разъяснить, что без укрепленных плацдармов на восточном берегу Днепра любое наступление будет приравнено к гибели армий, Гитлер сдался.

Также по теме: Послушные солдаты Гитлера

Кроме этого, оставшиеся советские танковые дивизии находились всего в нескольких десятках километров от места расположения группы армий «Юг». Гитлер принял решение вернуться в штаб-квартиру в Виннице.

«Новое уникальное оружие»


Но перед этим Гитлер направил первое после капитуляции под Сталинградом обращение солдатам группе армий «Юг». Оно начиналась, как обычно, с призыва. «Исход битвы мирового значения зависит от вас! В тысячах километров от границ рейха будет решаться судьба немецкого настоящего и будущего. Главная ноша этой борьбы возлагается на вас», - писал Гитлер.  Солдаты, находившиеся на поле боя с 1940 года, не считая нескольких недель отпуска, к такому положению уже давно привыкли.

Далее Гитлер ссылался на начало «тотальной войны», объявленное министром пропаганды Геббельсом (Goebbels). «Весь немецкий народ мобилизирован. До последнего мужчины и последней женщины – все будет направлено на службу вашей борьбы. Молодежь защищает при помощи зенитной артиллерии немецкие города и рабочие места», –  говорил Гитлер.

Далее шла главная часть обращения. Обещание Гитлера звучало следующим образом: «Задействовано все больше дивизий. Новое уникальное оружие находится уже в пути к вашим фронтам»

Читайте также: Взлет и падение германского вермахта

Однако обращение произвело эффект, противоположный ожидаемому. Главное управление имперской безопасности передало 4 марта 1943 года следующее сообщение: «В  связи с контрнаступлением, которое должно быть безопасным, идут разговоры о новом виде оружия, особенно, об отравляющем веществе или сходно действующих средствах (так называемом «разрывателе легких»)». Это явилось прямым следствием расплывчатых обещаний в обращении Гитлера.

Сталинградская битва


Страх перед отравляющим газом

«Население с опасением относится к возможному применению этих средств, поскольку, возможно, противник ответит тем же и применит в атаках с воздуха химические вещества», - говорилось в «Сообщениях из Рейха». Травма Первой мировой войны, в ходе которой широко применялся газ, давала о себе знать.

Что Гитлер имел в виду, говоря об уникальном оружии, остается неясным. Однако это был, определенно, не отравляющий газ. В феврале 1943 года не проводились приготовления к применению этих средств.

Авиационные бомбы, позже получившие название «оружие возмездия», и баллистические ракеты не являлись оружием тактического назначения, которое могло быть применено в танковых боях. Тяжелые танки Tiger были не настолько многочисленны. Новые средние танки V Panther тоже вряд ли имелись в виду, поскольку были уже широко известны.

Также по теме: Стратегическая ошибка Гитлера, которая изменила ход войны

Уверенность в себе


То же самое касалось дальнейшей разработки легендарной 88-миллиметровой зенитной пушки «восемь-восемь», которыми оснащались танки Hornisse. Новым вооружением были противотанковые гранатометы Panzerfaust и Panzerschreck.

Вероятно, Гитлер не имел в виду какое-либо конкретное «уникальное оружие». Он применил это обозначение с  той целью, чтобы поднять павший дух немецких солдат.

В любом случае, дивизии СС во главе с Паулем Хауссером 6 марта 1943 года начали наступление с флангов советских танковых войск. План Манштайна и психологически важный ответный удар удались. Динамика поражений была приостановлена – но в последний раз.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.