5 марта правительство Влада Филата было отправлено в отставку совместным голосованием Партии коммунистов, Демократической партии и Партии социалистов.

Сам факт этого голосования и его результат были более чем предсказуемыми. Филат не воспользовался шансом проявить себя в качестве подлинного общенационального лидера суверенного Молдавского государства. Для этого ему было нужно оформить правила игры с крупнейшей оппозиционной партией – ПКРМ, представляющей половину молдавского народа, и согласовать изменение порядка избрания президента страны. В ходе прямых президентских выборов у Филата были все шансы на победу, равно как и у лидера ПКРМ Владимира Воронина. Очевидным преимуществом Филата был его молодой возраст и поддержка со стороны Запада.

Филат не смог воспользоваться этим шансом, поскольку он не является самостоятельным политиком. В отличие от Воронина, который, несмотря на склонность менять внешних партнеров как перчатки, проводил политику независимого государства, Филат как политик является западным продуктом и в своей внешней политике полностью ориентирован на США и Евросоюз. Свобода рук у Филата (включая подписание соглашения о свободной торговле со странами СНГ, личные отношения с Владимиром Путиным и Патриархом Кириллом, встречи с лидерами Приднестровья) ограничена общим курсом на встраивание Молдовы в евроатлантические проекты обустройства Восточной Европы.

После падения оранжевой революции на Украине для Запада важно сохранить Молдову в качестве «истории успеха», «лидера региона в процессе евроинтеграции», «любимой ученицы на постсоветском пространстве», одним словом евроатлантического плацдарма в северном Причерноморье. Влад Филат призван играть именно эту роль. Сегодня задача Филата – привести Молдову на Вильнюсский саммит «Восточного партнерства», где должны будут подписаны соглашения об ассоциированном членстве Молдовы в ЕС и либерализации визового режима со странами Евросоюза. Тем самым Молдова окончательно утратит последние остатки своего суверенитета и превратится в бесправную колонию Запада. В частности, после подписания этого соглашения Евросоюз сможет закрыть любое предприятие в Молдове без ее согласия.

Участие Молдовы в «Восточном партнерстве» и получение статуса «ассоциированного члена ЕС» - это увековечивание границы по Днестру и признание де-факто (а в перспективе – и де-юре) расчленения единой Молдавии. Приднестровье в новой Концепции внешней политики уже четко обозначило в качестве своего внешнеполитического курса евразийскую интеграцию, и нет ни единого шанса, что этот геополитический вектор Тирасполя будет изменен, по меньшей мере в течение ближайших десятилетий. На двух берегах Днестра уже выросли поколения с разной ментальностью, ценностями, идеалами, культурными установками. Каждый лишний шаг Молдовы в западном направлении все сильнее отдаляет берега Днестра друг от друга.

Из всех ранее перечисленных нами сценариев сегодня реально осуществимыми остались только три:
1.     АЕИ-3;
2.     Коалиция ПКРМ – ДПМ;
3.     Досрочные выборы.

Никакого «правительства технократов» в Молдове не будет. Для создания такого правительства нет ни лидера, ни парламентского большинства. Влад Филат, не обладающий ни депутатским иммунитетом, ни необходимой парламентской фракцией, сегодня без пяти минут кандидат в объекты уголовного преследования.

АЕИ-3 – по-прежнему вполне реальный сценарий, учитывая то, с какой настойчивостью западные политики, дипломаты и послы пытаются усадить членов Альянса за стол переговоров. Технически АЕИ-3 вполне достижим. Но отношения между всеми его партиями (а точнее, кланами) настолько разрушены, что такая искусственная конструкция рухнет при любом следующем дуновении ветра.

Коалиция между ПКРМ, ДПМ и Партии социалистов реальна куда меньше. В первую очередь, отношения между ПКРМ и двумя другими членами потенциальной коалиции нисколько не лучше, чем внутри нынешнего АЕИ. Во главе демократов и социалистов стоят люди, которые в ПКРМ, не без оснований, воспринимаются как предатели, нанесшие этой партии удары в спину. Кроме того, все без исключения молдавские партии чрезвычайно напуганы тиражируемыми в антикоммунистических СМИ страхами по поводу якобы неизбежной политической смерти каждой из партий, которая вступит в альянс с ПКРМ. В качестве примера приводят ХДНП во главе с Юрием Рошкой. Следует, однако, заметить, что ХДНП и Рошка длительное время позиционировали себя в качестве правых политиков. Резкое изменение имиджа лишило их прежней поддержки и не принесло новой.

Однако Демократическая партия Молдовы все-таки позиционирует себя в качестве левоцентристской партии, и с этой точки зрения их альянс с Партией коммунистов был бы более чем естественным. По вопросам молдавской государственности, самобытности, языка и курса истории позиции ДПМ и ее лидера Мариана Лупу достаточно близки коммунистам, социалистам и другим левым силам. Тем не менее, страх перед союзом с коммунистами и взаимное недоверие могут оказаться настолько велики, что вряд ли силы, входящие в этот блок, рискнут объединить усилия ради общих идеологических установок.

Следует отметить еще одну фобию, которая уже в течение полутора лет искусственно вносится в медийное пространство Молдовы. Это страх перед «Кукловодом» - олигархом и бывшим первым вице-спикером парламента Владом Плахотнюком. Сегодня целый ряд авторитетных политологов бьют тревогу в связи с возможным усилением влияния Плахотнюка на молдавскую политику в случае альянса между ПКРМ и ДПМ. Эти политологи, вольно или невольно, уводят молдавское общество в сторону от обсуждения действительно реальной и злободневной проблемы – геополитической ориентации Молдовы. Из-под удара уводится настоящий, заокеанский Кукловод, чей комиссар сидит в посольстве на улице Матеевича, 103.   

Наиболее вероятен последний сценарий – а именно досрочные выборы в молдавский парламент. Нынешний законодательный орган, избранный осенью 2010 года, не отражает сегодняшних реалий, особенно после инцидента на охоте и серии последующих отставок. Сегодня многих избирателей уже не обманешь демагогией о «Молдове без бедности» и «партнерских отношениях с Россией». А значит – надо дать народу вынести вердикт всем молдавским политикам. Судя по всему, именно такой сценарий сегодня представляется наиболее реальным.

Однако уже сегодня левым и левоцентристским партиям необходимо думать о том, каким будет будущий состав парламента и как они смогут действовать в его рамках. Вполне может возникнуть ситуация, что левым и левоцентристским партиям вновь придется думать о создании совместной коалиции. Первые тенденции к объединению усилий на левоцентристском фланге проявились в ходе совместного голосования ПКРМ, ДПМ и ПСРМ по отставке правительства. А это значит, что партии левого фланга, сохраняя свое лицо и справедливо критикуя друг друга, должны найти в себе силы переступить через старые обиды и сформировать единую коалицию во благо молдавской государственности. Возможно, такую коалицию все-таки удастся сформировать уже в нынешнем парламенте.