Президент Армении Серж Саркисян находится с визитом в столице России. Как указывают околоофициальные источники и в Москве, и в Ереване, его встреча с российским коллегой Владимиром Путиным состоится сегодня.

Как подчеркивают в пресс-службе Кремля, это первая зарубежная поездка президента Армении после состоявшихся в республике 18 февраля президентских выборов. Саркисяна и Путина ожидает весьма напряженная повестка дня. В ходе переговоров предполагается обсудить ключевые вопросы дальнейшего развития многопланового политического, торгово-экономического и гуманитарного взаимодействия, а также тематику развития интеграционных процессов на пространстве СНГ. Как отмечают многие эксперты, весьма вероятно, что в ходе этих переговоров будет затронут вопрос цены на газ для Армении, который в Ереване уже давно остается темой весьма напряженных политических дискуссий и пересудов - притом что ясности по поводу цены как таковой нет. Зато есть абсолютно четкое понимание, что армянская экономика не выдерживает даже нынешних тарифов, а Россия явно рассчитывает поднять цены на газ.

Тема военного сотрудничества в «предварительной» повестке дня переговоров никоим образом не обозначена - если, конечно, эти вопросы не замаскированы под расплывчатой формулировкой о «многоплановом политическом сотрудничестве». Однако многие эксперты в Азербайджане уверены: в ходе своих переговоров в Москве Серж Саркисян вновь попытается получить от России гарантии безопасности для Ходжалинского аэропорта.

Вряд ли имеет смысл в который уже раз напоминать, что с самого начала эта идея представляла собой циничную и весьма опасную провокацию. В самом деле, как уже не раз говорилось, логистического, а тем более экономического смысла открытие этого аэропорта не имеет. Карабахским крестьянам не до полетов по маршруту Ереван-Ханкенди: маршрутные такси довезут дешевле и, если учесть время ожидания в аэропорту, регистрацию, оформление багажа и его получения в Ереване, то даже быстрее, чем самолет. Туризм, в особенности международный, Карабаху до урегулирования конфликта явно не «светит». В то же время в Баку не раз четко обозначили свою позицию: суверенитет воздушного пространства никто не отменял, Чикагскую конвенцию - тем более, и ни о какой эксплуатации аэропорта в Ханкенди без разрешения властей Азербайджана речи быть не может.

Показательно и другое. За последние недели и политики уровня председателя Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу, и сопредседатели Минской группы ОБСЕ, и даже посол РФ в Азербайджане уже дали понять, что ввод в эксплуатацию аэропорта в Нагорном Карабахе приведет к росту напряженности и не будет способствовать урегулированию конфликта. Более того, заручиться поддержкой Москвы в вопросе о вводе в строй аэропорта ереванские провокаторы уже пытались. Еще накануне выборов ереванские СМИ писали о гарантиях безопасности для аэропорта со стороны ОДКБ едва ли не как о свершившемся факте. Однако тогда получить эти самые гарантии в однозначном выражении от министра обороны России Сергея Шойгу Еревану не удалось. Более того, по данным ряда российских СМИ, Сергей Шойгу прямо посоветовал своим ереванским собеседникам не провоцировать ситуацию и не открывать аэропорт.

Но теперь, похоже, Серж Азатович вновь решил рискнуть. И дело не только, вернее, не столько в том, что «Голос России» еще накануне визита цитировал армянских политологов, рассуждающих о том, как крепки отношения Москвы и Еревана. Важно другое. Именно в ходе нынешнего визита, по мнению многих, Москва потребует от Сержа Азатовича определиться со вступлением Армении в Евразийский союз, что автоматически будет означать выход из Восточного партнерства и отказ от евроинтергации. В Армении, напомним, пока что не сказали ни «да», ни «нет».

При этом понятно другое. В то время как на фоне обострения отношений с Западом и т.д. Кремлю очень хочется объявить об очередной своей внешнеполитической победе, сей «любимый интеграционный проект» Кремля явно буксует. Идея вступления в Таможенный союз, судя по весьма скромным итогам переговоров Владимира Путина и Виктора Януковича в Твери, у Киева особого энтузиазма не вызвала. «Плавающая позиция» столь верного сателлита России, как Армения, на этом фоне явно ни к чему. Казалось бы, у Москвы, контролирующей в Армении и основные отрасли экономики, и инфраструктуру, есть предостаточно способов надавить на Ереван. Но Серж Азатович уверен: в ситуации, когда его соперник на недавних выборах Раффи Ованнисян собирает на Театральной площади Еревана шумные и весьма многочисленные митинги, Москва просто обязана поддержать действующего президента, поддержку которому она оказала еще накануне выборов.

Теоретически, конечно, форм такой поддержки может быть множество, от манипуляций с газовой заслонкой до кредитов. Но в Ереване, похоже, уверены: Москва скорее расплатится с Арменией за счет Азербайджана, чем за счет «Газпрома». Тем более что в нынешней ситуации Сержу Азатовичу нужен именно быстрый и громкий успех. Но на практике это означает, что Армения втягивает Россию в циничную и весьма опасную провокацию. И дело не только в том, что на фоне нестабильности на Северном Кавказе России явно не с руки создавать еще один прецедент поддержки сепаратизма. Куда важнее, что Москва рискует спровоцировать масштабный кризис в отношениях с Азербайджаном, причем здесь уже не получится свалить всю ответственность на другую сторону. Наконец не стоит недооценивать и того, насколько «взрывоопасной» окажется попытка открытия аэропорта. И здесь уже как минимум нелишне вспомнить, что вторжение США на остров Гренада в 1983 году тоже началось из-за строительства аэропорта. Напомним: история кризиса в этом крошечном островном государстве началась с государственного переворота 13 марта 1979 года, в результате которого правительство Эрика Гейри было свергнуто, а к власти пришло движение New Jewel Movement во главе с Морисом Бишопом. Новое руководство страны взяло курс на активное сотрудничество с Кубой и СССР. Новые союзники тут же взялись за перевооружение гренадской армии, которая очень скоро превратилась в наиболее боеспособные вооруженные силы в восточной части Карибского моря, превосходя по численности армии всех соседних государств Малых Антильских островов вместе взятые. За четыре года Гренада заключила с СССР три соглашения о военных поставках, первое из которых оценивалось в сумму 58 млн. долларов. Вооружение закупалось и в ряде других стран, в том числе в Северной Корее.

Но наибольшую тревогу американские официальные лица проявляли в связи со строительством на Гренаде нового международного аэропорта в Пойнт-Салинас с взлетной полосой в 2700 метров, постройка которого должна была быть завершена к началу 1984 года. 17 марта 1983 года замминистра обороны США Ф. Икле продемонстрировал фотоснимки строящегося аэродрома, сделанные американским самолетом-шпионом на заседании сенатской комиссии по делам западного полушария, после чего сообщил, что на острове идет сооружение «кубинской военной базы». Эта полоса могла быть использована стратегическими бомбардировщиками в качестве «аэродрома подскока», и такие опасения трудно назвать совсем уж беспочвенными.

Так или иначе, тогдашний президент США Рональд Рейган объявил бойкот Гренаде, вблизи острова начались учения американских ВМС. Морис Бишоп сделал выводы. И если в марте 1983 года Гренада в ответ на учения приводила в боевую готовность собственную армию, то в июле глава островного государства прилетел в Вашингтон и встретился с Уильямом Кларком, помощником президента по национальной безопасности. Морис Бишоп успешно прозондировал возможности улучшений с США, пообещал пересмотреть свои связи с Кубой...но его прагматичная позиция не понравилась «левой группировке» в армии. 13 октября сторонники премьер-министра Бернарда Корда совершили переворот, Морис Бишоп был арестован. Сначала с помощью «народной волны» его удалось освободить, но охрана открыла огонь, убив десятки мирных жителей. Бишоп сдался во избежание дальнейшего кровопролития и был расстрелян. На острове был установлен жесточайший военный режим, фактически на положении заложников оказались более 600 американских студентов. Именно их освобождение стало официальным поводом для военного вторжения со стороны США. Конец войны, спровоцированной строительством взлетной полосы, был предсказуем: левая хунта пала, с советско-кубинским присутствием на острове было покончено. А аэропорт действительно стал функционировать как гражданский. И самое главное, в разгар боев ни СССР, ни Куба не оказали Гренаде военной поддержки против США. Так что войны из-за аэропортов в истории уже начинались. И заканчивались совсем не так, как о том мечталось авторам планов по созданию новых военных баз.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.