Все не выходящая из кризиса…
 
Выходящая из кризиса мировая экономика со второй половины прошлого года вновь стала проявлять симптомы замедления. Это, видимо, объясняется следующим.
 
Посткризисное восстановление было связано с мощными денежными вливаниями в финансовые рынки на Западе, в Китае же — в стимулирование потребления и в развитие инфраструктуры. Это помогало поддерживать уровень спроса в мировой экономике в 2010–2011 годах. А стимулирование экономики в западных странах сопровождалось ростом государственных долгов. На фоне перспектив суверенных дефолтов Европа перешла к режиму жесткой бюджетной экономии. Это ведет к сокращению спроса в Европе, в том числе и на китайский экспорт, для которого европейский рынок является самым важным. В итоге если ранее рост китайской экономики способствовал восстановлению мирового роста, то сейчас он здесь стал существенно замедляться. А замедление роста Китая ведет к снижению темпов роста как сырьевых экономик, так и тесно связанных с китайским рынком других промышленных экономик азиатских стран.
 
В несколько более лучшем состоянии находятся США. Однако и здесь темпы роста недостаточны для сокращения безработицы, и дальнейшее ухудшение положения дел в других экономиках может привести к повторению рецессии. То есть надо полагать, что мировой спрос сам по себе все еще недостаточен для стабильного восстановительного роста мировой экономики.
 
К началу осени тенденции замедления мировой экономики значительно прогрессировали. Прогнозы по росту мировой экономики в текущем и будущем годах последовательно снижаются. Так, ОЭСР понизила прогноз по росту ВВП стран G7 на фоне распространения бюджетно-долгового кризиса еврозоны, а также указала, что рост крупнейших развивающихся экономик, в частности России, Китая и Индии, продолжит замедляться в ближайшие кварталы. Международное рейтинговое агентство Moody's Investors Service понизило прогнозные оценки экономического роста стран «большой двадцатки» на 2012–2013 годы. Агентство Fitch Ratings понизило прогноз по росту ВВП Китая по итогам текущего года до 7,8%. Ранее агентство прогнозировало рост ВВП на 8%. Также Fitch понизило прогноз по росту ВВП Индии до 6% (с 6,5). Кроме того аналитики Morgan Stanley ухудшили прогнозы роста мирового ВВП на 2012–2013 годы на 0,1% из-за обострения китайско-японских отношений. А ВТО сократила прогноз роста мировой торговли в 2012 году до 2,5% из-за ситуации в Европе.
 
На этом фоне начинаются секторальные проблемы, в первую очередь, в сырьевых отраслях. Уже значительные затруднения испытывают горно-рудный сектор и металлургическая отрасль. На рынке хлопка дела обстоят также далеко не благоприятно. Противоречивые сигналы приходят с рынка энергоресурсов. Однако многочисленные прогнозы по значительному снижению цен на нефть, как правило, не исполняются, что, очевидно, связано с геополитическими факторами — нагнетанием напряженности на Ближнем Востоке.
 
Неожиданно вновь обретает весомое значение фактор продовольствия. Из-за жаркой погоды в сельскохозяйственных регионах цены на продовольствие растут. В США именно с засухой уже связывается спад темпов роста. Этот фактор, как и в 2007–2008 годах, также может повлиять на экономическое восстановление. Рост расходов населения на продовольствие может привести, как и в 2007–2008 годах, к снижению покупок промышленных товаров и затруднениям в выплате процентов по кредитам.
 
Кто больше простимулирует
 
В целом в течение текущего года тенденции в мировой экономике вели не к восстановлению, а к возможности повторения глобального экономического кризиса, который бы более негативно, нежели предыдущий, сказался на развивающихся экономиках Азии, в том числе и на экономике Узбекистана. Видимо, именно ввиду этой угрозы ведущие экономики мира одна за другой объявили о новых программах стимулирования экономического роста.
 
После долгих раздумий в ответ на многочисленные пожелания и призывы инвесторов 13 сентября ФРС объявила о третьем этапе количественного смягчения экономики США: Центробанк будет скупать ипотечные облигации на 40 млрд. долл. ежемесячно. Ограничений по объему программы, в отличие от предыдущих стадий стимулирования экономики, не будет. Эксперты отмечают, что с учетом «Операции «Твист» (замена краткосрочных облигаций на более долгосрочные), которую ФРС ранее продлила до конца года, в американскую экономику до января 2013 года будут поступать по 85 млрд. долл. в месяц. ФРС также решила сохранить ставку рефинансирования на текущем уровне 0–0,25% вплоть до середины 2015 года.
 
После длительных дебатов, идущих чуть ли не с прошлого года, ЕЦБ в начале сентября также объявил о запуске программы скупки госдолга проблемных стран — Outright Monetary Transactions. Эта программа призвана сократить стоимость заимствований для проблемных стран Европы, столкнувшейся с резким ростом доходности долговых обязательств. ЕЦБ будет скупать среднесрочные облигации (1–3 года) лишь на вторичном рынке, так как ему запрещено поддерживать правительства напрямую. Интервенции не будут ограничены ни по объему, ни по срокам. Но для принятия помощи страна должна уже получать (или обратиться за помощью стабфондов) EFSF/ESM, которая предоставляется на жестких условиях. Если страна не будет выполнять обязательства по сокращению госрасходов, ЕЦБ ее не будет поддерживать.
 
Китайские власти обошлись без длительных публичных дебатов и также в начале сентября обнародовали план дополнительных расходов в развитие инфраструктуры — 10 трлн. юаней (1,6 трлн. долл.). Национальная комиссия по развитию и реформам утвердила программу инвестиций в инфраструктурные проекты общей стоимостью 1 трлн. юаней (158 млрд. долл.), что составляет около 2% ВВП. В программу входят 55 инфраструктурных проектов, включая 25 по расширению сети железных дорог, строительству 13 автобанов, модернизации 7 портов и 10 мусороперерабатывающих производств. Для обеспечения финансирования программы были облегчены условия получения кредитов под капитальные инвестиции в крупнейших китайских госбанках. Программа рассчитана на пять лет, а экономический эффект от принятых мер, по оценке экспертов инвестбанка Nomura, станет заметным уже в четвертом квартале этого года.
 
Бразилия о своих планах объявила еще в августе. Здесь подготовлена программа по стимулированию экономики, объем которой оценивается в 65,5 млрд. долларов. Однако, в отличие от других случаев, речь идет не о дополнительных вливаниях, а о масштабной приватизации автомобильных и железных дорог общей протяженностью 11 тыс. км. Власти Бразилии рассчитывают, что передача транспортной системы в концессионное управление принесет госбюджету свыше 60 млрд. долларов. Вслед за дорогами государство собирается предложить частным инвесторам вложиться и в другие объекты инфраструктуры. В числе объявленных мер также проведение пенсионной реформы. Предполагается ввести минимальный возраст выхода на пенсию в 65 лет для мужчин и в 60 лет для женщин.
 
Вероятно, именно действия других игроков, в частности ФРС, укрепляющие курс иены и снижающие тем самым конкурентоспособность японского экспорта, вынудили предпринять соответствующие меры и в Японии. Во второй половине сентября Банк увеличил программу приобретения активов и кредитования на 10 трлн. иен (127 млрд. долл.) до 80 трлн. иен с целью направить дополнительные средства на покупку гособлигаций и дисконтированных казначейских векселей. Кроме этого, срок действия программы был продлен на полгода — до декабря 2013-го. После сообщения центробанка курс иены упал до месячного минимума по отношению к доллару.
 
В России экономика традиционно стимулируется путем реализации государственных программ. Также вышедшим в сентябре докладом Минэкономразвития предусматривается в ближайшие три года реализовать 48 крупных инфраструктурных проектов стоимостью 9,6 трлн. рублей. Потребность всех проектов в заемном финансировании — 2,2 трлн. рублей. Эти средства предполагается привлечь через механизм проектных облигаций за счет пенсионных накоплений, средств ВЭБа, Агентства по страхованию вкладов и других — всего на 3,7 трлн. рублей. Среди проектов, которые предполагается поддерживать таким образом, — строительство морского порта по перевалке сжиженного природного газа на Ямале, строительство Центральной кольцевой автодороги, расширение инфраструктуры московских аэропортов, проекты РЖД.
 
Тревожные опасения
 
В принципе, в преддверии угрозы скатывания мировой экономики в новую волну кризиса теоретически столь дружную активность властей ведущих стран по стимулированию своих экономик можно было бы только поприветствовать: все полны решимости не допустить повторения кризиса. Однако практически все это вызывает больше опасение, нежели надежду.
 
Многие эксперты сомневаются в эффективности заявленных мер для улучшения положения дел даже в самих экономиках применения этих самых мер.
 
Глава Федерального резервного банка (ФРБ) Ричмонд Джеффри Лэкер считает, что решение ФРС США о начале новой программы выкупа облигаций с открытого рынка в неограниченном объеме может спровоцировать резкий скачок инфляции в стране. Он также считает ошибочным решение выкупать именно ипотечные бумаги с целью поддержать рынок жилья и потребительские расходы, так как поддержка конкретного сектора экономики может быть неэффективна.
 
Решение ЕЦБ покупать гособлигации проблемных стран зоны евро считает ошибочным председатель совета директоров швейцарского UBS и бывший глава «Бундесбанка» Аксель Вебер. По его мнению, «политика низкой процентной ставки и разбухание баланса ЕЦБ могут привести к новым волнениям на финансовых рынках». На его взгляд, это не решение кризиса евро, а возможная причина возникновения новых проблем.
 
В отношении китайского плана поддержки инфраструктуры также существуют большие сомнения. Аналитики Standard & Poor's не рекомендовали китайскому правительству «злоупотреблять» повышением госрасходов и инвестициями в инфраструктурные проекты, так как это дополнительно увеличит долговую нагрузку, а вот эффект может быть незначительным. Управляющий директор Dragonomics Артур Кребер отмечает, что госинвестиции уже обеспечивают около 50% роста ВВП Китая, а это беспрецедентный для крупных экономик уровень «Лимит капиталоемкости инфраструктуры уже почти исчерпан» и китайские власти уже не могут столь активно использовать этот механизм, как раньше, иначе рискуют спровоцировать масштабный кризис.
 
Воздействие же предпринимаемых национальными правительствами мер, в первую очередь американскими, на развитие ситуации в мировой экономике вызывает уже серьезную тревогу, главным образом, в промышленных развивающихся экономиках. Так, министр финансов Бразилии Гвидо Мантега выразил озабоченность тем, что новый раунд монетарного стимулирования в США приведет к снижению курса доллара по отношению к другим валютам. А это ударит по экспортной конкурентоспособности развивающихся стран, в том числе Бразилии. Кроме того, по его мнению, девальвация американской валюты снижает стоимость бразильских долларовых резервов.
 
Как писал russian.china.org.cn, «QE3 поднимает экономику США, но наносит ущерб мировой экономике, особенно китайской. Китай является второй в мире страной по объему внешней торговли, он зависит от импорта массовых сырьевых товаров. В случае девальвации долларов и подорожания сырьевых товаров Китаю предстоит огромное давление из-за импортированной инфляции. Всех волнует и то, что США выдвинули QE3 без установки срока окончания меры, что раньше редко происходило».
 
Наиболее распространенные опасения, связанные с последними вливаниями в мировую экономику, достаточно емко резюмирует обозреватель американского журнала Research Алексей Байер. «Постоянные вливания новых денег снизили проценты по вкладам до нуля. Ценные бумаги казначейства США, так называемые Т-bonds, платят тоже всего лишь десятые доли процента. Все эти процессы снижают желание сберегать. Выпускаемая денежная масса постепенно накапливается, на манер снежной лавины. Поскольку ситуация совершенно беспрецедентная в истории экономики, никто не знает, как и когда она сорвется. В какой-то момент это неизбежно произойдет».
 
Чем все это кончится?
 
Вместе с тем, проводимая политика в США и Европе пока не вызвала здесь роста инфляции, так как дополнительные деньги оборачиваются дешевыми кредитами для инвесторов, которые устремляются с ними на развивающиеся рынки. Приток денег из-за рубежа ведет к укреплению местных валют. За неделю после сообщения о решении ФРС США мексиканский песо прибавил 2,7%, польский злотый — 4,3%, корейская вона — 1,6%. Так как это снижает конкурентоспособность их экспорта, правительства данных стран принимают меры по ослаблению своих валют. Так, Бразилия для этого применила так называемые обратные долларовые свопы, денежные власти Перу провели интервенцию на валютном рынке, а ЦБ Турции понизил процентные ставки сильнее, чем ожидали аналитики.
 
То есть можно полагать, что удешевление доллара и евро как резервных валют может спровоцировать в мировом масштабе нечто типа «гонки девальваций», когда каждая страна будет принимать меры по снижению стоимости своей валюты. А это может привести к спаду покупательной стоимости денег относительно реальных товаров и услуг. Впрочем, этот процесс и так наблюдается в вялотекущем режиме. По данным журнала Economist, с 2005 года индекс ресурсов вырос в 2 раза, индекс пищевых ресурсов — в 2,5 раза, а индекс индустриальных — в 50 раз. В 2005-м нефть стоила примерно 40 долл. за баррель. Сегодня она стоит примерно в 2,5 раза дороже. Стоимость золота за это время выросла в 4,5 раза. И новые денежные вливания по всему миру могут этот процесс значительно ускорить, вызвав всплеск глобальной инфляции.
 
Однако в таком исходе тоже может быть свой резон. В принципе, подобный вариант развития событий может быть частью решения проблемы высокого уровня долговых обязательств в мире, которая являлась одной из основных причин начала мирового экономического кризиса в 2008 году. Однако антикризисные практики спасения финансового сектора за счет новых государственных заимствований до сих пор не позволяли решить эту проблему. Уже сейчас потенциал экономического роста многих стран сдерживается необходимостью обслуживания долговых обязательств. Снижение покупательной способности денег будет вести к обесцениванию долгов, облегчая тем самым выплату долгов для государств с высоким уровнем госдолга, но значительно осложняя при этом положение кредиторов, накопленные резервы которых будут обесцениваться. В числе выигравших от этого процесса могут оказаться США и другие развитые страны с высоким уровнем государственных долгов, в числе проигравших — Китай и другие развивающиеся государства с большими долларовыми резервами.
 
Вместе с тем, слабеющие доллар и евро будут способствовать росту конкурентоспособности промышленной экономики этих стран, в ущерб промышленным развивающимся экономикам типа китайской и бразильской, откуда может усилиться процесс вывода производства либо назад в развивающиеся, либо в более бедные страны. Эта группа государств может оказаться в числе наиболее пострадавших. В то же время снижение курса доллара будет вести к росту цен на энергоносители и золото, торгуемые за эту валюту, что делает перспективы добывающих экономик более благоприятными. Усилившаяся конкуренция между промышленными секторами различных групп стран может при этом вести к спаду цен на промышленную продукцию, снижая здесь уровень добавленной стоимости относительно других секторов. Однако падающий доллар в то же время будет укреплять валюты ресурсодобывающих стран, снижая конкурентоспособность их несырьевых секторов и тем самым препятствуя диверсификации экономик.
 
В принципе, массированное вмешательство практически всех ведущих государств в протекающие рыночные процессы, каждым из них исходя из своих целей в условиях своей конкретной ситуации, вряд ли будет способствовать снижению дисбалансов в мировой экономике, скорее — к их усилению, изменению нынешней определенной сбалансированности. (Хотя уже высказываются мнения, что эти действия могли быть согласованными.) И это может весьма негативно сказаться на стабильности рынков, в первую очередь рынка валют. Рост их курсовой разницы, скорее всего, вызовет новую волну спекулятивной активности. Благо у корпораций и банков накоплено значительное количество свободных средств, сохранению и приумножению которых в условиях инфляционных рисков будут больше способствовать краткосрочные рискованные операции, нежели долговременные вложения, обесценивающиеся с ростом инфляции.
 
Но спекулятивная активность вряд ли будет ограничиваться только валютными операциями, скорее всего, также распространится на рынки золота, продовольствия и сырьевых ресурсов. Это представляет еще более серьезную опасность — за годы борьбы с кризисом, несмотря на многочисленные призывы и обещания, регуляторы так и не смогли обеспечить надежное регулирование рынков. После того, как выяснилось, что причиной ценового рекорда нефти в 147 долл. за баррель в июле 2008 года были манипуляции крупнейших инвестбанков, G20 в марте 2011-го поставила задачу сузить возможности для искажения цен. Однако в конце сентября прошло сообщение, что Международная организация комиссий по ценным бумагам после переговоров с ОПЕК, МЭА и ведущими корпорациями отказалась от ужесточения регулирования физического рынка нефти и реформы ценообразования. Видимо, не без влияния основных игроков она пришла к выводу: «увеличение регулирования может быть контрпродуктивным».
 
Впрочем, подобное положение дел характерно не только для рынков энергоресурсов. 25 сентября Международный валютный фонд опубликовал «Доклад о международной финансовой стабильности», грустно констатирующий, что «международная финансовая система продолжает быть малоэффективной и запутанной: значительная доля операций осуществляется крупными финансовыми организациями, появляются все более сложные финансовые продукты». То есть, несмотря на годы усилий, создать более надежную и действенную архитектуру глобального финансового регулирования так и не удалось.
 
Так что принятый правительствами ряд мер, направленных на недопущение скатывания мировой экономики в новую рецессию, еще далеко не гарантирует неповторения этой самой рецессии. Но при этом провоцирует массу новых рисков, которые могут привести к весьма негативным последствиям для различных стран и секторов. Однако главная интрига остается прежней — рынки являются глобальными, а регулирование продолжает быть национальным. И пока сохраняется подобное положение вещей надежного противоядия от глобальных кризисов не предвидится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.