Сын первого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа – Цотне Гамсахурдиа, уже 6 месяцев, как покинул тюрьму при посредничестве Католикоса-Патриарха всея Грузии, после 3-хлетнего заключения.

Цотне Гамсахурдиа был задержан 27 октября 2009 года за незаконное ношение оружия и попытку убийства, и ему в общей сложности присудили тюремное заключение сроком 14 лет и 6 месяцев. Он отрицает предъявленные ему обвинения, и считает свой арест сведением счетов со стороны президента Грузии. Гамсахурдиа был признан политическим заключенным действующими в Грузии правозащитными организациями, и все обвинения в его адрес, обжалованы в Европейском суде. Цотне Гамсахурдиа уже обратился к независимым комиссиям и главному прокурору, с требованием повторного расследования.
 
 О том, как оценивает политическую  реальность в стране, развитие  процессов с точки зрения справедливости, отношения между правительством  Грузии с Европейской народной  партией, которые уже перешли в «эпистолярный жанр», и есть ли новые обстоятельства по его делу, Цотне Гамсахурдиа рассказал в беседе с Geotime.ge.

 Цотне Гамсахурдиа: Естественно, что я положительно оцениваю события в стране. Считаю, что многое изменилось к позитиву. Хотя бы возьмем пенитенциарную систему  или же действия, осуществленные с точки зрения защиты прав человека. Хотя бы что стоит того, что в стране больше нет тотальных слежек, тотального преследования, ощущения контроля. Упразднилась тотальная репрессивная машина, которую я называю постсоветским тоталитаризмом. Постсоветским тоталитаризмом потому, что подобные режимы были во многих странах Советского союза, и Михаил Саакашвили, несмотря на свое декларирование прозападного направления и западных ценности, был продолжателем этого курса.
 
- Как вы оцениваете текущие  процессы по восстановлению справедливости?
 - Что касается процесса восстановления  справедливости, то считают, что  этот процесс не идет так  хорошо, как требуется.
 
- В чем основная проблема этого?
 - По моему предположению, недостаток  компетенции, кадровый дефицит, а  так же четко выраженная политическая  воля, которая, предположительно, пока  не существует. Как видно необходима  более четкое и ярко выраженная  политическая воля, так как я  считаю, что бессмысленно идти на какой-то компромисс с  «Национальным движением». Они просто не понимаю язык диалога. Уже хорошо видно, что они любой консенсус воспринимают как слабость.
 
- Не думаете ли вы, что в  стране двоевластие, что мешает  стране двигаться вперед?
- Возможно, это даже номинальное  положение, но не могу сказать, что это мешает продвижению  страны. То что разные ветви  власти контролируют разные политически  силы не является негативным  явлением.

Не обязательно, что бы как  «Национального движение» на подобии Лукашенко в Белоруссии, когда одна политическая сила контролирует местное самоуправление, суд, парламент, исполнительные власти, и в конечном итоге весь политический спектр, включая гражданский сектора, не было ресурса для оппонирования. Вы помните, что Нацдвижение узурпировало все экономические и социальные рычаги, и фактический не было материального, технического, интеллектуального или человеческого ресурса для оказания сопротивления.

Номинально есть ощущение двоевластия, хотя бы потому, что сегодня назначенные Михаилом Саакашвили кадры, контролируют суд, органы самоуправления, сам Михаил Саакашвили никуда не ушел, и можно сказать, что во многих министерствах многие государственные деятели, остаются на своих местах. Естественно, что это не плохо. Да, в стране должно настать время, когда эти деятели, не назначаются по политическим признакам, и не увольняются с работы после смены каждой политической команды, но их необходимо жестко отбирать. Критерии выбора кадров со стороны «Национального движения» вовсе не были связаны с профессионализмом и компетенцией. И второе, необходимо расследовать их деятельность. Да, сменилась команда высшего правления, но в среднем звене необходимо расследовать деятельность тех, кто правил и кто совершил конкретные преступления.
 
- Как вы считает, как развивается  процесс коабитации (сосуществования различных партий – прим. ред), декларированный  в стране?
- Несмотря на то, что этот  термин вызвал негативное отношение  в обществе, соссуществования не означает  ничего плохого. Это абсолютно  нормальный процесс, мирное сосуществование двух политических сил, которые контролируют разные ветви власти, и которые пришли к власти демократическим путем, хотя у нас здесь иная реальность.

Во-первых, нет проблемы в мирном политическом сосуществовании, и Бидзина Иванишвили неоднократно говорил об этом. Здесь дело не в политическом сосуществовании, тут речь идет об уголовной ответственности. Мы не должны смешивать политику и уголовную ответственность. То, что ты был в политике, автоматически не освобождает тебя от ответственности. Более того, в большой политике необходимо больше усилий и больше осторожности, с тем, чтобы у политика не было искушения совершить преступление.
 
Вспомним историю Жака Ширака. Он ответил спустя 15 лет, потому что трудоустроил несколько десятков однопартийцев. А сегодня, представители высших эшелонов «Национального движения» выступают и говорят  - ну и что, мы эти деньги понесли не домой, мы дали их друзьям. Хорошо, да?
 
- Возможна ли коабитация  в таких условиях?
 - Естественно возможна  и так и должно быть. В нашей стране надо заканчивать со стрельбой в друг друга, или попытками сжечь на костре, но мы не должны мешать политическое сосуществование с закрытием глаз на уголовное преступление.

Михаил Саакашвили говорит именно это, и предлагает это. Но, с другой стороны, подразумевается один момент, Саакашвили сказал такую фразу:  потребуйте ответ у нас, , у высших эшелонов, и дайте амнистию деятелем среднего и низшего ранга.

Слышится вопрос, о какой амнистии он говорит, если они не совершали преступлений и нечего прощать?! Амнистия может иметь место только после того, как вынесен законный приговор. Пока не вынесен приговор, ты даже не намерен идти в суд, и требуешь амнистию? Это будет не амнистия, а индульгенция. Индульгенция за то, что они сделали со страной на протяжении лет. Когда они говорят – потребуйте ответа у нас, это объясняется не храбростью националов, а тем, что из-за внутренних и внешних политических обстоятельств у них больше иммунитета, чем у государственных деятелей среднего и низшего ранга., которые и сегодня работают в разных министерствах,  и они направили им месидж – я не забыл о вас, я думаю о вас.

Расскажу один пример: когда я находился в глданской тюрьме в 2010 году, несмотря на происходящие там вопиющие факты, я помню состояние тамошних сотрудников. Они понимали, что в ближайшее время заканчивается срок правления Саакашвили, и я тоже систематически говори им: хорошо, может кто-то и получит иммунитет, кто-то сбежит, но вы, рядовые, куда вы денетесь, куда вы убежите? У них не было ответа.

В 2011 году, Михаил Саакашвили заявил, что он, в той или иной форме намерен сохранить власть. Это не был открытым вербальным месиджем, но все хорошо видели, что планирует Саакашвили. По его планам, от перестановки слагаемых – сумма не меняется.  Да, это было сказано, а у палачей, как будто открылось второе дыхание, и они с новым энтузиазмом, силой и самоуверенностью продолжили пытки людей.

Высшее политическое руководство, в большой степени определяет сознание людей. Многие прислушиваются к месиджам направленным сверху, и Саакашвили и его команда находятся в процессе отправки этих месиджей.

Факт, что в управлении страны, две политические силы участвуют номинально, но баланс иной. Нацдвижение сегодня остается у власти благодаря фальсификации, террору, поддержке некоторых неоправданных иностранцев, и благодаря тем рычагам, которыми Михаил Саакашвили и его стая, застилали глаза цивилизованному миру. Сейчас пришла новая политическая сила с реальными сторонниками и реальными голосами. Следовательно, номинальная картина абсолютно не пропорциональна, и фактичная. Поверьте, что сегодня, «Национальное движение» поддерживает только одна четверть из тех сфальсифицированных 40%.
 
- Что касается новых властей  и писем »Европейской народной  партии», то считаете ли вы, что  нужны были ответы на ответные  письма?
 - Думаю, что одноразовый ответ, не был плохим ходом, как на  внутренней, так и на внешней  политической арене, с тем, чтобы показать очевидность своих позиций и аргументы  своему населению и иностранцам. Но уже ответы на ответы, и какая-то продолжительная эпистолярная переписка, была менее целесообразной и лишена основания.
 
В Европарламенте приблизительно 745 членов. А эти 23 депутата были из стран бывшего Варшавского блока. В целом, чтобы защитить страны Восточной Европы и их «презумпцию невиновности», скажу, что у них были близкие и прочные связи с Михаилом Саакашвили. Они использовали его и для своих целей, и не исключаю, что у них была какая-то политическая, или другая выгода от него. Их позиция – это не позиция Европарламента.

Думаю, что наши власти придали этому преувеличенное значение. Но думаю, что было неплохо ответить один раз, чтобы показать они ощущают ответственность и обязанность отчитываться.
 
- Вы отметили, что рейтинг »Национального  движения» низок по сравнению  с »Грузинской мечтой». Не думаете  ли вы, что действия властей  должны быть  более ясными, быстрыми  и конкретными?
- Да, и в первую очередь, это связано с вопросом восстановления справедливости. Процесс восстановления справедливости не идет так, как должен идти. В последнее время мы слышим ответы в стиле Адеишвили – что идите следствие, или же заявления, поступившие в прокуратуру вовсе остаются без ответа. Во всяком случае, сегодня так. Законодательная база пока что не изменилась, и насколько мне известно, нет конкретно определенных сроков, в которые должно быть расследовано то или иное преступление, и в какие сроки должно быть реагирование. Можно обсудить и другие детали, но я воздержусь. Я буду наблюдать за развитием процессов, и только потом буду говорить о них, в том числе и о моем личном деле.

Очень хорошим примером восстановления справедливости была ЮАР. После установления в ЮАР правления Нельсона Манделлы, произошло вот что: во первых, у восстановления справедливости есть две стороны. Первая – реабилитация несправедливо репрессированных, и второе – наказание виновных. Частичной справедливости не существует. Справедливость или есть, или ее нет. В ЮАР произошла реабилитация репрессированных после Апартеиды, восстановление равновесия, упорядочивание имущественных тяжб, и были разработаны механизмы наказания виновных. Кто-то говорит, что Грузия маленькая, и мы уже в который раз должны все закончить, а если мы тысячам проходимцам укажем их место, это вызовет гражданское противостояние. Если восстановление справедливости, установление верховенства закона означает гражданское противостояние, то я говорю им, то пусть лучше оно будет вызвано, чем жить в таком затхлом обществе, которое откажется наказать виновных проходимцев, которые на протяжении лет действовали от имени государства. В ЮАР, конкретным пострадавшим, конкретным жертвам была представлена возможность на помилование. После расследования по делам, кроме особо тяжких категорий, жертвам была представлена прерогатива помиловать палачей. Если сегодня в Грузии кто-то кого-то простит, то пусть поможет им Бог. Но никто не имеет право кого-то извинить вместо меня.
 
- По вашему делу вы собирались  обратиться к независимым комиссиям. Обратились ли вы к ним и к прокуратуре по новому расследованию вашего дела?
- Я обратился к прокуратуре, другим органам, и ожидают их  ответа. Я пока не продолжу  разговор по этому делу, но  я обязательно ознакомлю обществу с развитием событий.
 
Есть новые обстоятельства, и я лично намерен обратиться к господину Бидзине Иванишвили. Как я вижу в прокуратуре дела не так хорошо, как должно быть.
 
- Хочу спросить вас  о специальной комиссии при  парламенте по расследованию  сомнительных обстоятельств гибели Звиада Гамсахурдиа. Какое заключение сделала эта комиссия, что стало известно вам?
- Мне известно то, что  известно обществу. Эта комиссия  собрала определенный фактический  материал, но она не смогла  реально работать и за этим  не последовало никакого  реагирования. Некий представитель комиссии (вы догадываетесь, кого я имею ввиду), все же не выразил большого протеста после того, как с дипломатической миссией отправился за рубеж.
 
- Не собираетесь ли  вы обратиться к прокуратуре по этому делу?
- Я планирую много, но  пока не хочу форсировать события. Не хочу предавать большое  значение тому негативу, который  я вижу сегодня, нежели он заслуживает  реально. Надеюсь, что многое изменится  в разумные сроки. Считаю, что  сегодня происходит намного больше хорошего, чем плохого, и вероятно так и продолжится. Хотя я не собираюсь ни на что закрывать глаза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.