Председатель Временной парламентской комиссии по восстановлению территориальной целостности, Георгий Вольский, опубликовал письмо бывшего посла Грузии в США, Василия Сихарулидзе, в котором описывались детали встречи с Мэтью Брайзой 1 июня 2006 года (тогда он был заместителем помощника госсекретаря по европейским и евразийским делам).

«Брайза заявил, что группа друзей призывает парламент Грузии не принимать 15 июня эмоциональной и конфронтационной резолюции о миротворческих силах России в Абхазии. В таком случае, ни США, ни группа друзей и ни ООН Грузию не поддержат. Это повредит не только перспективе урегулирования абхазского конфликта, но и окажет отрицательное влияние на решение европейских стран о подключении Грузии к интенсивному диалогу с НАТО. Мэтью Брайза посоветовал обойти в резолюции вопрос о российских миротворческих силах, и заострить внимание на необходимости разместить в Гальском райне, под эгидой ООН, значительный контингент международных полицейских сил. По словам Мэтью Брайзы, Грузия должна дать шанс группе друзей оказать политическое давление на Россию посредством ООН»,- писал Сихарулидзе тогдашнему министру иностранных дел, Геле Бежуашвили. Интересно, какой цели служит обнародование этого письма?

Марш к пропасти

На первый взгляд, в этом письме нет ничего криминального; правда, тогда руководство Саакашвили к совету не прислушалось, однако поскольку дело касается не такого драматичного решения, как начало войны, а лишь парламентской резолюции, то некоторые могут счесть это послание малозначимым. Однако если рассматривать его вкупе с другими событиями 2006 года, то, предположительно, можно прийти к заключению, что это довольно серьезный эпизод (и период), некий перекресток на дороге, ведущей к августовской катастрофе.

Читайте также: Грузия приготовила сюрприз для Абхазии и Южной Осетии

Анализ хронологии событий 2006 года может вызвать, примерно, такое чувство, какое возникает у многих читателей замечательного произведения Барбары Такман «Пушки августа» (между прочим, одна из любимых книг президента Кеннеди), и заставить задуматься о том, когда война стала неизбежной. Некоторые читатели Такман полагают, что недопущение Первой Мировой войны было возможно даже после того, как в Сараеве был убит эрцгерцог Франц Фердинанд; другие же, наоборот, весьма фаталистически полагают, что война стала неизбежной еще за годы, если не десятки лет до этого. И те, и другие читают эту книгу, и увлеченно наблюдают, как перед ними разворачивается роковая причинно-следственная цепочка.

Что же касается российско-грузинской войны и рассматриваемого вопроса, сегодня хорошо видно, что в 2006-м был сделан не один шаг к пропасти, впрочем, ясно и то, что все еще можно было остановиться.

Если судить по официальным заявлениям 2006 года, может создаться впечатление, что точки зрения Вашингтона и Тбилиси по поводу стратегии и темпов разрешения конфликтов неотвратимо отдаляются друг от друга. Игнорирование совета Мэтью Брайзы в связи с парламентской резолюцией, не было уникальным случаем. 9 февраля того же года посол США в ОБСЕ, Джули Финли, призвала грузинский Парламент «с осторожностью отнестись к решению вопроса об эффективности смешанных миротворческих сил... Просьба о выводе миротворческих войск, без их последующей замены, может вызвать дестабилизацию».

Пограничная застава на абхазско-грузинской границе


А 15 февраля наш парламент  принял постановление, которым поручил правительству «начать процедуры... с целью пересмотра сочинского соглашения от 24 января 1992 года, а также замены миротворческих сил Российской Федерации, расположенных в бывшей Юго-Осетинской автономной области, эффективной международной операцией». Иностранные партнеры несколько нервно восприняли это постановление и усмотрели в нем угрозу дестабилизации. На следующий день, 16 февраля, министр иностранных дел Бельгии, Карл де Гюхт (в то время – действующий председатель ОБСЕ), призвал правительство Грузии «дать обдуманный ответ» на постановление Парламента и проявить сдержанность.

Также по теме: Саакашвили - Мы грузины, и должны оставаться ими, где бы мы ни были


В конце марта был запрещен ввоз грузинских вин в Россию. 20 апреля тогдашний министр обороны, Ираклий Окруашвили, сделал нашумевшее заявление о продаже в Россию «фекальных масс». В начале мая российский рынок закрылся и для грузинских минеральных вод.

11 мая парламент Грузии принял постановление об интеграции в НАТО; 26 мая в Тбилиси открылся «Музей оккупации». 1 июня, в непосредственной близости от грузинской границы, началось формирование двух российских горных бригад. В общем, в первой половине года напряженность в отношениях двух стран явно возросла, а психологический фон ухудшился.

13 июня, в Санкт-Петербурге, состоялась сложная и непродуктивная встреча Путина и Саакашвили, единственным позитивным результатом которой эксперты назвали восстановление личных контактов между двумя лидерами.

23 июня президент России заявил: «Мы продолжим выполнение миротворческих миссий, невзирая на явные провокации». 18 июля грузинский Парламент делает то, от чего, согласно письму Василия Сихарулидзе, Мэтью Брайза советует ему воздержаться, и своим постановлением дает правительству распоряжение «начать необходимые процедуры для скорейшего прекращения миротворческих операций в Абхазии и бывшей Юго-Осетинской автономной области и немедленного вывода вооруженных сил Российской Федерации с территории Грузии». После этого постановления темп эскалации возрастает. На следующий день лидеры сепаратистской Абхазии обращаются к мировому сообществу с просьбой признать независимость республики и «пресечь милитаристские планы правительства Грузии». А Михаил Саакашвили заявляет, что окончательное решения в связи с российскими миротворцами он примет после встречи с Владимиром Путиным, которая планировалась в рамках Саммита СНГ 21-22 июля. Москва от этой встречи отказывается.

22 июля, в Кодорском ущелье, Эмзар Квициани делает заявление о неповиновении; в последующие дни проводится операция, и в ущелье входят грузинские подразделения. Кремль требует их немедленного вывода.

Читайте также: Патриарх Грузии - Абхазия и Осетия, открытые раны Грузии

Западные партнеры пытаются заставить Саакашвили смягчить риторику. По словам специального представителя Евросоюза, Питера Семнеби, перед выступлением в ООН 22 сентября 2006 года, на Саакашвили было оказано международное давление, чтобы он прявил умеренность и не называл конкретных сроков вывода российских миротворцев. Сроки, и в самом деле, не были названы, однако в самом выступлении доминировала конфронтационная риторика.

27-го сентября Саакашвили открыл в Кодорском ущелье здание легитимного правительства Абхазии. В тот же день, в Тбилиси, были задержаны 4 российских офицера и 11 граждан Грузии, и начался известный «шпионский скандал».

3 октября Россия прервала воздушное, автомобильное, железнодорожное и морское сообщение с Грузией. Федеральная служба  миграции начала массовую проверку документов и депортацию грузин из России. Государственная Дума приняла постановление о введении санкций против Грузии. На пике напряженнности, 13 октября Совет безопасности ООН принял резолюцию о положении, создавшемся в Абхазии, в которой призвал грузинскую сторону не допускать нахождения в Кодорском ущелье сил, не предусмотренных мирным соглашением, «воздерживаться от воинственной риторики и провокационных действий, особенно в верхней части Кодорского ущелья». Совет также подтвердил «важную роль миротворческих сил в зоне грузино-абхазского конфликта», и продлил им мандат на год.

Принятию этой, желательной для Кремля резолюции предшествовали острые дебаты между представителями США и России. Консенсуса удалось достичь лишь в последний момент, после телефонного разговора Кондолизы Райс и Сергея Лаврова.

Одно из зданий в Цхинвали, пострадавшее от обстрелов


Также по теме: Что готовит Саакашвили Грузии

Прокуроры всех стран...

Ясно, что в 2006 году напряженность значительно возросла, что еще больше приблизило нас к войне. Вместе с тем, западные партнеры явственно (и в 2006-м это становится особенно очевидным) стараются сдержать Саакашвили (см. заявления Финли, Брайзы, Семнеби), а он их не слушает (или слушает лишь отчасти) и идет на углубление конфронтации. Здесь, естественно, может возникнуть вопрос: подстрекал ли его кто-либо на Западе, или он, попросту, был клиническим идиотом, который шел на противостояние с ядерной державой, не имея американских гарантий?

«Русские несколько раз проговорились, что Южная Осетия их не интересует, они проговорились»,- возбужденно доказывал Михаил Саакашвили студентам 4 декабря 2007 года. Трудно сказать, кто были те мифические русские, которые обманули Саакашвили как ребенка – существовали они реально, или были плодом его фантазии, однако факт: об американцах фигурант не говорил ничего подобного, хотя в то же время, многие бывшие высокопоставленные чиновники тверждают, что у правительства Саакашвили до последнего момента была надежда на действенную помощь американцев, и пока невозможно установить, основывалась ли эта вера на каких-то  конкретных обещаниях, или явилась порождением коллективного психоза.

Вообще, маловероятно, чтобы кто-нибудь, даже в неофициальном формате, сказал Саакашвили прямым текстом: «Входи в Цхинвали, о русских позаботимся мы». Но, в то же время, нельзя исключать, что были какие-то  двусмысленные фразы, которые Саакашвили интерпретировал «в свою пользу». Что двигало Саакашвили, когда он гнал страну к войне? Этот вопрос в недалеком будущем может стать весьма актуальным.

Читайте также: Старые вызовы нового правительства Грузии

Дело в том, что на второй день после обнародования письма Сихарулидзе, 30 марта, главный прокурор Арчил Кбилашвили, в эфире телекомпании «Маэстро» заявил: «Несколько дней назад у нас гостили представители офиса прокурора Гаагского суда, которые просили нас провести надлежащее следствие в связи с Августовской войной, и на нас лежит эта обязанность. До сих пор бывшие власти, так сказать, тянули резину, то есть расследование велось ради расследования, и за 4 года не было достигнуто никаких результатов. Перед нами был поставлен конкретный вопрос, в частности: намерено ли новое правительство Грузии должным образом оценить и изучить события августа 2008 года и ответить на вопрос: имели ли место военные преступления. Новое правительство и его председатель выразили политическую волю, что этот вопрос будет проработан объективно. Для этого мы должны создать следственную группу и приступить к  работе. Эта тема, на уровне предположения, не исключает допроса кого-либо, в т.ч. и президента».

В этой передаче Кбилашвили говорил о возможности допроса Саакашвили и в связи с другим эпизодом, хотя тема войны, в конечном итоге, может оказаться самой важной и резонансной.

Очевидно, что расследование событий 2008 года немыслимо без допроса Саакашвили, и не существует гарантии, что перепуганный и загнанный в угол, Саакашвили в какой-то момент не заговорит о том, что в 2008 году его сбили с пути истинного Джордж Буш, Дик Чейни и Кондолиза Райс; кто знает, в каком направлении поведет его странная логика и фирменное ментальное состояние. Невзирая на то, будет ли это правда или ложь, заявление такого рода вызовет большой скандал.

Также по теме: Саакашвили углядел угрозу для Грузии и Азербайджана


Муж отпущения

По сути, краткое содержание обнародованеного Вольским документа, с учетом сопутствующих событий, сводится к одной фразе: «Американцы советовали Саакашвили остановиться, но он их не послушался». Письмо Сихарулидзе публикуется в тот момент, когда главный прокурор говорит о возможности допроса Саакашвили в связи с войной, и объясняет это совершенно конкретной и объективной, независящей от него причиной (этот последний момент крайне важен) – требованием прокуратуры Гаагского международного уголовного суда. Многие (в т.ч. предполагаемые адресаты) могут воспринять это как четкое указание на то, что миротворческая роль американцев в период, предшествовавший войне, не будет поставлена под сомнение, и грузинское следствие не станет «копать» в этом направлении.

Вообще, обнародование новыми правителями документов бывшего руководства не считается хорошим тоном, в особенности, после того, как Лев Троцкий в ноябре-декабре 1917 года предал огласке секретные документы Министерства иностранных дел и устроил скандал, превосходящий по масштабам «ВикиЛикс». Особенно болезненным для зарубежных государств, в частности, Англии и Франции, стало обнародование секретного договора Сайкса-Пико, который регулировал вопросы послевоенного раздела Османской Империи. После этого подобное происходило очень редко, в гораздо меньших масштабах и, в основном, в странах «третьего мира».

Следует учесть и то, что одно дело - «утечка», предание документа гласности формально независимым лицом или изданием, и совсем другое, когда его обнародует представитель правящей силы. Такое, по идее, может произойти лишь в том случае, когда позиция руководства по поводу того или иного вопроса должна быть четко зафиксирована, но сделать это обычным способом и прямым текстом, исходя из деликатности вопроса, невозможно.

Пресс-конференция премьер-министра Грузии Бидзина Иванишвили


Даже в том случае, если мы не будем рассматривать шаг Вольского в одном контексте с заявлением Кбилашвили, с учетом этого и других событий последнего времени, мы, с большой вероятностью, вероятно, все же, придем к выводу, что:

Читайте также: У Грузии своя политика в отношении Абхазии и Южной Осетии


а) правительство, и в самом деле, собирается расследовать обстоятельства 2008 года;

б) оно не намерено в этом процессе причинить Дяде Сэму имиджевые или какие-либо другие, пусть даже незначительные неприятности. Видимо, имеется в виду, что в рамках любой официальной версии американцы предстанут как 100%-ные «голуби мира», романтичное простодушие которых обманул коварный Саакашвили.

Очевидно, что опираясь на эти предположения, нельзя утверждать, что две стороны достигли принципиальной договоренности за счет Саакашвили (и его будущего), и вообще, нецелесообразно называть «договоренностью» то, чего не говорят, не пишут, а только подразумевают в рамках молчаливого консенсуса.

Что касается Михаила Саакашвили, у него, как видно, серьезные проблемы, чего он, возможно, пока не осознал в полной мере. Ему, предположительно, вряд ли приятно будет узнать, что первый прокурор Международного уголовного суда, Луис Морено Окампо, который прославился в родной Аргентине во время судебного процесса над хунтой (генерал Видела и др.), руководствуется следующим принципом: «Желательно начинать с  высокопоставленных лиц».

Однако, не будем опережать события; презумпция невиновности распространяется и на Саакашвили, приговор не вынесен, более того, с юридической точки зрения, на этом этапе его не обвиняют в измене Родине, в связи с трагедией 2008 года (в Грузии) и преступлениях против человечества (в Гааге), речь идет лишь о допросе и установлении истины.

Сегодня, когда мы анализируем летопись недавнего прошлого, видим роковой, безоглядный марш к национальной катастрофе и пытаемся установить, когда же война стала неизбежной, нам скорее всего, придется задуматься и о том, кто несет ответственность за беды, которые обрушились на Грузию. Будем надеяться, что группа, создание которой планируется в прокуратуре, объективно подойдет к расследованию, и грузинскому обществу (хотя бы частично) станет известно, что же в действительности произошло в августе 2008 года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.