Источник упорно прокладывает себе путь меж камней. Землю покрывают густые заросли папоротника. Неприветливые каменистые тропинки теряются в лесу. Вдалеке виднеются заснеженные пики кавказских гор. Мы находимся в Лопотском ущелье на северо-востоке Грузии, неподалеку от границы с Дагестаном. Здесь, всего в трех часах езды от столицы Тбилиси, расположена деревня Лапанкури. На главной дороге стоит небольшой магазинчик. Каждый полагается главным образом на свой огород. Чужаки не останутся тут незамеченными. Особенно если они носят бороды и вооружены до зубов.

29 августа 2012 года грузинские спецподразделения провели в окрестных горах антитеррористическую операцию, которая завершилась немалой кровью. И стала самым серьезным инцидентом между Грузией и Россией после войны августа 2008 года. Полицейские вступили в бой с группой исламистских боевиков, которые два дня удерживали в заложниках пятерых жителей Лапанкури. После провала переговоров столкновение стало неизбежным. На телевидении показали трупы людей в полевой форме и имевшийся у них немалый арсенал: автоматы Калашникова, пистолеты Макарова с глушителями, снайперскую винтовку, гранатометы, самые современные бинокли.

Боевики хотели проникнуть в Дагестан

В результате операции были убиты семь боевиков и трое бойцов правоохранительных органов. Еще десять исламистов бесследно скрылись в лесу. Власти немедленно заявили о возможной «провокации», которая отвечала интересам Москвы. Они посчитали, что эти люди пришли из соседнего Дагестана, который стал новой пороховой бочкой Северного Кавказа. Тем не менее, эта версия оказалась ошибочной. Несколько членов отряда говорили по-грузински. В их числе в частности было двое кистинцев (этническая группа чеченцев, которые исторически проживают на территории Грузии). Рассказы взятых в заложники местных жителей позволили уточнить намерения боевиков: они хотели попасть в Дагестан, а не наоборот. В сознании вновь всплыл призрак 2000-х годов. Грузия превращается в тыловую базу чеченских исламистов? Об этом всегда твердили в Москве. Неприязнь Владимира Путина к Михаилу Саакашвили, который неизменно отстаивал независимость Грузии от России, только расширила разделяющую два государства пропасть. С обеих сторон пышным цветом расцвели паранойя, подозрения в шпионаже и теории заговора.

События в Лопотском ущелье поднимают множество вопросов. Как и после недавнего теракта в Бостоне, все подозрения пали на радикальных исламистов с Кавказа. Однако установить истину сложнее, потомучто ситуацией неоднократно пытались воспользоваться в политических целях. По окончанию парламентских выборов в октябре прошлого года страна вступила в непростой период сосуществования нового премьер-министра Бидзины Иванишвили, который выступает за сближение с Москвой, и президента Михаила Саакашвили.

Лагерь Иванишвили открыто заявил о своих подозрениях насчет того, что бывшее большинство могло спонсировать исламистов. Как насчет доказательств? Он обещает представить их окончанию расследования событий в Лопотском ущелье, то есть уже в начале июня. «Всем известно, что боевики использовали Грузию как перевалочный пункт многие годы еще до войны [с Россией в 2008 году], — отметил премьер. — Мы с этим покончили, подобного больше не повторится. Есть подозрения в том, что правительство сотрудничало с ними или по крайней мере знало об их присутствии».

Появление чеченских боевиков

«Подозрения»? Начало всему положил назначенный после выборов омбудсмен Уча Нануашвили. 1 февраля был опубликован его ежегодный доклад, где операции в Лопотском ущелье отводится отдельная глава. Нануашвили обвинил бывшее правительство в том, что с февраля 2012 года оно переправило в страну из Европы почти 120 чеченских боевиков, предоставило им жилье и оружие, а также вело их подготовку на двух военных базах. Но с какой целью? И почему оно тогда решило направить против них оружие? «Мне это неизвестно, — ответил Уча Нануашвили. — Но они считали, что власти открывают им коридор в Россию. Они были еще совсем молоды: от 18 до 25 лет. Возможно, их хотели использовать против России. Или для сведения неких внутренних счетов». Когда омбудсмена попросили представить доказательства он сослался на показания анонимных «свидетелей». «Я не журналист, — добавил он. — У меня есть право задавать вопросы. Все это пока еще не окончательные выводы».

Михаил Саакашвили в свою очередь отмел все обвинения, назвав их политической вендеттой и «перепечаткой российских телеграмм». «Мы не были заинтересованы в дестабилизации ситуации перед выборами, — сказал он. — Мы хотели добиться расположения населения, а не устраивать кровопролитие в лесу. Но если бы эта группа неоднократно проникала в Россию и убивала людей, какой была бы реакция Москвы? Они бы отправились в погоню за этим отрядом и зашли бы на территорию Грузии».

В правительстве нет единого мнения по поводу этих событий. Министр обороны и бывший представитель страны в Организации объединенных наций Ираклий Аласания подбирал слова самым тщательным образом: «Следствие должно установить, почему погибло столько людей. Однако, насколько мне известно, Грузия никогда не финансировала терроризм. Нет подтверждений того, что эти боевики находились на наших военных базах. В то же время полицейские и оборонные службы никак не могли наладить контакт». Во время спецоперации министром обороны страны был печально известный Бачо Ахалая, которого задержали в ноябре 2012 года по обвинению в злоупотреблении должностным положением и бесчеловечном обращении с солдатами в бытность министром обороны. Как отмечают лидеры обоих лагерей, одной из причин трагического исхода операции могло быть его соперничество с тогдашним премьером Вано Мерабишвили, который сейчас возглавляет президентскую партию «Единое национальное движение».

Проводники вооруженной группы

Саакашвили утверждает, что властям стало известно о существовании вооруженного отряда только после похищения пятерых жителей Лапанкури. Их захватили в плен 26 августа, когда те отправились в лес на пикник. Нам удалось встретиться с тремя из них в их деревне, однако они вели себя предельно насторожено и предпочитали отмалчиваться. По словам близких, их сделали проводниками вооруженной группы, которая продвигалась по направлению к границе с Дагестаном. Два дня спустя их обменяли на пограничника. «Когда мы увидели, что в отряде были спутниковые телефоны, мы попытались добиться перехвата от американцев, но это ничего не дало, — сказал президент Саакашвили. — Мы сообщили о происходившем местным представителям ЦРУ. Кроме того, мы предупредили швейцарцев, чтобы доказать, что нам нечего скрывать». Швейцария играет роль посредника между Россией и Грузией. Как отмечает западный дипломатический источник, операцию могли начать по запросу Москвы, которая получила сведения о перемещении вооруженной группы и поставила в известность американцев, поддерживающих тесные связи с грузинской стороной.

Перед операцией власти начали переговоры с боевиками, потребовав от них повернуть назад. Представителем правительства выступил Зелимхан Хангошвили. В период с 2000 по 2005 год этот ветеран чеченского фронта командовал отрядом из 100 бойцов. ФСБ считает его террористом, однако грузинские спецслужбы неоднократно обращались к нему за помощью из-за его прекрасного знания местных условий. Мы встретились с ним в ресторане на окраине Тбилиси, где он рассказал нам о последних часах боевиков: «Отряд находился в лесу высоко в горах. Они поджидали нас. Им оставалось только перебраться через гору. Я сказал им, что это ошибка, что Грузия не даст им пройти. Им сказали, что если они сложат оружие, то тем, кто приехал из Европы, будет нужно уехать, а остальные смогут вернуться домой. Они были настроены крайне агрессивно. Один или двое не хотели идти ни на какие уступки. Мы зашли в тупик». Предложение обратиться к местным старейшинам, чтобы те попытались отговорить боевиков, не дало результатов. В результате была начата операция, в которой приняли участие почти 200 бойцов спецподразделений при поддержке боевых вертолетов.

Но кем же были эти 17 боевиков из отряда в Лопотском ущелье? Многие были членами чеченской диаспоры в Европе и в частности в Австрии. Как сообщают источники в грузинских спецслужбах, двое были кистинцами, а еще один проживал в стране, пользуясь статусом беженца. Остальные 14 приехали из-за границы. Двое нелегально проникли в Грузию из России, через Дагестан. 12 других прибыли в страну совершенно законно: первая половина в апреле-мае 2012 года, вторая — в августе. Некоторые прилетели прямым рейсом из Европы, другие — транзитом через Стамбул, третьи перешли границу с Турцией в Сарпи. У 11 были российские паспорта, которые дают право на нахождение в Грузии без получения визы. Кроме того, у членов отряда было семь разрешений на въезд в качестве чеченских беженцев: три из них выдали в Австрии, два — во Франции и еще по одному — в Финляндии и Великобритании. Омбудсмен в свою очередь утверждает, что некоторым удалось получить грузинские паспорта при посредничестве европейских посольств.

Исламисты

Таким образом, эти люди появились в Грузии за недели или даже месяцы до столкновения. «Большинство из них были исламистами, но некоторые поддерживали связь с российскими спецслужбами, — утверждает секретарь Совета национальной безопасности Грузии и верный сторонник президента Саакашвили Гига Бокерия. — Ни одно европейское государство не сообщало о них как о боевиках». В Министерстве внутренних дел утверждают, что эти люди в прошлом открыто приезжали в Грузию, и что бывшему правительству было о них все прекрасно известно.

Обнаружить десятерых скрывшихся боевиков так и не удалось. Омбудсмен полагает, что представители прошлых властей могли помочь им сбежать. Один из них по прозвищу Абу Хамза два месяца участвовал в боях на территории Сирии, а затем вернулся обратно в Австрию. Незадолго до бостонского теракта он даже дал интервью журналисту Foreign Policy в Панкисском ущелье. Он заявил, что против сирийского режима сражаются около 100 чеченцев, однако не сказал ни слова насчет группы из Лопотского ущелья. Найти прочих беглецов не представляется возможным. Остаются лишь родственники погибших.

Дуиси — это тихое село в прекрасном Панкисском ущелье, которое расположено на границе с Чечней и давно пользуется зловещей репутацией. В начале 2000-х годов оно служило настоящей тыловой базой для чеченских боевиков. В 2002 году бывший президент Эдуард Шеварднадзе решил вновь взять регион под контроль. Американские военные инструкторы оказали ему посильную помощь. Теперь вся зона находится под неусыпным надзором, и здесь, наконец, установилось затишье. После прихода к власти Михаил Саакашвили ясно дал понять, что Панкисское ущелье не должно стать «центром ваххабизма». Однако...

Достаточно лишь побеседовать со старожилами. Среди последователей умеренного суфизма, который традиционно исповедуют в регионе, все шире распространяется более жесткое видение ислама. В первую очередь это касается молодежи, которая активно пользуется интернетом. По словам помощника муфтия Мурада Алдамова, в старой мечети Дуиси прихожан сейчас гораздо меньше, чем в той, что была построена в 2001 году на средства Саудовской Аравии. В то же время он отметает вопросы о ваххабитском влиянии. «В современном мире, мире компьютеров больше не осталось по-настоящему верующих людей, — улыбается он. — Сейчас не VII век». Вокруг него стоят несколько мужчин с щетиной на лицах. Женщины повязывают вокруг головы простой платок. Они ждут детей у входа в школу. Село выглядит мирным как и любое другое поселение в Грузии.

Чеченский беженец в Австрии

Дом Багакашвили находится неподалеку от главной дороги. Здесь некогда жил 26-летний Багаудин, один из членов отряда из Лопотского ущелья. Мы проходим в цветущий ухоженный сад. Нас встречает человек с морщинистым лицом и седой бородой. Это Гурам, потерявший сына отец. Накануне он прибыл сюда из Австрии. Этот чеченский беженец живет в Вене вместе с четырьмя сыновьями, которые учат немецкий и работают на стройках. Он утверждает, что ни один из них не был боевиком. Во время двух чеченских войн (погибли почти 100 000 человек) Дуиси стало для них тихой гаванью, а затем они эмигрировали в Европу.

Багаудин приехал в село 1 июня 2012 года. Три месяца он жил у своего дяди Зуро. «Он ни разу не ездил ни на какую военную базу, — говорит он. — Мы вместе ели, ходили в мечеть». Гурам описывает сына как «очень сильного и умного мальчика, который любил ходить в спортзал, не курил и не пил. Он был глубоко верующим». Но как тогда он взялся за оружие? «Какой отец позволил бы сыну пойти в такую банду?» — отвечает он. Соседи собираются, чтобы выразить соболезнования семье. Старшие молча собираются у печи. Во дворе играют двое детей покойного Багаудина. Мать Айшат, лицо которой полностью скрыто платком, не хочет разговаривать с нами. «У меня голова идет кругом, — признается Гурам. — Все рассказывают такие разные вещи».

Багаудин — не единственный молодой человек из Дуиси, который погиб в Лопотском ущелье в августе прошлого года. Мераби Маргошвили не сомневается, что его сыном манипулировали. Сейчас он прикован к постели из-за болезни крови и отказывается верить, что Аслан стал радикалом. В сентябре 2011 года 22-летний юноша забросил учебу в тбилисском техническом вузе. По его словам, он поехал к друзьям в Финляндию. «Они послали ему деньги. Он сказал, что вернется через год. Я сказал, хорошо, пусть посмотрит Европу», — говорит отец. Тем не менее, через два месяца Аслан переехал. «Он сказал, что в Финляндии слишком холодно, и что он поедет в Словакию. Я не знаю, с кем». В конечном итоге молодой человек оказался в Египте. В марте 2012 года он вернулся в Грузию, не поставив в известность отца. «Как и другие односельчане, он поехал в Египет, чтобы учиться, — уверен Мераби. — Здесь он не ходил в мечеть, он ненавидел ваххабитов. Прошлым летом сюда в Дуиси приехали множество чеченцев из Европы. У властей был свой план. Они манипулировали ими».

Мераби Маргошвили верит в теорию заговора. Он уверен, что у него есть тому доказательство, которое он уже передал правозащитникам. Речь идет о лицензии на ношение оружия (автоматического пистолета Стечкина), которая была выдана его сыну 23 июля 2012 года, за месяц до смерти. В Министерстве внутренних дел подтверждают подлинность документа, но подчеркивают, что получить подобную бумагу не составляет труда. Зачем молодому человеку мог понадобиться такой пистолет, если он только вернулся в страну? Загадка. Как утверждают в министерстве, обнаруженное в ходе операции оружие не значилось в регистрационных списках правительства.

Сложности с получением тел погибших вызвали у родственников серьезные подозрения. Уроженка Дуиси Мека Хангошвили — видный представитель чеченского сообщества Грузии. Она занимает должность политического советника в Министерстве по вопросам реинтеграции и знает Панкисское ущелье как свои пять пальцев. Она внимательно следила за ходом событий и считает, что члены отряда — «герои, а не террористы. Они оставили семьи и погибли за родину». Останки кистинцев в конечном итоге передали их родственникам из Дуиси. Тела четверых других погибших захоронили на кладбище для бездомных в окрестностях Тбилиси. «После выборов ребята из Панкисского ущелья ночью пробрались на кладбище, — рассказывает Мека Хангошвили. — Они выкопали их тела и унесли их в горы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.