Если проанализировать нынешнее противостояние между правозащитниками и властями Казахстана, то вырисовываются два принципиально разных подхода в отношении к соблюдению прав и свобод человека. Формально доминируют общепринятые международные стандарты, согласно которым граждане, наделенные правами и свободами и видящие в государстве защитника этих прав (а значит, и их самих), — это основа и гарантия социального порядка и политической стабильности. Согласно этой концепции ограничения прав их нарушение со стороны властей — это серьезная угроза социальной стабильности в обществе, это риск получить возмущение в форме различных протестов и даже революций.

Однако это, так сказать, внешняя сторона вопроса. Если копнуть глубже, то становится понятным, что есть и другое, принципиально иное отношение к вопросу соблюдения прав человека. Очень многие убеждены, что люди, наделенные всеми правами и свободами, — это путь к социальной анархии и политической нестабильности, а потому в число важнейших задач государства входит ограничение этих прав, обеспечение контроля над их реализацией.

Интересно, что ограничение прав граждан здесь рассматривается как снижение социально-политических рисков и преподносится как защита права «молчаливого большинства» на спокойную жизнь. Защитники этой точки зрения исходят не из международных стандартов прав человека, а из целесообразности их применения в реальной жизни.

Да, говорят они, у каждого есть право митинговать, но если не ограничивать это право, то будет полный бардак. Мол, нельзя позволять митингующему меньшинству диктовать свою волю спокойно живущему большинству. Грош цена такому праву на мирные собрания, если из-за 10 тысяч чем-то не довольных граждан другие 100 тысяч будут стоять в пробках, опоздают на встречи, останутся голодными, не смогут решить какие-то свои проблемы.

Казалось бы, логика в этом есть. Но эта логика не учитывает очень важного момента — что указанные события происходят в государстве, где есть чиновники, полиция, спецслужбы, призванные, не нарушая права митингующего меньшинства, не допустить неудобства для большинства. Просто нужно хотеть и уметь правильно и грамотно работать. Проблема прежде всего в этом, а не в правах человека.

Сразу оговоримся, что указанная точка зрения, несмотря на достаточно широкое распространение в казахстанском обществе, публично, как правило, не афишируется. Для госчиновников она вообще, можно сказать, под грифом «для служебного пользования». И если на публике чиновники вынуждены соответствовать демократическим стандартам прав человека, декларативно признавая их ценность, то в своей повседневной деятельности они больше руководствуются теми пониманиями прав и свобод, которые им подсказывает классовое сознание.

А классовое сознание говорит, что чем больше будет прав у граждан, тем сложнее им будет сохранять данную коррумпированную полицейско-бюрократическую систему. Соответственно, общее чиновничье желание не допустить это реализуется в принимаемых законах, в правоприменительной практике, в решениях судов, в приказах полицейским. Вся система власти в Казахстане нацелена на ограничение прав человека, на сужение поля гражданской дозволенности. Сегодня это общий устойчивый тренд.

Кто сомневается в этом, сравните, что было 15 лет назад и сегодня, и сомнения испарятся: ограничений в части реализации основных прав и свобод стало больше. Уже не открыть газету или телевидение, если зарекомендовал себя нелояльным к этой власти. Создание, регистрация партии — это сегодня из области откровенно невозможного. У многих верующих сегодня конкретные проблемы: не все могут сдать экзамен на идеологическую лояльность и получить право на отправление культа. А уж провести сегодня митинг это вообще подвиг, на который решаются только самые отчаянные. Так что авторитарное нутро власти дает себя знать в полной мере.

В частных разговорах «не для распространения» это нутро, конечно же, у »государственников» вылезает наружу. Мол, никакие они не защитники автократии, а трезвомыслящие люди, мыслящие категориями целесообразности. Их цель — стабильность, безопасность и порядок в стране. А всякие там либерасты, дерьмократы и прочие агенты Запада пытаются под прикрытием соблюдения прав человека ввергнуть Казахстан в раздрай и анархию.

Я всегда умиляюсь той чепухе, какую они начинают пороть, когда задаешь простой вопрос: « Зачем Западу это надо, чтобы у нас было плохо»? То, что приходится слышать в ответ, — чушь несусветная. От »желания ослабить Казахстан, чтобы еще больше нашей нефти качать» до »стремления поработить, заставить работать на себя». Чтобы добиться окончательного сходства «государственника» с пескарем, попавшим на сковородку, я обычно спрашиваю: «А зачем же они тогда нам помогают — инвестициями, обучением госчиновников, финансированием различных медицинских, образовательных и гуманитарных программ»? Вот тут они начинает нести полную ахинею. И смех и грех. Зачастую, чувствуя несостоятельность своих доводов, «государственники» пытаются соскочить с темы и переключиться либо на геев, которых Запад-де привечает и хочет заставить нас делать тоже самое, либо на Сирию, мол, смотрите, как требования соблюдать права человека довели до кровопролития и гражданской войны.

Про геев пока не будем, для этой темы мы еще не доросли, а вот что касается событий в Сирии, то это действительно благодатная тема... для демонстрации того, до чего может довести авторитаризм, пренебрегающий правами человека. И абсолютно неважно, кого там больше, тех, кто за Асада, или тех, кто против него. Важно, что в стране свирепствует насилие и это насилие следствие того, что власти не захотели уважать мнение части своих граждан.

Отсюда первый момент — принципиально важно, чтобы права любого меньшинства уважались.

Второй момент — чтобы у всех граждан независимо от того, сколько их, было право беспрепятственно объединяться для того, чтобы отстаивать свои права.

И третий — чтобы исключить баррикады, камни, стрельбу, пожары на улицах, у граждан должна быть возможность выражать свое мнение политическими методами: через выборы во власть своих людей, через мирные манифестации и митинги, через честные референдумы и свободные СМИ.

Власть, исключающая гражданам возможность «качать свои права» в рамках реализации их прав и свобод, рискует получить то, что мы имеем в Сирии. Сирия — это сегодня лучший ответ всем «государственникам», в том числе и казахстанским. Кто не хочет иметь дело с гражданами, имеющими права человека, тот рискует иметь дело с боевиками, имеющими автоматы Калашникова.

Нужно выбирать!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.