Мероприятие для обозначения российской территории «Новая волна» в этом году не удалось. Во-первых, Раймонд Паулс не участвует, поэтому сложно делать вид, что этот балаган имеет какое-то отношение к музыке и к Латвии. Во-вторых, всю Старую Ригу закрывать не будут, - перекроют только Набережную 11 ноября. Новых территориальных приобретений на это раз нет.
 
«Новая волна» без Раймонда Паулса – это все равно, что Кремль без Владимира Путина. Мероприятие теряет легитимность. В том смысле, как в современной России: зачем Кремль, если в нем не сидит Путин?
 
Хотя Паулс главным образом был свадебным генералом, а делами, наверное, заправляли другие, именно его присутствие придавало мероприятию видимость смысла и обеспечивало оправдание. Или, если хотите, геополитическое обоснование, почему оно должно проходить именно в Латвии. Ну, потому, что это ведь Маэстро организует! Паулса больше нет не только в жюри, он обещал не посещать никакие мероприятия этого «международного конкурса».
 
«Новая волна» вместе с этим становится более честной. Почему она проходит в Латвии? Кто же не понимает – потому что это «наша Латвия»! (Как в поговорке советских времен (на русском языке): «Красивый наш город Рига, только жаль, что латышей в нем много»). Притворства будет меньше, политический сигнал – еще яснее.
 
Молодой исполнитель Ушаков

 
Обязанности местного попечителя конкурса перенимает мэр Риги Нил Ушаков. Заменить Паулса в роли лояльного местного аборигена он, разумеется, не сможет. И на рояле  вряд ли сыграет. Однако представить его в жюри конкурса можно довольно хорошо.
 
В прошлом году на конкурсе победила (и даже нетребовательными с музыкальной точки зрения слушателями сразу после «победы» была освистана) некая Нилуфара Расулмухамедова, которая  находилась во второй десятке претендентов, но ее отец Элмурод Расулсмухамедов в правлении путинской партии «Единая Россия». У Ушакова и у его «Центра согласия» отношения с партией Путина намного серьезнее, чем у Нилуфары Расулмухамедовой, - официальный договор о сотрудничестве.
 
Ушаков, конечно, понимает подлинный смысл конкурса и его значение, какие бы глупости он ни рассказывал о «рекламе для Риги» и о «привлечении туристов». И осознает свой долг. В каком еще европейском городе его руководители посередине недели на три дня перекроют движение на загруженной улице в центре для того, чтобы там могли организовать «ночную дискотеку» участники музыкального мероприятия самого дешевого разряда? В Риге для этого можно перекрыть Набережную 11 ноября с вечера четверга вплоть до второй половины субботы.
 
Однако в нынешнем году это нельзя назвать достижением, как в прошлом, когда такая «дискотека» впервые прошла на набережной в центре Риги. (Территории за пределами Юрмалы организаторы конкурса начали осваивать в 2009 году, когда их дискотека впервые состоялась в Риге, но тогда только в одном из ночных клубов). По-прежнему не реализован серьезно обсуждавшийся в прошлом году план переноса всего длящегося неделю мероприятия из Юрмалы в Старую Ригу, над чем Ушаков обещал «активно работать», если в Юрмале оно больше не состоится. (У организаторов в то время возникли трения с тогдашней Юрмальской думой, которая, возможно, хотела, и, наверное, получила больше выгоды от этого мероприятия, по меньшей мере, для части юрмальчан). Закрытый в середине лета Старый город определенно стал бы еще более эффективным средством для привлечения туристов, чем закрытая только на три дня набережная.
 
Политическая конъюнктура для этого, правда, сейчас не совсем  благоприятная. Правительство уже не такое дружественное, как три года назад, когда в нем был Шлесерс. Он даже фантазировал о строительстве во время  слета мэров городов России и СНГ стеклянного купола над Домской площадью, а для нужд «Новой волны» наверняка взялся бы за организацию линии метро и дирижаблей по маршруту Дзинтари-Домская площадь. Сейчас Шлесерс только наслаждается искусством «Новой волны», хотя и  заявил о возвращении в политику.
 
Зато окружающая среда на набережной в этом году приятнее. У находящегося рядом Рижского замка недавно успешно сгорела крыша. И здание Музея оккупации закрыто на ремонт. Вроде мелочи, но многим они, наверное, улучшают праздничное настроение.
 
Только в Риге
 
Рассказы Ушакова о привлечении туристов вряд ли являются аргументом для российских телеканалов, которые охотно транслируют это «международное» мероприятие (с участием представителей России и ее бывших колоний, а также для вида нескольких подкупленных исполнителей из других стран).
 
Еще менее серьезными кажутся аргументы, что это происходит в Риге и в Юрмале, потому что здесь «дешевле», чем в других местах Европы. Во-первых, где Роману Абрамовичу и более мелким миллиардерам, которые приезжают в это время, что-то вообще слишком дорого? Во-вторых, в какой другой стране мира столик во время концерта за 20 тысяч латов, бутылка вина за 500 и ночлег в гостинице за 5000 выглядят дешево?
 
Угрозы организаторов в прошлом году о возможности перенести свой конкурс в «другой город мира» звучали, по меньшей мере, несерьезно, если не сюрреалистично. Достаточно представить, что такой «конкурс молодых исполнителей» состоится, скажем, на Брайтоне, в Ницце, Венеции или на каком-то курорте Греции, Мальты или Кипра, чтобы стало ясно, что он вообще не состоится и может проходить только и единственно в «нашей Юрмале» и в «нашей Риге».
 
Но и в Риге не в любом месте. К примеру, не у Памятника Победы, это уже возвращенная территория. Другое дело -  установить заграждения на Набережной 11 ноября, потом - желательно вокруг всей Старой Риги, прихватив и Памятник свободы. Такая «музыка» была бы вдохновляющей.
 
Только как это называть? Искусством и музыкой всерьез это считать нельзя. Даже муза Алла Борисовна не приехала. Назвать это «победой над фашизмом», наверное, тоже нельзя. (А может быть, можно, если член партии Ушакова и депутат Сейма Николай Кабанов в газете «Вести сегодня» позволил себе назвать участников Праздника песни «музыкальным взводом 19-й гренадерской дивизии Waffen SS»?). Фестиваль Руссой культуры в Риге? Некоторые русские в Латвии и в России могут почувствовать себя оскорбленными и возразить.
 
Объявляя о своем неучастии в «Новой волне», Раймонд Паулс сказал, что сотрудничество возможно даже между «исторически самыми большими врагами», как это показывает, к примеру, визит Путина к канцлеру Германии Ангеле Меркель. Это заслуживающее внимания пожелание. Среднему жителю России Латвия сейчас кажется третьим недружественным государством. Поэтому мероприятие на Набережной 11 ноября можно называть или праздником дружбы народов в советском стиле, или в стиле Кабанова - балом на временно занятой территории врага. «Для блага всех рижан», как говорит Ушаков.
 
Перевод: Лариса Дереча.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.