— Вы занимаетесь вопросами доступа к рынкам для американских компаний, стремящихся работать в Евразии. Чем обусловлен интерес американских компаний к рынку Узбекистана и других государств региона в настоящий момент? Чем эти рынки их сейчас привлекают? И можно ли провести сопоставления в этом плане с рынками других европейских и азиатских стран?
— Я представляю Международную администрацию по торговле Министерства торговли США. Ее миссия заключается в развитии американской конкурентоспособности за рубежом, оказании содействия в развитии торговли и инвестиций, а также в обеспечении свободной и справедливой торговли в тех странах, где преобладает американский бизнес.
 
Есть множество компаний, заинтересованных в организации бизнеса в Узбекистане и Центральной Азии в целом. Это связано с хорошими темпами роста стран региона, что в особенности касается Узбекистана. Страна демонстрирует устойчивый прогресс в течение последних 10 лет. Мы также видим, что Узбекистан стремится стать частью глобального рынка, частью глобальной цепи поставок. Американские компании хотят сотрудничать и принимать участие в процессах развития, которые происходят не только в Узбекистане, но и в Центральной и Южной Азии.
 
Узбекистан может развить успехи благодаря инициативе нового Шелкового пути. Многие международные институты, такие как Всемирный банк, МВФ и другие, признают тот факт, что Узбекистан находится в центре этой инициативы, которую они готовы поддержать. Американские компании заинтересованы в новых контактах и новых источниках прибыли. Они видят, что Центральная Азия имеет потенциал для того, чтобы стать одним из ключевых регионов роста в мире в следующие 20–30 лет. Их привлекают и географическое расположение, и природные ресурсы, и уровень высококвалифицированных молодых специалистов на этом рынке. Все это и объясняет их желание работать в регионе.
 
Что же касается сопоставления с другими рынками, то мы за то, чтобы все регионы росли. Наша модель — свободная и справедливая торговля. Когда «правила игры» ясны, когда существуют равные условия для местных и американских компаний, то экономический рост и развитие обеспечены.

Читайте также: Узбекистан - вступление в НАТО и территориальные претензии

— Вы также отвечаете за разработку и вынесение рекомендаций по политике и программам, касающимся экономических и торговых отношений США со странами Евразии. Остановитесь, пожалуйста, на этом подробнее. Насколько в США удовлетворены уровнем торгово-экономических отношений относительно имеющегося потенциала? Сейчас, надо полагать, происходит обновление политики и программных подходов. Можно ли уже говорить о каких-то новых контурах и приоритетах в узбекско-американских экономических отношениях?
— Есть много примеров успешного сотрудничества. Компании США и Узбекистана работают вместе, формируют совместные предприятия и создают рабочие места. «Дженерал Моторс Узбекистан» — крупнейший автопроизводитель Центральной Азии. Существуют и другие компании, такие как Case, New Hollander, Bоing и т.д., которые проделали огромную работу на этом рынке. Это указывает на хороший фундамент для дальнейшей работы.
 
С точки зрения политики мы рады тому, что правительства США и Узбекистана поддерживают рамочное соглашение по торговле и инвестициям в Центральной Азии, которое способствует развитию общих стандартов, общих правил и практик для центральноазиатских рынков. Следующей осенью намечается встреча в Ашгабаде представителей стран региона и США. Соглашение между ними позволит сократить транзакционные издержки, которые часто возникают из-за различий в таможенных правилах, а также в  сфере сертификации продукции. Это важная политическая инициатива. Мы также удовлетворены тем, что Узбекистан возобновил свою заинтересованность в присоединении к ВТО. Конечно, это требует долгосрочных усилий. Но это очередная возможность для совместной работы Узбекистана и США, для того, чтобы убедиться, что процесс соответствует интересам всех членов этой организации.
 
Есть и другие инструменты в арсенале Министерства торговли США. Одними из них являются международные двусторонние программы. Через них мы стараемся предоставить компаниям Узбекистана возможности входа на рынок США, содействовать их участию в различных выставках. В Соединенных Штатах проводятся сотни выставок, фокусирующихся на конкретных секторах, отраслях и подотраслях. Международные программы дают возможность узбекистанскому бизнесу, малым предприятиям и молодым бизнесменам встретиться с американскими производителями высоких технологий или оборудований.

Также по теме: Узбекистан и Казахстан - друзья-соперники


Другой инструмент — это специальная американская программа бизнес-стажировок. Эта программа уже позволила около 200 гражданам Узбекистана побывать и проучиться в США. При помощи этой программы бизнесмены имеют возможность посетить университеты и компании в США, опять же в разных секторах. Также есть большой набор практических программ, над которыми  работаем вместе с правительством Узбекистана.
 
— Имеется много положительных сигналов того, что в ходе преодоления кризиса экономика США восстанавливает целый ряд важнейших конкурентных преимуществ, в первую очередь, в отношении реального промышленного производства. Как Вы оцениваете перспективы американской экономики в сравнении с другими ведущими экономиками мира? Будут ли структурные особенности роста американской экономики отличаться от докризисных? И как это может сказаться на особенностях и предпочтениях внешнеэкономических связей Америки уже в ближнесрочной перспективе?
— Фундамент американской экономики остается крепким. США продолжают по-прежнему оставаться крупнейшей экономикой и являются мировым лидером в области исследований, разработок и инноваций. Мы не смотрим на мир как на игру в конкуренцию. Мы думаем, что, когда экономика США крепнет, остальная мировая экономика растет вместе с ней. Это важно, и так это было в течение прошлого столетия. Несмотря на то, что восстановление экономики США после рецессии идет медленно, экономический рост все же продолжается, во многом благодаря гибкому подходу и урокам, которые мы извлекли из последнего кризиса.
 
Штаты неплохо справляются с последствиями кризиса за счет привлечения новых прямых иностранных инвестиций. США всегда зависели от иностранных инвестиций. С момента рождения страны американская экономика зависела от зарубежных стран, бизнес которых организовывался в США. А американские компании, в свою очередь, вели бизнес за рубежом. Так развивалась Америка.
 
Сегодня существует новая тенденция — компании со всего мира хотят инвестировать в Соединенные Штаты, потому что мы сократили издержки на энергоресурсы благодаря сланцевому газу. Это важный фактор для восстановления экономики США, и это поможет стране оставаться на пути восстановления в ближайшие годы.

Читайте также: Новый старый Узбекистан

— В конце прошлого года вновь появилась на повестке дня идея о создании зоны свободной торговли между США и Европой. Чем обусловлено ее возвращение? Стремлением укрепить сильно пострадавшие от кризиса американскую и, особенно, европейскую экономики? Или же стремлением усилить позиции западных экономик в конкурентной борьбе с быстрорастущими развивающимися экономиками во главе с Китаем, пытающимся найти форматы консолидации в рамках БРИКС? Каковы перспективы создания этой зоны?
— Во время своего выступления на государственном совете президент Барак Обама объявил о начале переговоров для нового торгового и инвестиционного партнерства с ЕС. США также находятся в середине переговоров по тихоокеанскому торгово-инвестиционному соглашению, которые длятся уже некоторое время. Это показатель приверженности США к свободной торговле и справедливым «правилам игры» с любой страной, регионом и рынком.
 
В основе такого сотрудничества — сугубо экономические интересы. Отсутствие соглашения о свободной торговле с ЕС является своего рода исторической аномалией, и очевидно, что данный шаг является необходимым требованием для развития двух рынков. Для нас очень важно уменьшить тарифы и устранить барьеры по нетарифным операциям, приблизить наши рынки и укрепить торговлю в мире. Но данные требования должны включать не только снижение тарифов. Проработка всех вопросов требует очень много времени, а переговоры пока даже не начались.
 
В итоге это послужит вкладом США и ЕС в некоторые основополагающие принципы и практики регулирования, а также в создание новых стандартов сертификации продукции. Таким образом, мы сможем уменьшить трения не только между США и Европой, но и  между нашими и мировыми рынками, включая китайский.

Также по теме: Узбекистан вошел в Зону свободной торговли


— И, наконец, как Вы оцениваете будущее глобализации в том виде, в котором она происходила до кризиса? Будет ли мировая экономика становится все более единой и свободной или же возможны какие-то другие варианты?
— После кризиса часто появляется искушение ограничить торговлю и принять протекционистскую политику. Не думаю, что это правильное решение. Решением может быть свободная и более открытая торговля. Это политика Министерства торговли США, и мы надеемся, что она поможет сформировать рынок, с помощью которого мы достигнем устойчивого экономического роста во всех регионах мира.
 
Люди по-разному используют слова для понимания процесса глобализации. Я предпочитаю использовать термины «свободная торговля», «свободные рынки» и «справедливые правила для всех».
 
Мы должны извлекать уроки из каждой ошибки, которую мы совершаем. Я думаю, что Соединенные Штаты сделали это и зарекомендовали себя как гибкая и творческая государственная система, учитывающая прежний опыт в практике. Теперь нашей целью является справедливый рост для всех рынков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.