История не закончилась вступлением Латвии в НАТО и ЕС. Кибератаки и насильственные протесты в Эстонии в 2007 году в связи с перемещением памятника «Бронзовый солдат», а также грузино-российская война пять лет назад заставили и до сих пор заставляют задуматься о безопасности латвийского государства.

Вышеупомянутые примеры – это подтверждение жесткой (военной) силы, однако в «джентльменский набор» (который имеется у США, ЕС и Китая) современной сверхдержавы входит также мягкая сила. Хотя в СМИ Латвии этот термин появляется все чаще, складывается впечатление, что понимают его по-разному. В этой связи важно выяснить, что в действительности означает эта сила, и как расценивать ее влияние на безопасность латвийского государства.

Термин soft power, или «мягкая сила» в начале 90- годов ввел профессор Гарвардского университета Джозеф Най, который охарактеризовал мягкую силу, как способность убедить людей изменить свои взгляды без применения силы, чтобы добиться желаемого результата. Государство в осуществлении этого опирается на три ресурса – культуру  (показывая ее особую привлекательность), политическую систему и внешнюю политику. Хотя элементы мягкой силы использовались на всех этапах истории, сейчас, когда применение жесткой силы зачастую ограничено, мягкая сила стала особо актуальной.

Это поняла и наша соседняя страна – Россия. В нынешнем году в России впервые термин «мягкая сила» включен в утвержденную президентом Путиным внешнеполитическую концепцию с указанием, что «мягкая сила это комплекс мероприятий для решения внешнеполитических задач как альтернатива классической дипломатии».

Заслуживает внимания и тот факт, что Россия сама, очевидно, боится мягкой силы других государств, которую она считает причиной так называемых цветных революций в Грузии и на Украине, а также причиной уличных протестов в российских городах в 2011 году. Об этом свидетельствует дальнейший текст внешнеполитической концепции о том, что мягкая сила может быть использована противозаконно в целях оказания политического давления на суверенные государства, вмешательства в их внутренние процессы, дестабилизации существующего строя, манипулирования общественным мнением и сознанием. Таким образом, Россия считает мягкую силу и ресурсом, и угрозой.

То, что Россия твердо следует выдвинутым во внешнеполитической концепции целям, а именно: реализует свою мягкую силу, мы очень хорошо можем наблюдать в Латвии. Уже с 2006 года политика России по соотечественникам хорошо скоординирована и щедро финансируется. Культура русского народа богата и действительно привлекательна в самых различных проявлениях. Беспокоит то, что за ее популяризацией скрываются другие намерения. Россия старается показать свою привлекательность, прежде всего, живущим в Латвии людям русской национальности, но уделяется внимание и латышам. Особо сложно возражать против выступлений знаменитых русских певцов и артистов в Латвии, популяризации Континентальной хоккейной лиги и других мероприятий, которые латвийское общество охотно поддерживает, не усматривая за  этим внешнеполитических целей на долгосрочную перспективу.

Мягкая сила используется и не таким привлекательным для нас образом. А именно: не раз мы слышали со стороны России обвинения в нарушении прав человека в Латвии, в переписывании истории, в прославлении нацизма и в его возрождении.

Каждый год особо выделяется 16 марта, когда к малозначительному событию привлекается максимальное внимание местных и международных СМИ. В переписывании истории обвиняют Латвию также неправительственные организации, такие как «Мир без нацизма». Звучат упреки в том, что мы заменили взгляд на историю СССР более объективным, таким, в котором отражается также мнение западных союзников на ход и последствия Второй мировой войны (военное сотрудничество гитлеровской Германии и СССР с 1939 по 1941 годы). Несмотря на повторение громких и упрощенных лозунгов, внешняя политика России в этой сфере была абсолютно безуспешной – на международном уровне статус Латвии как демократического, гарантирующего права человека, свободу слова  и собраний государства не ставится под сомнение.

Политическая система России и реализуемая ею политика неприемлемы для большинства демократически ориентированных государств. По этой причине в так называемой старой Европе привлекательность мягкой силы России воспринимают не очень серьезно и не усматривают в ней вызов для безопасности. Но что это означает для Латвии?

Так как демократический опыт латвийского общества в сравнении со странами Западной Европы меньше, то, к сожалению, на наше общество легче влиять. В этой связи методы влияния мягкой силы России на Латвию нужно воспринимать серьезно, в первую очередь, осознавая, как они используются, и что это вызов для безопасности Латвии.

Мы также должны понимать, что против мягкой силы нельзя бороться простыми запретами, протестами, нормативными актами или решениями правительства, потому что это борьба за умы и сердца. Нужны альтернативы, и у Латвии они есть. Нам необходима своя мягкая сила в собственном государстве, которая укрепит нашу культуру и самосознание, принадлежность к Европейской цивилизации. Наша история, культура, тесная общность балтийцев, балтийских и северных стран, принадлежность в Западу – это ценности, которые нужно использовать как на международном уровне, так и для интеграции латвийского общества. Каким бы ни было отношение некоторых групп латвийского общества к политике Европы, это «наша Европа», и у нее есть знак качества - ряд свобод и прав, которые являются нашими, и которые мы воспринимаем как само собой разумеющееся. Некоторые государства в мире, включая Россию, не могут этим гордиться.

Мы также должны понимать, что мягкая сила тесно связана с жесткой силой, и незаметно одна может перерасти в другую. В этом году Россия выделяет на свою оборону более 4% ВВП, Латвия в следующем году планирует потратить на это не более 1% ВВП. Действительно ли можем чувствовать себя столь безопасно?

Янис Кажоциньш, советник министра обороны Латвии по вопросам международной безопасности и информационных технологий

Перевод: Лариса Дереча.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.