В Вильнюсе, в международном клубе «Формат-А3» недавно побывал новый гость. На этот раз им стал известный русский журналист, политический обозреватель и телеведущий Виталий Третьяков.

Виталий Товиевич любезно согласился ответить на вопросы «Обзора».

Стоит заметить, что наш разговор состоялся как раз накануне недавних событий, связанных с проблемами литовских автоперевозчиков и литовских молокопереработчиков, а чуть позже – еще и скандала с передачей «Человек и закон». Поэтому мнение В.Третьякова становится особенно интересно как раз в свете всего того, что мы услышали в последнее время внутри Литвы, от литовских властей и политологов.

- В ноябре в Вильнюсе состоится саммит ЕC по программе Восточного партнерства, на котором будут рассмотрены важные вопросы современного устройства Восточной Европы. Как Вы оцениваете отношения ЕС и России? Каковы их ближайшие и отдаленные перспективы?
- Несомненно, что подлинные интересы народов России и государств, входящих в ЕС, – это всестороннее развитие отношений, и прежде всего в гуманитарной сфере. Однако именно по вине евросоюзных боссов эти отношения не получают должного развития.

Возьмите такой правоустанавливающий документ, как обновленное Соглашение о партнерстве и сотрудничестве. Когда его срок закончился, сколько было «оптимистов-прогнозистов»! В том числе и в официальных органах, твердивших, что вот-вот, в конце года, мы его подпишем! А я говорил, что не подпишут ничего, потому что и истекшее Соглашение со скрипом и через сеть непонятных компромиссов подписали.

Не хочет Евросоюз дальнейшего развития отношений с Россией, боится конкуренции, «русского варварства», можно как угодно трактовать.

Внутри ЕС есть страны, Польша, например, которые как раз одним из лейтмотивов своей внешней политики решили сделать установление своеобразного контроля за развитием российско-евросоюзных связей, чтобы они, не дай бог, не нарушили того, что хочется полякам. Поляки видят себя главным модератором отношений между Россией и Западом, и если они не могут напрямую моделировать отношения Москвы и Брюсселя, а тем более Москвы и Берлина, то они хотя бы будут ограничивать, чтобы отношения не слишком успешно развивались. Этим, отчасти, занимаются и страны Прибалтики. Не знаю, насколько активна в данном вопросе Литва.

Я исхожу из того, что в Москве прекрасно понимают: в основе политики Евросоюза по отношению к его расширению на Восток лежит желание взять под свой контроль все, что когда-то было под контролем Москвы и России. Это совершенно понятно. И в этом Евросоюз - не новатор: геополитическая конкуренция между Западной Европой и Россией (или Советским Союзом) длится уже много веков. Однако соответствующие решения принимаются не в Вильнюсе, не в Риге или Таллине, и даже не в Варшаве. Они могут подталкивать к чему-то, но решения принимаются все же в Берлине и Париже.

- В последнее время заметно возросла напряженность в отношениях между Литвой и Россией. Возьмем некорректные заявления некоторых должностных лиц России, в том числе и высокопоставленных, о том, что страны Балтии надо оккупировать, стереть с лица земли и т. п. Я имею в виду заявление заместителя председателя Госдумы, руководителя одной из крупнейших политических партий России Владимира Жириновского и заведующего отделом Прибалтики Института стран СНГ Михаила Александрова. Литва болезненно реагирует на действия «Газпрома», а в последнее время и на ужесточение таможенных процедур на границе. Какими же видятся литовско-российские отношения с учетом этого аспекта?
- А почему плюрализм мнений и свобода слова могут быть только в Вильнюсе и не могут быть в Москве? Мало ли кто что в Москве говорит! Поверьте, Москва - это гигантский город, она одна в разы больше всех прибалтийских государств вместе взятых, где чего только ни говорят! В Москве множество всяких институтов, масса научных сотрудников, разных – хороших и плохих. Они постоянно пишут статьи, выступают с докладами, ездят на конференции. При этом, поверьте моему многолетнему опыту, если они предполагают эффект от своих выступлений, то разве что в виде воздействия на тех, кто участвует в данной дискуссии, и на экспертов в Вашингтоне.

Что касается Института СНГ, то он не является официальным учреждением. Это самостоятельный, фактически частный исследовательский институт. Он не принадлежит ни МИДу, ни правительству, ни Академии наук.

Жириновский - совсем не глупый человек, он говорит такие вещи и многие другие не просто так, а иногда - целенаправленно. Но, во-первых, Жириновский все же не определяет политику России…

- Извините! Насколько же заинтересована Россия в оккупации Литвы? Буквально - в военном плане.
- Представить себе, что сидят в Кремле какие-то старцы-империалисты, а кавалеристы уже на конях рядом с танками стоят на Соборной площади и ждут, когда приедет Миллер из Вильнюса и скажет Путину: «Владимир Владимирович, ну совсем распоясались литовцы – не хотят покупать газ по нашим ценам. Не хотят и все!» И тогда Путин выглянет из кремлевского окна, махнет рукой и понесутся казаки и танки…

Это же абсурд! Мультики надо снимать на эту тему или фильмы ужасов. Впрочем, это, скорее всего, будет востребовано только соответствующей местной аудиторией, а остальные вообще не поймут о чем речь.

- Простите, вернемся – а во-вторых…
- Во-вторых, бывая в разных странах Европы, выезжая в разные регионы страны, я не слышал о существовании Литвы, ни разу она не была информационным поводом. Это может звучать обидно для кого-то, но это не только Литвы касается…

Мировая политика делается не в Вильнюсе и не по поводу Вильнюса. Сейчас это более чем очевидно, впрочем, всегда так было.

Я понимаю, что эти проблемы - цены на газ, переговоры с «Газпромом» - болезненны для Литвы. К слову, я читаю практически все московские газеты и о таких переговорах Литвы с «Газпромом» ничего не слышал, а узнал о них из вашей газеты, которую просмотрел в гостинице… Не помнит абсолютное большинство русских о существовании Литвы… Да, это плохо. Российские СМИ мало рассказывают о жизни на постсоветском пространстве, хотя здесь живет много русских.

Так что только недалекие люди, чрезвычайно сконцентрированные на каких-то своих комплексах, пусть и справедливых и что-то значащих для них, могут думать, что мировая политика и внешняя политика России строится на основе отношений Вильнюса и Москвы. На самом же деле это периферийная часть большой российской внешней политики.

Россия всегда была верна принципам максимально возможного в политике взаимного уважения и сотрудничества между государствами, а тем более соседними. Однако реалии жизни не всегда позволяют это сделать.

Мне кажется, что с этого пятачка земли распутывать внешнюю политику России неправильно. Она складывается совсем по другим осям. И то, что здесь происходит, возможно, следствие этого, но не причина. И не здесь главные импульсы российской внешней политики проявляются.

А то, что целый ряд европейских стран не любит Россию, ненавидят русских, справедливо или несправедливо, вспоминают, как она якобы плохо себя вела на данной территории, – все это можно долго вспоминать. Однако беда в том, что на основе этих исторических мифов, а иногда и реальностей, складывается нынешняя политика, политика поддержания антагонизма между ЕС и Россией, поддержания постоянного ажиотажа, чтобы всегда видеть в России врага, чтобы Брюссель и Москва не соединились в настоящем стратегическом партнерстве. Ибо такое партнерство означает, что голос Москвы для Брюсселя будет значить больше, чем голоса многих, многих членов ЕС. Благо, что их теперь столько, что большинство европейцев сразу и не назовут все страны ЕС, да и некоторые брюссельские чиновники и политики не покажут на карте, где находятся государства - члены ЕС.

Внешняя политика – это жесткая вещь. А что вы хотите? Национальные интересы России надо защищать. И здесь защита национальных интересов России, как их понимает Путин, пользуется полной поддержкой россиян. И у русских в этом плане гораздо больше доверия к Путину, чем, извините меня, к президенту Литвы или генсеку НАТО.

Ну а то, что на данном географическом этапе она проводится грубыми методами, ущемляющими интересы сопредельной стороны, ну и что? Хотелось бы тоньше. Но проводить внешнюю политику в условиях конкурентной борьбы в интересах другого государства и в ущерб интересам своей страны?! Кто же так делает? Тем более что некоторые страны Восточной Европы, входившие в СССР или в Варшавский договор (Польша однозначно), сделали ставку на постоянное поддержание тлеющего конфликта между Западной Европой и Москвой и раздувание его при удобном случае, превратив его в стержень всей своей внешней политики. Все это заложено на доктринальном уровне.

Для России главное – это отношения с Вашингтоном, Пекином и даже не Брюсселем, а реально с Берлином, Лондоном и Парижем. Ну и в силу особых симпатий - с Римом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.