Чем меньше остается времени до саммита Европейского Союза, который должен состояться в литовской столице, тем больше можно услышать оптимистических победных заявлений от представителей экспертной среды и общественности. Мол, вопрос практически решен, осталось выполнить формальности. Странной и непонятной является природа такой уверенности. Ведь многие требования европейской стороны или проигнорированы властью Партии регионов, или реализованы чисто вербально. Юлия Тимошенко, которая является для Запада символом выборочного правосудия на Украине, живым воплощением политической вендетты регионалов, как сидела за решеткой, так и сидит. Никаких изменений в ее судьбе, за исключением сомнительных обещаний, нет. А для европейцев освобождение Тимошенко является minimum minimorum, который показал бы честность намерений официального Киева.
 
Зато премьер Николай Азаров раз за разом делает специфические по уровню абсурдности заявления о том, что, даже подписав Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, Украина найдет способ присоединиться также и к Таможенному союзу, хотя бы, например, проведя соответствующий референдум. Что должны думать обо всем этом европейцы? Некоторые аналитики в Киеве утверждают, что Европа настолько заинтересована в Украине, что проглотит все. Почему? Говорят, что Брюссель очень боится отдать Украину Москве. Нет ли здесь преувеличения? Ведь европейская политическая философия (в отличие от американской) сводится к тому, что нельзя освободить любое общество вопреки его собственной воле. То нельзя тянуть Украину в Европу, если она сама не имеет четко выраженного желания там быть. Отсутствие такого четко выраженного желания Администрация Януковича демонстрирует постоянно...
 
Однако многие политологи уже всячески восхваляют его как выдающегося евроинтегратора... Здесь нужно подождать хотя бы до конца ноября этого года. Чтобы не было больших разочарований...
 
К тому же есть еще ощущение какой-то двойной игры со стороны Банковой. Не окажется ли, что вся эта «евроинтеграция» для Януковича и Ко является всего лишь средством шантажа Кремля с целью получения определенных экономических преференций? И не получится ли так, что выдавив из Кремля скидку на газ года на два и, возможно, еще какой-то льготный кредит, команда регионалов сознательно провалит Вильнюсский саммит, оправдываясь перед украинцами тем, что «Европа нас не хочет»?
 
Говорят, что Янукович боится России. Да, но он не меньше боится Европы с ее требованиями демократизации и ограничения его неограниченной власти. Частичное и временное примирение с Путиным ценой отречения от европеизации Украины позволит ему продержаться до выборов 2015 года и, возможно, выиграть их, бросив подачки плебсу за счет московских кредитов. А после этого пойти путем Лукашенко, закручивая гайки внутри страны и отбиваясь от претензий «друзей Путина» на отнюдь не бесконечные активы Украины, необходимые для «Семьи»...
 
Украина тогда будет все сильнее приобретать социально – политические черты нынешней Белоруссии, что обязательно скажется на оппозиции, свободе прессы, на общей атмосфере и т.п..
 
Так что же делать, если саммит в Вильнюсе окажется для Украины провальным? Это вопрос, над которым надо задуматься оппозиционным аналитикам, если таковые имеются. Однако и после политических катастроф жизнь не заканчивается, и необходимо иметь резервный план действий в весьма неблагоприятных условиях. Неблагоприятных аж до перспективы работать в подполье... Ибо если сейчас европейские планы хоть как-то заставляют режим держаться в определенных рамках, постоянно хотя бы внешне, на уровне ритуальных заявлений и объяснений реагировать на надоедливых «мух» из ЕС с их проверками и мониторингами, то после краха евроинтеграции власть сможет действовать в стиле Лукашенко, ничем себя не ограничивая и ведя себя как обычная олигархическая диктатура.

Конечно, определенная продажная часть «демократов» и после краха европейских мечтаний будет занимать места официальных, легальных «оппозиционеров» для международного антуража режима. Им разрешат иногда в студиях Шустера, Куликова и др. остро и принципиально критиковать антинародную власть (с правых позиций; с левых это будут делать коммунисты и социалисты во главе со своим новым лидером – членом фракции Партии регионов Рудьковским). Иногда будут беспрепятственно проводить акции протеста на свежем воздухе, не переходя, конечно, «красной черты», и формируя у широкой общественности окончательное отвращение к любой борьбе.
 
А вот тех, кто будет пытаться реально бороться, с «педагогической целью» будут сажать, избивать, как это делается в Батьки в Белоруссии. Что останется при таких исторических испытаниях от ныне действующей оппозиции? Если же поведение оппозиционеров будет «хорошим», то некоторые смогут надеяться на теплые и уютные парламентские кресла, наконец, Украина – не Белоруссия, почему бы не простимулировать ребят, которые не создают власти проблем...
 
Провал Украины на Вильнюсском саммите Москва воспримет как крупную национальную победу и признак слабости Украины, вдохновит Кремль на значительно более агрессивное поведение в украинском направлении, и тогда один ультиматум будет объявляться за другим. РФ еще наглее будет вмешиваться во внутриукраинскую политику, всячески стимулируя сепаратизм и межрегиональную вражду на Украине. Путин попытается контролировать каждый шаг руководства Украины, превращая нынешних хозяев страны в жалких марионеток , не давая делать ничего без разрешения РФ .
 
Хотелось бы верить, что такой сценарий не реализуется, что Украина все же заключит соглашение об ассоциации с Европейским Союзом и по крайней мере на время уменьшит имперско–интеграционное давление со стороны России и ее сателлитов, которые нервно относятся к любым демократическим примерам для собственного населения, обреченного на покорность.
 
Однако нация с такой драматической историей, как украинская, должна быть готовой к самым неприятным поворотам судьбы, а ее политическая элита и подавно.
 
По крайней мере автор будет счастлив, если все эти мрачные прогнозы не сбудутся. Однако интеллектуальные силы Украины должны подготовить план «Б» , которого на сегодня, похоже, нет...
 
Перевод: Антон Ефремов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.