«Развращает не власть, а страх потерять власть».
Джон Стейнбек.


Александр Лукашенко нашел новую форму работы с кадрами. В советское время это называлось «партийно-хозяйственный актив». Или, как сказал сам президент, пленум ЦК КПСС.

Большое совещание по вопросам строительства и работы с кадрами, в котором участвовало все руководство государства, главы местной вертикали, прошло 10 декабря. Дополнительную торжественность и особую значимость мероприятию придавал тот факт, что оно состоялось в недавно построенном Дворце Независимости.

Государственные СМИ и сам президент настойчиво подчеркивали, что это принципиально новый формат управления. Хотя по содержанию ничего нового в этом мероприятии не было. Обычная официозная тусовка, которые мы видим почти через день, только в более широком составе. Выступление главы государства было хотя и большим по объему, но изобилующим привычными директивными указаниями, призывами, угрозами и разносами. И на первый взгляд кажется не совсем понятным, в чем смысл этого странного форума.

Но ответ дал сам А. Лукашенко. Правда, в длинном выступлении он несколько затерялся, был закамуфлирован, спрятан среди обильного словесного потока. Тем не менее, думаю, что большинство присутствовавших в зале хорошо поняли главный месседж. На такие вещи у правящей номенклатуры есть особый нюх. Ибо в противном случае, они бы там не сидели.

Вот это главное послание, ради которого все и затевалось: «В последнее время опять мне начинают подбрасывать вопросы с выборами. Выбросьте это из головы. Я уже президентства наелся, если уж на то пошло. И изберут меня люди или не изберут — поверьте, это будет зависеть не только от вас. Если я еще буду участвовать в этих президентских выборах. Это только Господу известно, еще до них надо дожить. О выборах говорить не надо. Это не главное. Я не напрягаюсь по этому вопросу, как некоторым кажется».

Кто о чем, а президент все о своем, сокровенном. Пусть не смущает и не вводит в заблуждение форма отрицания и доля некоторого лукавства. Это традиционный стиль А. Лукашенко. Внимательно следите за его отрицаниями, в них — вся соль.

Итак, А. Лукашенко собрал всю высшую номенклатуру, чтобы объявить о начале своей избирательной кампании. Обратите внимание на тему совещания. Сегодня в стране есть гораздо более горячие темы, даже чрезвычайные вызовы. Например, где найти валюту, чтобы спасти финансовую систему, предотвратить девальвацию, о которой говорят едва ли не на каждой кухне. Или та же проблема модернизации промышленности.

Но президент выбрал тему строительства и кадров. Потому что жилищные вопросы очень актуальные, жизненно важные для людей. И хотя никаких новых государственных программ по поддержке населения в строительстве жилья предложено не было, ибо в бюджете больше нет финансовых ресурсов, но обществу посылается месседж, что президент в этой сфере наводит порядок, он беспокоится о людях, старается.

Плюс кадровый вопрос. Потому что во время выборов кадры решают все. Хотя в приведенной выше цитате из выступления А. Лукашенко на совещании есть любопытная реплика: «Изберут меня люди или не изберут — поверьте, это будет зависеть не только от вас». На самом же деле нужный результат зависит не столько от реального волеизъявления населения, сколько от лояльности номенклатуры. Поэтому ее нужно мобилизовать и настроить, если надо — запугать и привязать к себе.

Кроме этих, основных, была попытка решить и некоторые попутные задачи. Например, в государстве начинает развиваться кризис управляемости. Планы и задания, которые раздает глава государства, не выполняются. Почти все директивные экономические показатели в 2013 году с треском провалены Лучшая иллюстрация этого тезиса — ситуация в деревообработке. Хуже того, это начинает видеть население.

Собственно, и положение дел в строительстве подтверждает наличие такой проблемы. Как известно, в белорусской экономике, и тем более в строительстве, существует чрезмерная зарегулированность. Когда-то сам А. Лукашенко критиковал правительство за то, что для строительства придорожного кафе нужно 42 разрешительные процедуры. Что уж говорить о сооружении дома.

Однако, несмотря на этот вроде бы чрезмерный контроль, как следует из выступления президента на совещании, в строительстве преобладает беспорядок, низкое качество, «отрасль буквально поражена ржавчиной коррупции», происходит бесконечное затягивание сроков возведения объектов и пр. Пришлось создавать чрезвычайную комиссию с чрезвычайными полномочиями во главе с главой Администрации президента А. Кобяковым, чтобы привести ситуацию в норму.

На совещании был продемонстрирован еще один элемент кризиса управляемости. А. Лукашенко сам формулирует эту проблему: «Меня информируют, что успешные руководители предприятий не хотят идти во власть... Высокопоставленная должность, как мне докладывают, некоторыми воспринимается как дополнительная нагрузка и источник повышенной опасности... Непривлекательность государственной службы на руководящих должностях — это системная проблема или отдельные недоработки на местах?»

Эту ситуацию проиллюстрировал глава администрации президента Андрей Кобяков: «В резерве на должность заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия было три кандидатуры. Однако от назначения все они по той или иной причине отказались. В результате был назначен первый заместитель председателя Борисовского райисполкома... Почти два года пустует кресло заместителя министра экономики. Долгое время вакантные должности заместителей министров архитектуры и строительства, спорта и туризма». По словам А. Кобякова, еще сложнее ситуация на региональном уровне. Например, при подборе кандидатов на должность первого заместителя председателя — начальника управления сельского хозяйства и продовольствия Крупского райисполкома от нее отказались девять руководителей сельхозорганизаций не только Минской, но и Брестской и Гродненской областей.

Если люди не хотят быть начальниками — это явный признак кризиса системы. Чиновники бегут с тонущего корабля только в предчувствии опасности. Так было в последние годы существования СССР, когда никто не хотел занимать пост партийных руководителей, найти кандидатуру на должность первого секретаря райкома КПСС было большой проблемой.

Это напрямую сказывается на качестве управления. Если заместителем министра сельского хозяйства назначают заместителя председателя райисполкома, то сами понимаете, какой будет эффект. Это как накануне войны в СССР старших лейтенантов назначали руководить полками. Всем известно, что получилось из того эксперимента.

Кроме того, если чиновник не слишком стремится занять руководящую должность, то это значит, что он и не очень боится ее потерять. Для существующей командно-административной системы это крайне опасный симптом. Ибо страх потерять номенклатурный пост — это важный элемент функциональности существующей модели управления. Других-то стимулов в ней нет. Поэтому постоянные угрозы А. Лукашенко посадить начальников в тюрьму — это способ поддержания системы в работоспособном состоянии. Эту же функцию выполняли в свое время сталинские репрессии в отношении руководящих кадров.

Иначе говоря, правящий режим подходит к президентской избирательной кампании далеко не в лучшем состоянии. Отсюда чрезмерные надежды на подобного рода совещания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.