«Умному правителю нужно держать головы подданных пустыми, а желудки — полными».

Лао Цзы

Раз в год А. Лукашенко обращается к теме духовности. В начале января проходит не только рождественский хоккейный турнир, но и вручение премий «За духовное возрождение».

Оказывается, кроме спортсменов, в Белоруссии есть люди, успешно развивающие культуру, искусство. Но похоже, вскоре и это единственное в году обращение к сфере духовности будет вытеснено спортивной темой. Впервые в этот раз на торжественной церемонии вместе с премией «За духовное возрождение» вручалась премия «Белорусский спортивный Олимп». Потому что, как объяснил позже А. Лукашенко, «спортивные победы — сплав силы духа и физических возможностей человека».

Очень боюсь, что скоро эта вторая тема вытеснит первую. Как в том старом советском анекдоте. В институте биологии было написано исследование о слонах в трех томах. Первый том назывался «Все о слонах», второй — «Слоны и коммунистическая партия», третий том получил название «Все о коммунистической партии». Вот и на традиционном приеме по случаю старого Нового года А. Лукашенко вручил государственные награды — кому бы вы думали? Правильно, членам команды президента по хоккею. К штыку приравняли клюшку. Страна должна знать своих героев.

На церемонии вручения премий новый глава Белорусской православной церкви митрополит Павел заявил, что связывает процветание страны с тем, что президент правильно сделал акцент на евангельских духовно-нравственных ценностях. «Вы сами живете так, сами работаете, и, глядя на вас, народ подтягивается», — сказал владыка, обращаясь к А. Лукашенко.

Человек неделю назад приехал в Белоруссию и сразу увидел то, чего многие из нас, слепых, в упор не видят. Белорусы с удивлением узнали, что страна процветает, что ее президент в государственных делах и личной жизни работает и живет по евангельским ценностям. И не поспоришь, ибо митрополит говорит от имени Бога.

На этой же церемонии А. Лукашенко сказал примечательную фразу, на которую обратили внимание многие журналисты и комментаторы. Он заявил: «Пришло время выделить то, что станет объединяющей всех граждан белорусской идеей, в которую поверят все — от академика до крестьянина».

Итак, на 20-м году независимости президент озаботился национальной идеей. Первый вопрос, который возникает в связи с этим: как же так получилось, что 20 лет прошли впустую? Отец нации, который по логике должен являться ее духовным лидером, упустил из виду такой важнейший компонент существования социума.

А. Лукашенко за долгие годы своего правления время от времени обращался к этой теме, но все это ничем не заканчивалось. Думаю, и теперь все ограничится данным заявлением. Это такой дежурный ритуал. Формат мероприятия требовал говорить что-нибудь духоподъемное. Вот и прозвучала такая фраза.

В течение почти 20 лет теперешний режим успешно обходился без всякой национальной идеи. Ибо на пути ее создания существовал ряд проблем. Прежде всего, глубокий ценностный, мировоззренческий раскол белорусского социума является объективным фактором, препятствующим консолидации общества. Национальная идея по самой своей природе призвана объединять общество. Но действующая власть не только не пыталась преодолеть этот раскол, а наоборот, делала все для его углубления. Борьба с политическими противниками стала одним из элементов государственной идеологии, способом укрепления власти. Поэтому для нынешнего режима национальная идея не только не нужна, а даже где-то вредна.

Первым, лежащим на поверхности ценностным основанием для национальной идеи, мог бы быть этнокультурный национализм. Но А. Лукашенко принципиально дистанцировался от него. Не потому, что, как многие считают, не хотел ссориться с Россией, ибо на постсоветском пространстве этнокультурный национализм в любом его варианте будет носить антирусское содержание. В самой РФ есть республики (например, Татарстан), где подобный вариант национального возрождения активно используется. И не потому, что этнокультурный национализм активно использует оппозиция: БНФ и другие организации.

Главная причина неприятия А. Лукашенко этнокультурных ценностей заключается в том, что их нет в массовом сознании президентского электората. Поэтому обращение к ним не дает белорусскому лидеру никаких политических дивидендов.

Думаю, А. Лукашенко пришел к выводу, что для удержания власти никакая национальная идея ему по большому счету не нужна. Он легко нашел ее замещение. Белорусский лидер начал формировать нацию из того строительного материала, который был в наличии, т.е. из тех элементов массового сознания, которые доминировали в обществе. Функцию национальной идеи достаточно эффективно выполняет простенький идеологический конструкт. В отсутствие идейных, ценностных оснований, объединяющих белорусов в единую нацию, эту роль выполняет государство. Для полноты картины, это государство объявлено «социальным». Оно должно быть патерналистским, делить ресурсы, раздавать населению материальные блага, что должно обеспечить политическую лояльность граждан.

Интегрирующей идеей, положенной в основу этого конструкта, стала идея стабильности, материального благополучия. А. Лукашенко пытался сформировать нацию потребителей без национальных корней. Обратите внимание, что в период последней президентской избирательной кампании главным лозунгом белорусского лидера стало обещание довести среднюю зарплату в стране до 500 долларов. И никаких символических, духоподъемных идей, мобилизующих социум на великие свершения. Понятно, что в таком обществе физкультура и спорт важнее духовной культуры, религиозные ценности вытесняются «православным атеизмом». А системообразующим элементом, основным стержнем этой идеологической конструкции является институт вождя.

Проблема в том, что кризис белорусской социальной модели распространяется не только на экономику, но и на идеологию. Конструкт «социального государства» рассыпается, блага заканчиваются. В стране, где самая высокая в Европе и на постсоветском пространстве инфляция, ослабление национальной валюты по отношению к доллару измеряется за год двузначной цифрой, как-то трудно говорить о стабильности, культе потребления. Доверие населения к государственным институтам, в том числе к самому А. Лукашенко, падает. Социальное государство все больше трансформируется в полицейское государство.

В таких условиях не то что пытаться формулировать национальную идею, но даже обсуждать публично эту проблему просто опасно. Ибо это политизирует общество. А в условиях того социального напряжения, которое нарастает в Белоруссии, власть старается любой ценой избежать политической мобилизации. Даже выборы власти стремятся провести как можно тише и вне политического пространства. Состояние аполитичности, тяжелой апатии, глубокой безысходности, непреодолимого пессимизма, полного неверия в возможность перемен, страха, морального релятивизма — все это как раз то, что нужно нынешнему режиму. Дескать, не обязательно нас любить, только молчите.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.