L’express, 9 ноября 1956 года. К нам обращаются Мендес-Франс, Франсуа Мориак и Жан-Поль Сартр. Я смотрю на обложку журнала. Она висит на стене моего кабинета. Почему заголовок составлен именно так? У меня нет ответа. Но я задумываюсь о том, кто и с кем пытается говорить сегодня.

Я задумываюсь о том, что произошло с посткоммунизмом, Украиной, бывшей Югославией, наследием диссидентского движения. И натыкаюсь на неплохой репортаж Мишеля Эльчнаниноффа под названием «На киевских баррикадах» в Philosophie magazine. Я смотрю на баррикаду, которую возвели за ночь перед зданием какого-то ведомства режима, на выстроившихся перед мешками с песком цементом людей. Я смотрю на фотографию в Le Monde, где священники встали между полицейскими и демонстрантами. И слушаю, о чем рассказывают в репортаже писатель Андрей Курков и философ Константин Сигов. И задумываюсь, кто и с кем говорит? Кто обращается к нам?

Они говорят о «майдане». Это понятие персидского происхождения означает обширную площадь, будь она в Египте, Индии или на Украине. Площадь, которая служит местом для народного университета, где все помогают выжить друг другу, где смешиваются люди самых разных возрастов и слоев общества. Сигов сравнивает эту площадь с бастионом на пути исчезновения европейской культуры. События репортажа разворачиваются в конце декабря, но уже в конце января на поверхность вылезают малопонятные радикальные и националистические элементы.

Однако история идет своим чередом, я не могу не вспомнить о моих украинских друзьях, которые не верили в навязанную извне оранжевую революцию и дожидались подходящего момента, чтобы заявить о себе. Теперь этот момент наступил и порождает раскол среди европейцев, в том числе и французов, будь то сторонники Робера Бадентера и Жана-Пьера Шевенмана или же активисты «Национального фронта», лидер которого, как всем известно, сблизилась с Путиным.

Украина так близка и одновременно так далека... Она отчаянно стремится нащупать собственный путь в сообществе наций. И ожидает своей коронации, как Карл Х в Реймсе, не слишком веря в успех. Потому что для того, чтобы сдвинуть с места историю, недостаточно сокрушить памятник Ленину. А украинцы все выходят и выходят на улицы...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.