Удивительно, однако вопреки всему равнодушию и пренебрежительному отношению западных стран к нашей судьбе у в украинцев продолжает оставаться вера в то, что западные демократии нам помогут. Ведь не могут эти столпы западной цивилизации не замечать, кто на самом деле за свободу и демократию, а кто – за авторитаризм и репрессии?
 
Тем не менее, глядя на актуальную политику Европейского Союза, хочется на самом деле пожалеть тех наивных романтиков, которые так упорно хранят свое иллюзорное видение западного мира.
 
Еще раз про ценности духовные и материальные
 
Европейский Союз настойчиво работает над своим имиджем. Но счастливцам, которые оказались по ту сторону европейского забора, оказалось недостаточно наслаждаться благополучием и сытой жизнью, они решили объявить себя еще и верховными властителями духовных ценностей. Так и пишут, что в мире почему-то утвердилось мнение о ЕС, как о прежде всего экономическом объединении. А это не так, ЕС – это «объединение ценностей». Ни у кого ни на минуту не возникнет сомнения в том, что ЕС базируется на четких гуманитарных ценностях: защите человеческого достоинства, свободе, демократии, равенстве, правовом государстве, защите прав человека (личности и меньшинств). Все это так, но, как оказалось, только для внутреннего потребления. Все эти принципы действуют исключительно внутри Европейского Союза. А как быть с ролью ЕС по утверждению этих ценностей во всем окружающем мире? Готов ли сытый Евросоюз хотя бы минимально рискнуть частью своего благосостояния ради утверждения гуманитарных ценностей на всем континенте?
 
Об этом больше можно судить по внешней политике «Объединения ценностей». Наиболее красноречиво о преданности гуманистическим ценностям, или же наоборот – верности Мамоне, говорят действия ЕС в наиболее кризисные моменты истории. Со страхом и недоверием наблюдала старая «добрая» Европа за развалом СССР и парадом суверенитетов. Но эти страх и недоверие были продиктованы не столько неуправляемостью процесса, сколько переживаниями за собственные безопасность и благосостояние. Не секрет, что многие политики и дипломаты привыкли жить и работать в условиях биполярной системы, где все было четко и понятно. Это убеждение, к сожалению, остается и по сей день в головах многих европейских высокопоставленных чиновников, которые наделены полномочиями принимать решения. Желание европейских политиков разделить с Путиным сферы влияния в Восточной Европе является одним из таких атавизмов старой модели международных отношений.
 
Например, немецкие политики почему-то продолжают считать, что имеют полное право вместе с Путиным решать судьбы суверенных государств без участия самих «виновников» события. И представителей «Объединения ценностей» почему-то не беспокоит авторитарный характер российского правления. Не волнует и то, насколько грубо Путин подавил в своей стране демократические СМИ, что он перевел их в режим ручного управления и превратил в мощные рупоры тотальной пропаганды. Цивилизованный Запад смог только помахать пальчиком и несколько раз упрекнуть российского президента за массовые убийства в Чечне, за агрессию против суверенной Грузии и т.д.. И даже это не главное, главное заключается в том, что ЕС не только солидарно не встал на защиту демократических ценностей, он и в дальнейшем продолжил переговоры на равных с человеком, который открыто заявляет про свои неоимперские планы.
 
Создается впечатление, что многим западным политикам гораздо выгоднее иметь дело с одним диктатором, чем с целым рядом демократических правителей. Не хотелось бы, но, кажется, история повторяется. Когда-то на международной конференции в Берлине я слушал выступление советника германского правительства о ситуации в Югославии. Так тот эксперт хотя бы честно признал, что Германия не вмешивается в конфликт, ждет, когда кто-то победит, и затем признает за ними законное право на управление той территорией, которую победитель успел захватить. Таким образом, о защите мирного населения от военных преступлений, выводе из-под удара национальных меньшинств, гарантиях неприкосновенности частной собственности, обеспечении права на свободу и жизнь речь вообще не шла. Если же такой подход и теперь остается актуальным, то «западным демократиям» нужно отказаться от фальшивой, псевдодемократической риторики и заявить об этом прямо и открыто, про то, что они выступают за неукоснительное соблюдение основных гуманистических ценностей исключительно в границах ЕС. По крайней мере, так будет честнее.
 
Известно, что лучше всего идет бизнес у частных фирм из демократического мира, если они имеют доступ к рынкам авторитарных режимов. Что-то не было слышно никаких протестов ни от французского, ни от немецкого правительств насчет экономического сотрудничества с недемократическим Китаем. Деликатные европейские граждане немного пофыркали вокруг товаров из Юго-Восточной Азии, ведь там используется рабский детский труд, но на том возмущение и закончилось. Европейские фирмы не прислушались к призывам о бойкоте авторитарного режима в Белоруссии и напролом бросились делать «гешефты» с Лукашенко. А об экономическом сотрудничестве с авторитарной Россией вообще лучше промолчать. Хуже всего то, что экономические и финансовые лобби стран Евросоюза, обогатившись в России, оказывают политическое давление на свои правительства, чтобы те шли также на политическое сотрудничество с Владимиром Путиным.
 
Если же политики из ЕС думают, что им удастся успокоить аппетиты Путина, отдав ему на растерзание «непонятную» Украину, то они глубоко ошибаются. Аппетит, как правило, приходит во время еды. И мы хорошо помним о тактике «умиротворения агрессора», применявшейся западными политиками, чтобы удовлетворить аппетиты Гитлера. Знаем, чем это все закончилось.
 
Куртуазность игры
 
Разделение сфер влияния в Восточной Европе между ЕС, где первую скрипку играет Германия, и путинской Россией может иметь фатальные последствия. А то, что Европа до сих пор ситуацию на Украине считает достойной внимания только своих дипломатов, о многом говорит. За выработку какого-то четкого документа в деле урегулирования кризиса на Украине высказались только три страны: Литва, Польша и Швеция. Но такие «тяжеловесы», как Франция, Германия, Великобритания, Италия и Испания – категорически против. Они, наверное, традиционно считают, что не стоит работать непосредственно с Украиной, достаточно уговорить только Путина. За благими отговорками о том, что на саммите Россия-ЕС нужно обязательно обсудить «украинский вопрос», против чего категорически выступает Путин, вновь просматривается та самая отвратительная политика «умиротворения агрессора».
 
Но как объяснить этим замшелым немецким дипломатам, что куртуазная дипломатическая игра с Путиным убивает саму идею и те ценности, которыми они якобы руководствуются? Как объяснить им, что вести дипломатические переговоры можно не только с наследниками имперских наций, а пора уже увидеть и молодые нации на Европейском континенте? Как объяснить, что для того, чтобы предотвратить углубление кризиса на Украине, нужно, прежде всего, говорить с самими украинцами?
 
В прошлый четверг немецкий федеральный канцлер Ангела Меркель заявила, что не видит оснований для введения санкций против украинского правительства. Если бы госпожа канцлер откровенно сказала, что не верит в то, что все страны, члены Европейского Союза, проголосуют за введение санкций, что является обязательным условием для совместных действий, то ей можно было бы еще поверить. Мы же знаем, насколько разношерстной является объединенная Европа, насколько партикулярными могут быть действия и интересы различных национальных правительств. Но нет, госпоже Меркель не хватило «очков», чтобы наконец увидеть то, насколько коррумпированными являются украинские суды, какие недемократические законы антиконституционным образом принимает управляемая режимом Януковича Верховная Рада, как преступники в милицейской униформе вместе с криминальными авторитетами похищают людей из больниц, пытают их и убивают. Что уголовные элементы, которых централизованно натравливает партия власти против жителей столицы, избивают случайных прохожих до полуживого состояния. Госпожа канцлер не хочет даже взглянуть на раздетого «Беркутом» на морозе украинского гражданина, не хочет видеть издевательств и унижений человеческого достоинства, которое вытворяют существа в милицейской униформе. А может, она, как немка, этого категорически не хочет видеть, потому что это вызовет у нее плохие исторические аллюзии?
 
Создается впечатление, что госпожа Меркель все чаще просит своих советников подать ей лупу с большими диоптриями, чтобы не увидеть сотен тысяч митингующих на Евромайдане в Киеве, которые борются за те демократические ценности, которые якобы исповедует ЕС, однако вместо этого, чтобы лучше рассмотреть разного рода экстремистов и неонацистов. Ведь, как известно, современная демократическая Германия является такой «пуристской», что не ведет переговоров и с недемократическим Китаем, и с авторитарным режимом Путина. Возникает впечатление, что немецкая внешняя политика является настолько стерильной, что никто в мире не может по чистоте помыслов сравниться с немецкими дипломатами. Так, может, они бы вообще не выезжали за пределы Берлина и наслаждались своей первозданной чистотой? Может, они вместо того, чтобы постоянно говорить про гуманистические ценности Евросоюза наконец попробовали бы жить согласно с ними и бороться за их утверждение? А это уже задача и обязанность не только людей, ограниченных дипломатическим протоколом, а вообще миссия для настоящих граждан.
 
Известно, что выборочной справедливости, как и выборочной принципиальности не существует. Понятно, что на киевском Евромайдане присутствуют разные люди, с разными убеждениями, с разными целями. Никто и не собирается отрицать, что на Майдан в Киеве и других городах Украины рядом с демократически настроенными людьми вышли также футбольные ультрас и члены различных маргинальных националистических и левых групп. Но не они являются мейнстримом этих протестов. Кроме того, футбольные фанаты проявили себя на удивление странно. Вместо того, чтобы  громить все, что попадется под руку, они берутся защищать мирных демонстрантов от нападений милиции и мобилизованных властями полукриминальных парней.
 
Хотелось бы напомнить, что почти два месяца протесты на Майдане носили мирный характер. На главной сцене выступали певцы, оттуда говорили политики, общественные деятели, священники. Радикализировало ситуацию беспрецедентное наступление режима Януковича на основные демократические ценности, права и свободы. 16 января, вопреки здравому смыслу и регламенту Верховной Рады, в парламенте были приняты антидемократические законы. Власть бросила спецназ против мирных демонстрантов. Именно это вызвало недоверие к лидерам оппозиции, которых заподозрили в сговоре с властью. Подозрение базировалась на том, что оппозиция, дабы не испортить себе отношения с Евросоюзом, и, ожидая от него каких-то адекватных предложений, банально затягивала ситуацию. Молодые радикалы увидели в этих действиях коварный «план» того, что Европа вместе с Путиным ждут, чтобы Майдан выдохся, чтобы из-за трескучих морозов люди разбежались и всему пришел конец. В результате на передовую борьбы вышли наиболее радикальные элементы, которые построили баррикады, вооружились «коктейлями Молотова» и начали действовать. Они отразили несколько кровавых атак, потеряли несколько человеческих жизней, борются, несмотря на сильные морозы и усталость. А сытая Европа упорно не желает видеть в них борцов с авторитарным режимом и ввести против этого режима не только санкции, но и ограничения на право въезда в ЕС основных виновников кризиса.
 
Понятно, что западного обывателя, а тем более ответственного консервативного политика и государственного чиновника высокого ранга, не могут не пугать «коктейли Молотова» и горящие баррикады на центральных улицах одной из европейских столиц. Возможно, мысленно они переносят эту картинку к себе, в страны со стабильной, благополучной жизнью. Вероятно, что в это время они проводят параллели с кострами из автомобилей в Марселе или протестами в Афинах и, понятно, что горящей Украины им не надо. Если так, то как же быть с гуманистическими ценностями, на базе которых они якобы объединились? А может, все гораздо проще? Может, все это бутафорский дипломатический театр, который призван просто имитировать озабоченность до тех пор, пока путинская Россия не реализует свой очевидный план? Ведь чего только не сделаешь ради сохранения собственного благосостояния? С кем только не породнишься, с кем только не подружишься...
 
«Пусть другие воюют, а ты, счастливая Австрия, женишься»
 
Эту фразу историки приписывают венгерскому королю Корвину. Такими словами он охарактеризовал успешную политику династии Габсбургов, суть которой заключалась в «приращении» территории империи не путем военных захватов, а путем заключения удачных междинастических браков. С тех пор много воды утекло через Дунай, и сами австрийцы все чаще называют старую империю Габсбургов прообразом Европейского Союза. За короткое время они успешно «справились» со своим прошлым. Несмотря на австрийское происхождение Адольфа Гитлера и многотысячные праздничные манифестации на Хельденплаце по случаю аншлюса австрийцам удалось легко превратиться в первую «жертву» нацизма.
 
Десятилетнее советское присутствие в Австрии не позволило провести в стране полномасштабную денацификацию, и поэтому в сей уютной Альпийской республике стал возможен феномен Партии Свободы. А с развалом Советского Союза Австрия превратилась в тихую гавань для всевозможных богатых воров, украинских и российских олигархов, семей среднеазиатских диктаторов. Гарантия банковской тайны как магнитом притянула в страну всех тех, кто украл свои деньги и искал, где бы их надежно спрятать.
 
Рафинированным австрийским европейцам было безразлично уголовное происхождение этих денег. Главное, чтобы они работали на экономику их государства. А о том, что приток такого богатого криминалитета может существенно повлиять на само австрийское общество, никто особо не задумывался. И теперь новые богатые австрийские граждане массово скупают недвижимость в Австрии. Покупают старые родовые дворцы и замки, устраивают бурные гулянки и балы: реализуют свои представления о светской жизни. Это все давно приобрело карикатурные формы, и культура Моцарта и Штрауса медленно приобретает черты постсоветского «блатняка». Но на что только не пойдешь ради процветания экономики и собственного благосостояния? Даже руки перестанут чувствовать какую-то липкую субстанцию ​​на купюрах, которые так щедро вливаются в австрийскую экономику...
 
Австрийские дипломаты любят часто прикрываться тезисом о неспособности «маленькой страны» повлиять на серьезные международные процессы. Но от «маленькой страны» никто многого и не ждет. Достаточно будет всего лишь расследовать происхождение денег тех украинских чиновников и олигархов, которые имеют свой бизнес, счета и имущество в Австрии. Одних только скупых сообщений о лжи при заполнении финансовых бумаг братьями Клюевыми хватит, чтобы применить против них санкции. Также нужно было бы заинтересоваться деятельностью фирм, которые опекает некий господин Райнхард Прокш, который занимается сокрытием «нажитого» семьями Азарова и Януковича. Кроме того, стоило бы поинтересоваться деятельностью олигарха Фирташа и тем, как он через подконтрольные ему СМИ способствует свободе слова на Украине.
 
P. S. Если  бы Германия перестала наконец  мыслить имперскими категориями  и, несмотря на путинскую Россию, увидела бы и независимую Украину, если бы она отказалась делить  с Путиным мир на сферы влияния, а превратилась в настоящего гаранта утверждения и соблюдения гуманистических ценностей на постсоветском пространстве, то это и была бы неоценимая помощь Украине. Если бы Австрия, на которую с восхищением смотрят западные украинцы, пожертвовала хотя бы частью своего благосостояния и арестовала банковские счета украинских олигархов и инициировала запрет на их въезд в Шенгенскую зону, то это также была бы неоценимая для Украины помощь. Европейцы, мы просим от вас немного: не только декларируйте, но и живите по общечеловеческим принципам.
 
Перевод: Антон Ефремов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.