Как сообщают военные источники, напряженность на линии соприкосновения армяно-азербайджанских войск начала спадать. В минувшие сутки армянская сторона 74 раза нарушила режим прекращения огня на различных направлениях фронта в Карабахе и на армяно-азербайджанской границе. Во всех случаях азербайджанская сторона открыла ответный огонь, потерь нет, сообщает пресс-служба Минобороны Азербайджана.

То, что стали меньше стрелять, радует. И не потому, что автор этих строк является пацифистом. Отнюдь нет. Пацифизм и реальная политика – несопоставимые понятия. Те, кто занимается реальной политикой, даже на аналитическо-экспертном уровне не могут быть пацифистами. Дело в другом. Просто считаю подобного рода человеческие потери абсолютно бессмысленными по той простой причине, что, как не раз отмечала наша газета, они никак не влияют на военно-политический баланс сил на линии соприкосновения войск.

Некоторые эксперты, а иногда и политики, притом с обеих сторон, утверждают, что подобные инциденты преследуют цель демонстрации силы, проще говоря, стороны пытаются нагнать страху друг на друга. Двадцать лет и мы, и армяне этим занимаемся. И все бестолку. Как тут не вспомнить известный, но не совсем приличный анекдот на эту тему…

Часть экспертов, притом как армянских, так и азербайджанских, считает, что конфликтующие стороны, провоцируя подобные боестолкновения местного значения, решают задачи тактического характера.

Считается, что армяне якобы подобным образом пытаются отодвинуть на второй план обсуждение конкретных вопросов, связанных с урегулированием самого конфликта, и заставить посредников сконцентрировать внимание на так называемых мерах доверия, в том числе на разработке механизма расследования подобных инцидентов и договоренности об отводе снайперов с линии фронта.

Солдат Нагорно-Карабахской Республики на границе с Азербайджаном


А азербайджанцы, в свою очередь, создавая видимость крайней взрывоопасности ситуации, пытаются убедить посредников в необходимости ускорения мирного процесса, чтобы избежать новой широкомасштабной войны.

Теоретически невозможно исключить ни тот, ни другой вариант. В принципе, несколько лет назад эти варианты могли бы показаться очень даже реалистичными. Начну с армянской тактики, направленной на создание видимости становления мира без мирного договора, то есть урегулирования конфликта. Во-первых, намного проще говорить о мире, укреплении мер доверия, когда чувствуешь себя победителем, когда оккупировал часть территорий противоположной стороны. Можно даже призвать к вечной дружбе. Во-вторых, без реальных шагов по урегулированию конфликта меры доверия неэффективны и даже опасны, так как создают иллюзию урегулированности конфликта. Пример Грузии тому доказательство.

Там также пытались создать иллюзию возможности достижения мира через укрепление мер доверия. Дошли до того, что осетины могли приезжать в Тбилиси, чтобы просто прогуляться по проспекту Шота Руставели. Создали иллюзию, что конфликт почти урегулирован. И что же в конечном счете?

В-третьих, я неоднократно призывал к разработке самых жестких гарантий безопасности под международным, в том числе и миротворческим контролем для Нагорного Карабаха, если будут достигнуты договоренности по освобождению оккупированных вокруг Нагорного Карабаха районов. Вот это будут реальные меры доверия.

Автор этих строк – один из тех редких азербайджанских журналистов, кто никогда не отказывается участвовать в диалоге, в том числе в тех, которые проходят на территории Армении. Эти конференции также рассматриваются как элементы по становлению мер доверия. И у меня немало хороших знакомых среди армян, в том числе среди политиков и экспертов, которым я лично доверяю. Но это никак не помогает урегулированию конфликта.

Например, предлагают отвести снайперов с линии огня. В принципе, можно. Я даже не выступаю против этого. Но, с одной стороны, возникает вопрос: как это можно проконтролировать? А с другой – это только создает видимость снижения угрозы возобновления широкомасштабных боевых действий. Но реально ничего не меняет с точки зрения реализации мер доверия. Ведь и там, и тут все прекрасно осознают, что при необходимости эти снайперы в любой момент будут возвращены на линию огня.

Азербайджанскую версию после августа 2008 года вообще вряд ли стоит рассматривать серьезно. В августе 2008 года все посредники, за исключением России, которую точно так же вряд ли можно серьезно рассматривать в качестве посредника по той простой причине, что она более, чем Армения, является стороной конфликта, прекрасно осознали, что полномасштабные боевые действия могут возобновиться в любой момент. Тем более Россия своими провокационными действиями в отношении государств постсоветского пространства постоянно напоминает об этом. К примеру, России почти удалось подвести Украину к грани гражданской войны. Не случайно Вашингтон на прошлой неделе вновь обратился к Баку и Еревану с призывом воздерживаться от использования угрозы или угрозы силой.

Между тем в Париже сопредседатели МГ обсудили перспективы мирного, согласованного урегулирования конфликта на встрече с министрами иностранных дел Азербайджана и Армении. А президенты Азербайджана и Армении проведут очередной раунд переговоров в ближайшие недели. Кроме того, более чем уверен в том, что сегодня не воля конфликтующих сторон, а геополитические факторы будут играть решающую роль в возобновлении широкомасштабных боевых действий на карабахском фронте.

И тут российский фактор является решающим. Не случайно что некоторые российские эксперты постоянно заявляют о неизбежности новой войны между Арменией и Азербайджаном. Заместитель директора российского Центра политического и военного анализа Александр Храмчихин высказался о последних событиях на линии армяно-азербайджанского фронта.

В беседе с корреспондентом Vesti.Az эксперт отметил, что всегда считал и считает, что новая война за Карабах неизбежна.

По его словам, поставки российского, израильского и американского оружия в Азербайджан приближают новую Карабахскую войну и тем самым создают значительные проблемы самой России.

Он предполагает, что, решись Баку на восстановление своей территориальной целостности, Москва окажется перед тяжелейшим выбором. Она может, конечно, сохранить нейтралитет под тем предлогом, что «НКР» юридически является частью Азербайджана, а территория самой Армении боевыми действиями не затронута. Однако этот вариант сильно ударит по репутации РФ как надежного союзника повсеместно.
Хотя надо отметить, что не все российские эксперты согласны с Храмчихиным. «В ближайшее время войны в Нагорном Карабахе не будет». Об этом московскому корреспонденту АПА заявил директор Международного аналитико-исследовательского центра Московского государственного института международных отношений МИД России, научный сотрудник Фонда Маршалла (Германия), доктор политических наук, политолог Андрей Казанцев.

Комментируя обострение ситуации на линии соприкосновения войск Азербайджана и Армении в последние дни, политолог заявил, что в настоящее время война начаться не может, ибо сейчас не 90-е, и правительства Азербайджана и Армении не такие слабые. Ныне в Азербайджане есть сильный лидер, и есть с кем договариваться.

По мнению политического эксперта, большие государства, в частности, западные страны, не заинтересованы в начале войны в Карабахе.

А.Казанцев отметил, что никто не желает бросить тень на суверенитет Азербайджана, приняв Нагорный Карабах в Таможенный союз. Политическое решение об этом будет принято в рамках международных правовых норм.

Никак не согласен с оптимизмом господина Казанцева по поводу того, что в процессе принятия Армении в Таможенный союз все вопросы, связанные с Нагорным Карабахом, будут урегулированы в соответствии с нормами международного права. Во-первых, до сих пор в подобных случаях никто «не замечал» существования Нагорного Карабаха. Думаю, Россия попытается решить проблему точно так же, то есть «не заметить» того, что Нагорный Карабах находится в едином экономическом пространстве с Арменией. Во-вторых, на этот раз данный вопрос впервые в публичной плоскости возник в международной повестке дня. Да, существование проблемы заметили, притом не только Азербайджан, но и Казахстан, который является одним из учредителей ТС и Евразийского союза.

Думаю, Владимиру Путину удастся уговорить Нурсултана Назарбаева «забыть» о существовании данной проблемы. Притом, если Путин потерпит поражение на Украине, что более чем вероятно, президент РФ будет убеждать Назарбаева с удвоенной силой.
Предположим, что официальный Баку откажется «забыть» о существовании этой проблемы. В этом случае у Путина нет особого выбора. Можно с учетом международно-правовых норм согласиться с подобной постановкой вопроса со стороны официального Баку и потребовать установления таможенной границы. Притом в данной ситуации речь даже пойдет не об установлении таможенной границы между Нагорным Карабахом и Арменией, а между Арменией и Азербайджаном. По той простой причине, что приграничные районы Азербайджана не имеют никакого отношения к территории самого Нагорного Карабаха.

Теоретически подобная постановка вопроса со стороны Путина возможна. Но тут необходимо учитывать следующие моменты: первый – в случае поражения Путина на Украине, притом после такого жесткого противостояния, президенту России и так сложно будет справиться с реализацией на деле интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Не исключено, что даже в Ереване попытаются соскочить с крючка. Поэтому Путину придется проявить жесткость и последовательность на Южном Кавказе, то есть настойчиво отстаивать интересы Армении, по крайней мере, на первых порах. Проще говоря, Москва сама не станет и попросит союзников по ТС не обращать внимания на протесты официального Баку.

Если Москвой будет избрана подобная тактика, официальный Баку окажется перед очень сложной дилеммой: в случае, если он попытается отстоять эту принципиальную позицию, в конечном счете, придется внести коррективы, в том числе и санкционного характера, во взаимоотношения с членами ТС, то есть с Россией, Казахстаном и Беларусью. Это почти разрыв с Кремлем со всеми вытекающими последствиями. Вопрос только в том, насколько Азербайджан готов к подобным последствиям. Могу однозначно заявить, что без серьезного «военно-политического зонтика» не готов. Или же официальному Баку придется смириться с реальностью. Парадоксальность ситуации заключается в том, что эта реальность основана на формально-фактическом отказе «замечать», притом всеми сторонами данного конфликта, существующую реальность, то есть то, что Нагорный Карабах входит в единое экономическое пространство с Арменией. Но тогда возникнет другой вопрос: зачем надо было вспоминать об «обезьяне»?

Но тут хотелось бы обратить внимание на следующий очень важный момент, с точки зрения перспективы урегулирования карабахского конфликта. По большому счету, несмотря на противоположность позиций, российские эксперты не оставляют для официального Баку особого выбора – или надо смириться с сохранением существующего статус-кво, притом на длительное время, что неприемлемо для Азербайджана, или же «попытать счастья» сейчас по той простой причине, что война все равно неизбежна.
Ни тот, ни другой вариант не устраивает Азербайджан в данный момент. Можно сказать, позиция недопустимости сохранения и далее существующего статус-кво является основным вектором азербайджанской политики по урегулированию карабахского конфликта в течение последних можно сказать, трех лет. То есть правящая элита прекрасно осознает катастрофическое сокращение времени, отпущенного на мирное урегулирование конфликта.

Однако без надежного «военно-политического зонтика», нейтрализующего российское давление, Азербайджан не может себе позволить силовое решение вопроса. Российское вмешательство на стороне Армении неизбежно. По большому счету, допустимо, что нынешние боестолкновения местного значения являются информационной подготовкой к большой войне, которая, не исключено, будет спровоцирована после сочинской Олимпиады.

И все же надо отметить, что эта война не станет для России такой легкой прогулкой, как пятидневная война 2008 года.

Российский танк в пригороде Цхинвала


Во-первых, Азербайджан, в отличие от Грузии, располагает огромными ресурсами. Армия под сто тысяч, хорошо вооружена.

Даже объединенным армяно-российским силам, расположенным в Армении, не так просто будет справиться с азербайджанской армией. Российские силы, дислоцированные в Армении, не рассчитаны на ведение широкомасштабных боевых действий, растянутых по времени.

В Грузии этой проблемы не было. Зона боевых действий находилась на границе с Россией. Все вопросы, связанные с обеспечением и подкреплением для войск, вовлеченных в боевые действия, решались оперативно и, можно сказать, не отходя от кассы.

В случае с армяно-азербайджанской войной так не будет. Российским силам, дислоцированным в Армении, неоткуда будет получать подкрепление и обеспечение, по крайней мере, настолько оперативно, как было во время интервенции в Грузию. И тут вариантов не так уж много – или придется открыть второй фронт на севере Азербайджана, или повторно оккупировать Грузию и наладить обеспечение войск через этот коридор.

Во-вторых, открытое вовлечение России в конфликт, даже в том случае, если до этого времени Азербайджану не удастся обзавестись надежным «военно-политическим зонтиком», станет» серьезной причиной для жесткой реакции со стороны Турции и Запада в целом. Минимум – это крах российской экономики, максимум – военное противостояние с Западом, чего в августе 2008 года чудом удалось избежать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.