Следить за поисками скрывающегося украинского президента — как читать детектив. Новости приходят одна за другой, а с ними порой и очень своеобразные теории. Благодаря социальным сетям слухи распространяются молниеносно. Но в то же время интернет помогает не давать политикам договариваться за спиной Майдана. Через десять лет так будут походить новые демонстрации, но уже направленные против нынешних лидеров оппозиции.

В социальных сетях с выходных с большой помпой распространялись фотографии роскошных резиденций бывшего генерального прокурора Виктора Пшонки и президента Виктора Януковича. Но главным образом обсуждали, где же беглый украинский государственник теперь может прятаться.

Кто прячет президента?

Согласно первым сообщениям, Янукович должен был скрываться в гольф-клубе недалеко от Харькова. Потом — в монастыре Православной церкви в Донецкой области, под которым — бог знает почему — должен был быть аж четырехэтажный бункер.

Но правдой оказалась наиболее шокирующая новость: пограничный контроль аэропорта в Донецке запретил президенту и его сопровождению улететь из страны на частном самолете. Пограничники даже отказались от значительной взятки. Согласно заявлению временного министра внутренних дел Арсена Авакова, потом Янукович улетел в Крым. Там он распустил большую часть охраны, выключил телефоны и исчез в неизвестном направлении. Согласно одной теории, Янукович находится на базе российского Черноморского флота у Севастополя. Официальный рупор российской власти «Российская газета» в свою очередь высказывает подозрение, что Януковича где-то спрятали Соединенные Штаты.

Интернет и социальные сети выполняют функцию обратной связи и для оппозиционных политиков, которые однозначно не могут похвастаться явной поддержкой населения. Юлия Тимошенко, конечно, думала, что, выступая на Майдане, она сделала все правильно. Только вместе президентских амбиций ее ждала буря комментариев, которые можно обобщить следующим образом: «Мы рады, что вы на свободе, теперь лечитесь и в политику уже больше не возвращайтесь, свой шанс вы упустили». О своих амбициях пришлось забыть и Ирине Фарион, которую люди не принимают из-за ее выраженного национализма. А националисты в свою очередь не могут забыть, что она врала о членстве в коммунистической партии.

Против Фарион и отмены закона о языках национальных меньшинств, упрощающего использование русского или венгерского языков в органах власти, выступила главный редактор издательства «Видавництво Старого Лева» Марьяна Савка. Это львовское издательство впервые за свою историю издаст книгу на русском языке. «Украинский — моя любовь и профессия, но я не выношу спекуляций на языковые темы. Должна произойти люстрация, чтобы все это не вернулось», — написала Савка.

О люстрации говорили и на Майдане. И все еще говорят довольно много. Кажется, что чем дальше, тем больше людей объединяет эта тема. «Ты не мог бы отправить мне тексты чешских законов о люстрации? Я буду советником в группе, готовящей наш вариант для “Правого сектора”», — написал мне один мой киевский знакомый. При этом познакомились мы благодаря общему интересу к пивоварению, в последние месяцы на своей странице в Facebook он писал в основном об «идиотах с Майдана» и «оранжевых фашистах».

«Мы должны не допустить того, что поменяются только политики наверху. Мы хотим, чтобы изменилась вся олигархическая система. Я не хочу постоянно наступать на одни и те же грабли. Если это именно они смогут это сделать, я злится не буду», — сказал он мне в ответ на вопрос, почему он будет помогать людям, с которыми не согласен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.