Поправки в закон «О военном положении» наделали много шума в интернете. «Лукашенко разрешил военным стрелять по людям», — писали пользователи соцсетей. Эксперты считают, что белорусский руководитель весьма осторожен, когда речь идет о применении оружия, и предпочитает душить протесты против его власти в зародыше.

Поправки в закон «О военном положении» сейчас находятся на рассмотрении в парламенте. Скорее всего, новый закон вступит в силу в конце года.

В новой редакции закона предусмотрен ряд ограничений прав и свобод граждан. В частности, в случае введения военного положения силовики получают право без санкции прокурора прослушивать телефонные разговоры, проверять почтовую переписку, проводить обыски и пр. Кроме того, при военном положении запрещена работа СМИ, за исключением указанных в перечне, определяемом Министерством информации.

Правда, насчет деятельности СМИ парламентарии пока не определились. «Мы этот вопрос будем смотреть. Он непростой», — подчеркнул депутат Зыгмунд Валевач.

По его словам, в этом случае важно соблюсти баланс — способствовать сохранению плюрализма мнений и одновременно не допускать дезинформации, что в условиях военного положения приобретает особое значение.

Международный пакт о гражданских и политических правах предусматривает дополнительные ограничения прав и свобод граждан в случае военного либо чрезвычайного положения в стране.

«Когда в стране военное положение, может вводиться комендантский час, военная цензура, приостанавливаться действие конституции, партий и профсоюзов, запрещаться проведение митингов и шествий, потому что страна мобилизована, идет война», — объясняет правозащитник Валентин Стефанович.

Он рекомендует разделять понятия «военное» и «чрезвычайное» положение. Закон «О военном положении» будет применяться лишь в случае внешней агрессии.

Однако в законопроекте под понятием «военная угроза» понимаются также массовые беспорядки, которые на территории Беларуси могут чинить другие государства, экстремистские, сепаратистские движения с целью применения вооруженной силы против независимости, суверенитета и целостности Беларуси.

Дополнение термина «военная угроза» массовыми беспорядками депутат Зыгмунд Валевач увязывает с реализацией концепции национальной безопасности.

«Если внимательно читать концепцию национальной безопасности, то там есть такое понятие, как «внутренние угрозы через внешние источники», когда действия внутренних сил в стране вызываются силами извне», — отметил парламентарий в комментарии для БелаПАН.

Валентин Стефанович называет ярким примером таких действий последние события в Крыму.

Отдельным пунктом в новой редакции закона «О военном положении» военнослужащие наделены правом применять оружие. Именно эта поправка в закон встревожила многих политически активных граждан. Мол, белорусские власти изменяют закон под впечатлением Майдана на Украине. Однако проект закона поступил на рассмотрение в парламент в начале декабря прошлого года. Его разработкой занималось Министерство обороны задолго до волны уличных выступлений на Украине.

Кроме того, говорит Валентин Стефанович, в плане применения оружия руки у силовиков развязаны давно. Еще в 2006 году в законы «Об органах внутренних дел» и «О внутренних войсках» были внесены поправки, согласно которым силовики имеют право стрелять «в иных случаях, предусмотренных президентом Республики Беларусь». Хотя ранее все случаи применения оружия были четко прописаны.

«Все эти изменения в законах позволяют применять оружие без всякого военного и чрезвычайного положения», — говорит Стефанович.

По его словам, поправки, принятые в 2006 году, размывают понятие преступного приказа.

«Каждый военнослужащий должен четко понимать случаи, в которых он имеет право применять огнестрельное оружие. А тут получается, что президент дал приказ, и никого не волнует, законный он или нет», — отмечает правозащитник.

«19 декабря 2010 года они могли бы это сделать, если бы президент дал такой приказ», — добавляет собеседник.

При всей своей репутации жесткого правителя в плане применения оружия Лукашенко — большой перестраховщик, говорит эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич. Он подчеркивает: любые попытки смены власти в стране Лукашенко старается душить в зародыше.

«Он всегда принимает превентивные меры значительно большие по масштабу, чем существует реальная опасность», — отмечает политолог. К примеру, когда на улицу выходит тысяча протестующих, то во дворах прячется вдвое больше силовиков.

Собеседник приводит пример, когда в марте 2006 года после выборов бывший кандидат в президенты Александр Козулин повел колонну демонстрантов к центру изоляции правонарушителей на столичной улице Окрестина, где содержались задержанные активисты.

«Лукашенко действительно испугался, что Козулин возьмет штурмом эту тюрьму. И тогда милиция применила против людей спецсредства. Иначе объяснить те брутальные действия против достаточно мирных демонстрантов довольно тяжело», — говорит политолог.

Что касается поправок в закон «О военном положении», то Валерий Карбалевич видит в них и «психологическую реакцию на Майдан«.

По его мнению, порог опасности у Лукашенко довольно невысок. Если он будет видеть, что власть может убежать из рук, то лучше лишний раз перестрахуется.

Иначе говоря, стиль Лукашенко — жестко, но по возможности бескровно сыграть на опережение, чтобы предотвратить риск неконтролируемого развития событий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.