Киев возвращается к нормальной жизни. Улицы в центре города, которые еще месяц тому назад были похожи на поле боя, сегодня полны жителей и туристов. На одной из восстановленных городских площадей я встретился с активисткой ЛГБТ Аленой Шевченко, которая стала революционеркой. Я много слышала об этой открытой лесбиянке, которой удалось сформировать военизированное подразделение, состоящее только из женщин. Кое-кто называет их «амазонками Майдана».

Алена встала в ряды революции в самые первые дни, но идея сформировать женскую сотню (так казаки называли боевой отряд из ста человек) появилась у нее немного позднее, как реакция на пренебрежительное отношение к женщинам на Майдане. Женщинам на площади Независимости предлагали делать бутерброды, а они, между тем, строили баррикады.

Вначале в подразделении у Алены было всего восемь женщин (в основном правозащитницы из феминистских организаций и групп ЛГБТ). Но благодаря социальным сетям их количество на площади Независимости выросло до 500 человек, а в других местах до 1500 с лишним. (Для сравнения: у «Правого сектора» в центре Киева на регулярной основе было около 2500 бойцов.) «Это поразительно, потому что феминизм на Украине до сих пор как ругательство, — говорит Алена. — Точно так же, как и слово „гей“».

Еще большей неожиданностью стало то, что протестующие Майдана, и особенно крайне правые группировки, ставшие главной движущей силой в борьбе против Януковича, согласились на присутствие в своих рядах гомосексуалистов, но не феминисток. Гомофобия на Украине на подъеме. Компания социальных исследований GFK Ukraine провела в 2013 году опрос, который показал, что 80 процентов респондентов отрицательно относятся к гомосексуалистам. Это как минимум на восемь процентов больше, чем в предыдущем году. Другой опрос в 2013 году провел «Гей-альянс Украина» и украинский государственный институт социологии. 63 процента опрошенных украинцев сказали, что гомосексуализм — это извращение или психическое заболевание; и лишь девять процентов поддержали однополые браки. В послереволюционной Украине ситуация для украинского ЛГБТ сообщества складывается не лучше.

Во-первых, в высшем руководстве страны по-прежнему много открытых гомофобов. Исполняющий обязанности президента Александр Турчинов (он также баптистский проповедник) в 2007 году произнес свою знаменитую фразу: «Если у человека нормальные взгляды, вы вешаете на него ярлык консерватора. А те, кто пользуется наркотиками или выступает за содомию — их вы называете прогрессивными людьми. Но все это извращение». Некоторые лидеры крайне правой националистической партии «Свобода» получили в послереволюционном правительстве министерские посты, в том числе, должность заместителя премьер-министра. Если говорить честно, «Свобода» в последние месяцы поубавила свою антигомосексуальную риторику. Один из депутатов этой партии в парламенте Юрий Сиротюк в 2012 году назвал первый гей-парад в Киеве «актом агрессии» против Украины, однако сейчас он придерживается более умеренной позиции. «Мы уважаем права всех меньшинств, однако легализация ЛГБТ взорвет эту страну, — заявил он в интервью. — Если мы вынесем эту дискуссию на парламентскую трибуну, отделится не только Крым, но и все украинские области начнут выходить из состава страны».



Новое правительство также активно пытается заблокировать антидискриминационный закон, защищающей представителей ЛГБТ на рабочих местах. Данный закон, который проталкивали в рамках переговоров об интеграции с ЕС, если говорить откровенно, стал единственным прогрессивным событием в жизни местного гей-сообщества с 1991 года, когда Украина первой в числе постсоветских государств исключила гомосексуализм из числа уголовно наказуемых деяний. (Некоторые его противники утверждают, что поддержка этого закона дала бы России карт-бланш. В прошлом Кремль демонстрировал просто поразительные способности к быстрой и эффективной организации на борьбу против любого гей-движения на Украине.) Сейчас украинский парламент готовится к рассмотрению законопроекта, похожего на российский закон о запрете пропаганды гомосексуализма, согласно которому даже дискуссии на тему прав геев будут внесены в разряд преступлений.

Недавняя волна насилия против украинских гомосексуалистов показала, насколько сложная ситуация для активистов ЛГБТ возникла на Украине. В январе и феврале крайне правые революционные боевики пять раз нападали на знаменитый гей-клуб. Его владельцы не захотели предавать эту историю гласности, боясь новых атак, обвинений в «непатриотичности» и в принадлежности к лагерю «кремлевских провокаторов». Поэтому они просто закрыли свое заведение. Близлежащие шикарные магазины никто не тронул.



Несмотря на такие акты агрессии, активисты ЛГБТ находятся в сложном положении, что касается революции. Когда я связался с участницей революционной кампании Богданой Бабич, которая разместила на своей страничке в Facebook кадры нападения на гей-клуб, она отказалась со мной разговаривать, заявив, что мне не следует создавать «информационную шумиху» в период кризиса на Украине. Когда группа ЛГБТ-активистов решила в прошлом году поддержать революцию, она понимала, что делать это придется тихо. «Большинство активистов ЛГБТ решили полностью поддержать революцию и принять в ней участие, потому что европейские ценности близки к нашим ценностям и целям, — заявил в январе в интервью интернет-телеканалу „Громадське телебачення“ известный местный активист ЛГБТ Богдан Глоба. — Но в то же время мы решили не поднимать свои радужные знамена в ходе протестов, не требовать к себе особого внимания и не демонстрировать публично свои озабоченности».

Депутат от «Свободы» Сиротюк прав, когда говорит о том, что большинство членов парламента не проголосуют за закон об однополых браках. Абсолютно все попытки вынести данный законопроект на голосование приводят к общественному возмущению и массовым протестам. Здесь все политики, как либеральные, так и консервативные, единодушно сходятся во мнении о том, что украинским геям надо подождать еще лет 15-30, пока не произойдет расширение гражданских прав. Такое мнение высказывали почти все местные политики, с которыми мне удалось поговорить за прошедшие три месяца.

Появились даже сообщения, что Евросоюз думает о том, чтобы положить под сукно гражданские права ЛГБТ на Украине. Министр юстиции Украины Павел Петренко сказал в понедельник, что Европейская комиссия отказалась от своего требования включить в антидискриминационный закон «сексуальные меньшинства», хотя это обязательное требование для интеграции в ЕС. Позднее представительство ЕС в Киеве сообщило: «Позиция ЕС не изменилась; мы предпочитаем такое решение, в котором закон будет распространяться на сексуальную ориентацию». С таким заявлением выступил представитель делегации ЕС на Украине по вопросам прессы и информации Дэвид Стулик (David Stulík). Как сказал один привлеченный к этим переговорам источник, ЕС намекнул на возможность отмены положения о правах ЛГБТ на переговорах об интеграции, а украинское правительство поспешило объявить, что это вопрос решенный. По словам Глобы, который присутствовал в среду на переговорах между представителями Еврокомиссии и украинскими организациями гражданского общества, Еврокомиссия исключила из своих переговорных требований положение о правах геев.

А как же быть тем активистам ЛГБТ, которые находились на передовой в дни революции? «Лично я чувствую, что меня предали. Это как предательство с обеих сторон, — говорит украинский гей-активист Зорян Кысь. — Новое украинское правительство воспользовалось хаосом послереволюционной ситуации как предлогом для того, чтобы не допустить прохождения через парламент каких бы то ни было законов о правах геев». Зорян не наивен; он понимает, что до однополых браков и полного равенства еще годы и годы. Но равенство на рабочем месте было важным первым шагом в правильном направлении. А теперь этот закон, обеспечивающий равенство на рабочем месте, оказался в беде.

Я задал Шевченко из «амазонок Майдана» тот же самый вопрос: чувствует ли она себя преданной новым послереволюционным правительством? Для нее альтернатива в виде некоего союза с Россией гораздо хуже. «О каких правах геев можно будет говорить в таком случае? — заявляет она. — Несмотря на сохраняющиеся противоречия, мы сделали пару отчетливых и ясных шагов в сторону ЕС. А это означает, что у всех у нас есть надежда».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.