По мере того, как кризис на Украине затягивается, сопровождаемый ухудшением обстановки на юго-востоке страны и кратким визитом в Киев вице-президента США Джо Байдена, дабы обозначить символическую поддержку своей страны, начинают контрастно прорисовываться черно-белые контуры кризиса. Они складываются вокруг простого факта: как Запад воспринимает концепцию о месте России в Европе и мире.

В бушующей между Россией и Западом словесной войне по поводу Украины США выпустили «кота из мешка», назвав Россию региональной державой. Действительно, после распада Советского Союза и при явной слабости пришедших правителей «сократившейся» Российской Федерации, Запад под предводительством США вознамерился поставить Москву на место.

Отправной точкой в определении будущего стало воссоединение Германии, ибо, вопреки заверениям, Запад включил в НАТО не только Польшу, но и страны Балтии, которые прежде были составной частью Советского Союза. Особую значимость обрела Украина, поскольку, в отличие от таких более мелких государств, как Грузия, была единственной территорией на границе внешних рубежей России с населением в 45 миллионов человек, остававшейся вне пределов орбиты Запада. Тем временем Россия, пережив череду слабых лидеров, вступила в эру ставшего президентом Путина, затем после некоторого перерыва вернувшегося на этот пост.

Общеизвестно высказывание Путина, когда он охарактеризовал распад Советского Союза как величайшую трагедию ХХ века. Какими бы ни были его взгляды на новейшую историю, он решительно настроен упрочить авторитет российского государства и найти пути укрепления позиций своей страны посредством создания евразийской экономической группировки из бывших советских республик, в которой существенная роль отводилась Украине.

В планах Москвы Украина занимала особое место, учитывая ее размеры, культурные и религиозные связи, а также ее крымский регион, подаренный Никитой Хрущевым и являющийся базой Черноморского флота России. Даже в то время, как Европейский Союз вел переговоры с Виктором Януковичем, бывшим тогда президентом Украины, о ее ассоциации с ЕС, президенту Путину удалось предотвратить этот шаг, предоставив щедрый заем в 15 миллиардов долларов и скидки на газ.

Сущий ад разразился в Киеве, когда вспыхнули акции протеста и тысячи людей заполонили центральный Майдан, чтобы соорудить баррикады и выразить протест против этого решения. Своим покровительством Запад оказал широко разрекламированную поддержку протестующим. Президент Янукович безуспешно пытался взять ситуацию под контроль, что привело к снайперской стрельбе и десяткам жертв. Когда министры иностранных дел Франции, Германии и Польши, помимо других стран, при российском участии подписывали соглашение, призывающее к проведению новых президентских выборов в конце года, протестанты почуяли запах победы. Они разорвали соглашение и вынудили президента Януковича бежать в Россию.

Захватив власть и назначив новые выборы на конец мая, киевский истеблишмент и его западные сторонники предпочли позабыть о нескольких основополагающих фактах. Украина — разделенная страна. В то время, как западная часть хочет быть в составе ЕС, примерно половина страны на Востоке и Юге представлена преимущественно русскоговорящим населением, прочно связанным с Россией религией, народными обычаями и торговлей. В украинской революции, как ее называют на Западе, половина страны не была представлена.

Крымский полуостров, несомненно, связан с Российской Федерацией особой близостью, и по мере нарастания демонстраций и протестов Москва воспользовалась этим и аннексировала его. Для большинства россиян и их двоюродных братьев в Крыму полуостров всегда оставался русским.

Далее пророссийские демонстранты на Востоке подумали, что раз уж киевские протестующие смогли превратить Майдан в поле битвы, то и они смогут последовать их примеру и захватить региональные учреждения в восточных городах и поселках и воздвигнуть баррикады. Эту патовую ситуацию удалось на время приостановить в результате встречи в Женеве министров иностранных дел США, России, ЕС и Украины. Вопреки ожиданиям, они смогли договориться о мирном решении вопроса.

Проблема, конечно, заключалась в отсутствии механизма исполнения решений. Демонстранты, захватившие административные здания в крупных и мелких городах, воздвигнув вокруг них баррикады, отказались прекратить протесты и разойтись по домам, воспользовавшись амнистией от ареста. Русские и Киев обвиняли друг друга в происходящем, и временные киевские власти начали наступление.

Чего хотят Запад и Россия — ясно. Запад пытается втянуть Украину в орбиту своего влияния, а Москва ясно дает понять, что желает более широкой автономии для регионов при том, что страна должна стать неприсоединившейся по отношению к Западу и России.

Киев обещал предоставить больше автономии юго-западным регионам, но при этом выступил против предложения о федерализации, и, похоже, остается приверженцем Запада. Со своей стороны, Путин предупредил, что он оставляет за собой право на вмешательство для защиты русскоговорящего населения Украины. Тем временем США и Европейский Союз наложили некоторые санкции на отдельных российских граждан, приближенных к истеблишменту, и на один российский банк. Раздаются угрозы ввести дополнительные санкции.

Очевидно, что обе главные стороны смотрят на кризис с очень разных точек зрения. Во-первых, маловероятно, что Москва согласится с американским определением России как региональной державы. Во-вторых, потакание мечтаниям Киева потенциально стать членом ЕС и НАТО навлечет на Запад неприятности. Отстаивая законные интересы своей страны, Путин натолкнется на выставленную Западом стену.

Простых ответов нет, но для Киева одна из возможностей деэскалации кризиса заключается в том, чтобы не просто выдавать обещания, а на деле показать юго-востоку страны, что он серьезно намерен внести поправки в конституцию. Понятно, что требование демонстрантов о проведении референдума для определения их будущего является максималистским.

Мир будет питать надежду, что на обеих сторонах возобладает мудрость, и для прорыва из тупиковой ситуации будут использованы обходные пути. Ясно, однако, что до тех пор, пока Вашингтон рассматривает Россию как региональную державу, «колесница мира» с места не сдвинется.

*С. Нихал Сингх — влиятельный индийский аналитик и писатель, ветеран индийской политической журналистики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.