Украино-российская газовая эпопея вплотную приблизилась к кульминации. 16 июня в 10:00 по московскому времени Газпром перевел НАК «Нафтогаз Украины» на предоплату и прекратил поставлять голубое топливо Украине, сохранив объемы поставок в Европу. Это произошло на фоне взаимных судебных исков, которые обе компании подали в Стокгольмский арбитражный суд. Начинается активная фаза третьей газовой войны между Киевом и Москвой. Чем она завершится, пока не известно, но уже сейчас видно, что Украина в результате получит больше, чем потеряет, если сумеет удачно воспользоваться стратегически проигрышными позициями России.

Такому повороту событий предшествовала длительная подготовка - девять раундов трехсторонних консультаций (Украина - Россия - ЕС) и еще несколько двусторонних встреч. Основные требования, которые публично выставили участники, довольно просты. РФ потребовала от Украины оплатить задолженность за потребленный газ. Взамен Киев предложил Москве снизить стоимость голубого топлива до рыночной и закрепить ее новым контрактом. Но ход переговоров и события в газовой сфере, которые происходили якобы параллельно, свидетельствуют: речь идет не только о цене и долгах, а скорее о закреплении новых геополитических реалий в отношениях между Газпромом, Нафтогазом и Европой.

Похоже, что ЕС намерен похоронить «Южный поток», чтобы Россия прокачивала топливо через территорию Украины. В этом Европа непосредственно заинтересована. Началось все с того, что 2 мая состоялся первый раунд трехсторонних консультаций с участием руководителей энергетических ведомств России и Украины, а также еврокомиссара по вопросам энергетики Гюнтера Эттингера. Сам факт их проведения показал два существенных момента. Во-первых, посадив своего человека за стол переговоров с представителем новой украинской власти, Кремль не только де-факто признал ее легитимность, но и показал, что, когда речь идет о деловых вопросах, особенно в газовой сфере, политическая позиция РФ относительно Украины отходит на второй план и становится довольно гибкой. Во-вторых, появление на переговорах третьей стороны, то есть ЕС, не только обезопасило наших чиновников от очередных попыток подкупа, которыми никогда не гнушался Кремль в двусторонних консультациях. Она ознаменовала то, что теперь в решении многих украино-российских вопросов Москве придется иметь дело не только с Киевом, но и с Брюсселем. Кремлю будет становиться все сложнее обыграть Украину, ведь до недавнего времени узкий арсенал средств воздействия официального Киева на Москву значительно расширяется европейскими рычагами. Россия не в восторге от этого факта, но вынуждена принять его как данность.

Переговоры Кремль начал в своем стиле - на языке ультиматумов и психологического давления. Сначала его позиция заключалась в том, что, пока Киев не погасит задолженность, никаких переговоров быть не может. Кроме этого, Газпром угрожал перевести Нафтогаз на режим предоплаты уже 2 июня. Однако сначала россияне все же сели за стол переговоров, а затем несколько раз переносили конечный срок уплаты долгов и внедрение режима предоплаты сначала на 7, потом на 9-10, а после на 16 июня. Более того, 11 июня Путин даже в несвойственном ему стиле публично признал, что россияне вынуждены искать компромисс на трехсторонних консультациях, для того чтобы не потерять Украину как потребителя газа. Что подтолкнуло Москву к такому зримому ослаблению позиций?

Прежде всего, причиной могли стать действия самой Украины. Нафтогаз 30 мая перечислил Газпрому $ 786 млн. за газ, купленный в январе-марте по цене $ 268,5 за тыс. м3. В тот же день украинцы были готовы подать иск на россиян в Стокгольмский арбитраж. То ли уплаченные деньги, либо же готовность Нафтогаза судиться привели к тому, что российский газовый монополист, по словам министра энергетики Продана, на переговорах 2 июня начал искать компромиссы.

В СМИ даже появилась информация, что стороны пересматривают цену топлива, импортируемого в апреле и мае, и россияне готовы предоставить скидку украинцам не только за счет уменьшения экспортной пошлины, но и путем коммерческих переговоров и, возможно, нового соглашения. Так или иначе, а уже через неделю, 9 июня, Газпром отказался от всех своих слов и продолжил настаивать на немедленном погашении задолженности и цене $ 385 за тыс. м3, оформленной с учетом стодолларовой таможенной скидки.

Возможно, что именно представители Евросоюза сыграли решающую роль на переговорах. Пока европейцы угрожали россиянам, Кремль принимал участие в консультациях и смягчал свою позицию. 1 июня еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер заявил, что «проект газопровода «Южный поток» не продвинется, пока Россия не изменит своего курса относительно политического кризиса на Украине». Вероятно, именно поэтому на следующий день Газпром был очень покладистым, поскольку надеялся обменять уступки в газовом споре с Украиной на гарантии реализации «Южного потока». Однако, когда ЕС перешел к реальным действиям, позиция Москвы радикализировалась. 2 июня Еврокомиссия призвала Болгарию приостановить строительство газопровода из-за того, что проект противоречит европейскому законодательству. 3-4 июня за прекращение строительства газопровода высказалась целый ряд европейских чиновников, в том числе и президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. Очевидно, что именно тогда ЕС пришлось прибегнуть к определенному давлению на Болгарию, которая всегда была лояльна к России, несмотря на свое членство в Евросоюзе. Не обошлось и без участия США, ведь именно после встречи с американскими сенаторами Маккейном и Мерфи 8 июня глава болгарского правительства распорядился приостановить все работы в рамках проекта. Однако, на следующий день министр энергетики заявил, что Болгария якобы не отказывается от проекта, который для нее является стратегически важным. Но это уже не имело значения, ведь эта существенная угроза была реализована, потому Россия моментально пересмотрела свою позицию, отменив все договоренности в украинско-российских газовых вопросах, достигнутые неделей ранее. Вполне возможно, что на активную фазу газовой войны Россия решилась именно тогда, когда поняла, что на этом этапе ей не удастся ничего выторговать.

Еще один мотив, который мог принудить россиян к сотрудничеству, - необходимость потянуть время. Дело в том, что на 1 апреля в подземных хранилищах Украины имелось лишь 7,2 млрд. м3 голубого топлива, а это грозило срывом поставок европейским потребителям в осенне-зимний период и невыполнением контракта со стороны Газпрома. Подобная ситуация была в прошлом году, когда Газпром долго заставлял Нафтогаз закачать топливо в ПХГ, но в конце концов воспользовался услугами Фирташа, благодаря которому в хранилища закачали необходимое количество газа по льготной цене и за российские деньги. В этом году Фирташ оказался вне игры, поэтому Газпром решил подождать, пока Нафтогаз закачает в хранилище достаточное количество газа (даже без оплаты), а потом ставить ультиматумы. В результате на середину июня в ПХГ было около 14 млрд. м3 (почти вдвое больше, чем на начало квартала). И хотя европейцы говорят, что для бесперебойного транзита было бы хорошо иметь 18-20 млрд. м3, однако Газпрому хватит и этого. Теперь можно поднимать бучу и ставить ультиматумы, тем более, если из уступок Украине не удается ничего выторговать у ЕС.

Но как бы не маневрировал Кремль, пытаясь отстоять свои «законные интересы», но время играет против него. Торгуясь по мелочи и избегая локальных уступок ради сохранения стратегических позиций, Газпром только теряет в долгосрочной перспективе. Сегодня уже никто не говорит об участии России в модернизации ГТС Украины. Зато над ней работают ЕБРР и ЕИБ прежде всего для обеспечения расширенных возможностей реверса, а впоследствии и для более масштабной реконструкции газопроводов. Похоже, что ЕС намерен похоронить «Южный поток», чтобы Россия прокачивала топливо через территорию Украины. В этом Европа имеет непосредственный интерес, ведь только в таком случае модернизация ГТС окупится.

С разделением НАК на компании по добыче, транспортировке, хранению и поставкам газа, процесс которого уже начался, наша страна войдет в единый энергорынок ЕС. Это приведет к появлению на Украине крупных европейских энергокомпаний, а с ними и топлива по цене $ 300-320 за тыс. м3, которую они нам уже предлагают. Правда, нужно разблокировать реверс из Словакии, но времени для этого достаточно, по крайней мере, до октября-декабря Украина может обойтись без российского газа. Следовательно, наконец обретет энергетическую независимость, для чего, оказывается, не хватало только государственной позиции украинской власти. 

А Россия постепенно теряет цивилизованные рычаги влияния на Украину. У нее остается только агрессия: эмоциональная (невыгодное отключение газа, безосновательные угрозы ЕС и истерия чиновников) как проявление бессилия и военная (захват Крыма, поддержка сепаратистов и собственные военные действия) как последний шанс уничтожить государственность Украины, которая понемногу набирает обороты на своем пути к цивилизованному миру.

Перевод: Антон Ефремов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.