Украина стоит на пороге больших политических перемен. Война на востоке существенно изменила баланс сил в регионах и породила множество полевых командиров, уже проявляющих свои политические амбиции.

На сегодняшний день главными центрами влияния в стране являются Киев, Днепропетровск во главе с лидерами группы «Приват» и значительно утративший свои позиции Донецк. Очевидно, что даже после окончания войны Донбассу понадобится некоторое время для формирования новых элит и восстановления своего ареала.

Противостояние Петра Порошенко и Игоря Коломойского уже очень скоро станет главным фактором поляризации политических проектов. В окружении господина Коломойского уже давно созрела идея создания собственной политической партии. Но если еще не так давно «приватовцы» искали партнеров в среде старых элит, теперь они готовы пойти в политику самостоятельно.

Электоральной базой проекта Коломойского должна стать центральная Украина – Харьковская, Запорожская, Днепропетровская и Одесская области.

В большую политику может пойти и сам Игорь Коломойский. По прогнозам «приватовцев», в случае досрочных парламентских выборов политический проект, аффилированный с Коломойским, может набрать от 15% до 25%. По их мнению, теоретически это позволяет претендовать не только на пакет должностей в будущем правительстве, но даже на пост премьер-министра. Вторым источником новых лиц в политике станут лидеры военных формирований на восточном фронте. Командиры некоторых батальонов уже сейчас готовятся к политической карьере. У многих есть свои пресс-службы, появляются аналитики и советники по политическим вопросам.

Активность на фронтах окрылила многих пока неизвестных широкой общественности лидеров. Конкуренция батальонов на военном фронте перерастает в противостояние между их спонсорами. Уже сейчас видны попытки создания частных армий и лояльных военных подразделений, успехи которых пытаются конвертировать в реальное политическое влияние.

Но если еще недавно полевые командиры полностью зависели от своих покровителей, уже скоро, почувствовав свое влияние, они начнут диктовать условия. Вернувшись с фронта, они очевидно начнут искать союзников на политической арене или создавать собственные проекты.

Двумя показательными примерами таких полевых командиров являются лидер «Правого сектора»  Дмитрий Ярош и командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко.

Ярош родом из Днепродзержинска Днепропетровской области, Семенченко родился и вырос в Донецке. Первый формально уже появился в публичной политике, создав собственную партию и выставив свою кандидатур на президентских выборах; второй семимильными шагами осваивает азы политической борьбы, проявляя большую медиа-активность в попытках влиять на решения штаба АТО и Генштаба ЗСУ.

База «Правого сектора» находится в Днепропетровске, откуда они регулярно совершают вылазки в соседнюю Донецкую область. Батальон «Донбасс» своей главной целью видит закрепление позиций в самом Донбассе, в идеале со штаб-квартирой в Донецке.

На фронте уже говорят о соперничестве между этими двумя лидерами. Окружение обоих командиров достаточно нелицеприятно отзывается друг о друге. Видимого противостояния между ними нет, более того, бойцы подразделений в эти дни принимают участие в совместных операциях. Во время одной из таких операций и встретил их корреспондент «Украинской правды».

Как оказалось, Дмитрий Ярош и Семен Семенченко до этого лично не были знакомы. Воспользовавшись знакомством с обоими командирами, «Украинская правда» записала с ними совместное интервью.

Возможно, уже в скором будущем оба станут завсегдатаями политических ток-шоу. Но их первое знакомство состоялось посреди поля неподалеку от города Курахово Донецкой области. Сначала мы встретили Дмитрия Яроша. Автомобиль, в котором сидел господин Ярош, стоял прямо посреди поля, окруженный вооруженными бойцами. Увидев корреспондента «Украинской правды» он вышел и приветливо поздоровался.

- Это ваш район патрулирования?

- Нет. Но сегодня была необходимость нашего присутствия здесь.

- Это Донецкая область. Сейчас очень много говорят о противостоянии между днепропетровскими и донецкими батальонами. Насколько это правда?
- Нет, это неправда. У нас на одной базе находится личный состав различных батальонов и отношения абсолютно дружеские. Мы часто бываем вместе на выполнении общих задач. Мы и сейчас здесь находимся на таком совместном задании.

- Я так понял, что ближайшая цель в этом районе - это Донецк? Насколько сейчас там безопасно?
- Конечно, это наша главная цель. И там сейчас опасно. Я бы вам не советовал туда ехать. Передо мной такой задачи не ставилось - ехать в Донецк, но наши разведроты бывают в том числе и в Донецке.

- Этот миф о страшном «Правом секторе» - он все еще жив?
- Ну российская пропаганда продолжает делать из нас какую-то страшилку, но люди все равно видят, кто есть кто. Хотя русские сейчас в «Правый сектор» записывают всех - и Нацгвардию, территориальную оборону, всех. Это как на Майдане после 19 февраля, когда весь Майдан стал «Правым сектором» - все надели балаклавы, взяли палки, коктейли Молотова и так далее.

- А вы вообще представляли себе, что когда-нибудь будете участвовать в реальных боевых действиях?
- По большому счету, управляя военизированной организацией, я всегда готовился к войне и готовил к этому других.

- Кстати, зачем вы шли на выборы? Ваш результат вас разочаровал?
- Нет абсолютно! Я же сам приостановил свою избирательную кампанию. Ну... была такая потребность. Ребята из моей команды считали нужным это сделать и я такое сделал. Но и ситуация изменилась. Мы пытались демилитаризироваться, а тут началась война. Нам пришлось снова надеть форму.

- Вы наверное часто общаетесь с Игорем Коломойским. Говорят, что он думает о походе в большую политику. Вам что-то об этом известно?
- Ну, мы не часто общаемся, но иногда случается. Я не могу сказать, что у нас настолько близкие отношения, чтобы он делился своим сокровенным. По крайней мере, сам он на встречах со мной о таком не говорил.

- А как вы чувствуете, хочет ли он и дальше быть губернатором области, или уже задумался о национальном масштабе?
- Ну, я видел в одном из его интервью, что он не исключает такой сценарий. Но сейчас меня больше интересует не анализ действий Коломойского, а то, что будет происходить на востоке. И от этого, кстати, будет зависеть и судьба самого Коломойского, как и всех нас. Победим, вернем Крым – будем иметь государство. Не победим, все потеряем.

- Кстати, здесь недалеко Семен Семенченко приехал к своим. Вы случайно не будете с ним встречаться?
- Ну, чего бы нет. Чего бы не познакомиться...

- То есть вы не знакомы?!
- Нет.

- Так давайте мы вас познакомим!
- Давайте...

Бойцы «Правого сектора» вместе с Дмитрием Ярошем стояли неподалеку от базы разведчиков батальона «Донбасс», куда прибыл Семен Семенченко. В полевых условиях командир батальона «Донбасс» ходит с неприкрытым лицом, хотя в медиа традиционно появляется в балаклаве. Нам пришлось уговорить Семенченко надеть балаклаву, чтобы записать это интервью на камеру.

Ярош и Семенченко с улыбкой пожали друг другу руки.

Ярош: Много друг о друге слышали и видели...

Семенченко: Да, по российскому ТВ особенно.

Ярош: Да уж...

Семенченко: Будет же истерика у российского телевидения - мы же в виртуальном мире их фантазий живем!

УП: Я вот спрашивал у Дмитрия, теперь у вас спрошу: есть ли какая-то ревность и непонимание между днепропетровскими и донецкими? Коломойский говорит о присоединении одних районов к Днепропетровской области, вам, очевидно, это не нравится... Это сказывается на взаимоотношениях между батальонами?

Ярош: У меня ответ был однозначен, что нет...

Семенченко: Да мы только что познакомились! Какая может быть ревность, если мы друг о друге только в газетах читали! Ну, наверное, на уровне пацанов какие-то есть моменты, им хочется совершать подвиги, но это нормально...

УП: По поводу обеспечения - кто из вас более обеспечен?

Ярош: (оба смеются) Ну мы больше изучаем их, чем друг друга...

УП: Ну я так понял, что у вас больше, поскольку у вас есть конкретный спонсор...

Ярош: Ну, что вы меня так с Коломойским связываете?! Поверьте, что это разные вещи: обеспечение от Коломойского и то, что мы получаем. Нам каждый тепловизор или прибор ночного видения без какого-либо участия Коломойского достается.

Семенченко: У них, судя по всему, также как и у нас. Нам Игорь Валерьевич дал лагерь и на этом вся помощь эго закончилась. Вам тоже, наверное, дал лагерь?

Ярош: Нет, нам не Игорь Валерьевич дал лагерь...

УП: А говорят, что вам в Днепропетровске выделили целую гостиницу - это правда?

Ярош: Отель в Днепропетровске? Нет, не он, но человек из областной администрации.

УП: Кто именно - Филатов или Корбан (украинские бизнесмены Геннадий Корбан и Борис Филатов – прим. ред.)?

Ярош: Ну, так один из них.

УП: Я уже спрашивал у Дмитрия, когда это (силовая операция на Востоке Украины – прим. ред.) может закончиться, он сказал, что через несколько месяцев. Что вы думаете об этом?

Ярош: Я не думаю, что у нас есть шансы завершить войну в краткосрочной перспективе, за две недели или месяц. Я думаю, что несколько месяцев все равно на это понадобится. И очень многое будет зависеть от политической воли руководства – какими ресурсами и насколько активно продолжать эту операцию.

Сейчас, несмотря на неоднократные обращения полевых командиров, к сожалению, мы видим, что и обеспечение и логистика страдают. Связью боевые части не обеспечены.

Представьте себе, что до сих пор корректируют огонь артиллерии по мобильному телефону! Это трудно представить в какой-то нормальной армии мира. Но есть надежда, что это будет исправлено и назначение на пост министра обороны Валерия Гелетея (генерал-полковник Валерий Гелетей, в 2007 – 2009 гг., 2014 г. - глава Госохраны Украины, с июля 2014 г. - министр обороны Украины, – прим. ред.) и руководителя Генштаба являются абсолютно оправданными.

УП: А вы лично знакомы с новым министром?

Ярош: Да, я знаком с господином Гелетеем уже некоторое время и вижу, что это действительно боевой генерал, несмотря на то, что он делал карьеру в Министерстве внутренних дел. Думаю, что он сможет достичь результата именно на этой должности. Потому что непосредственное планирование любой масштабной операции – это функция Генштаба и генерал Муженко (Виктор Муженко - генерал-лейтенант. начальник Генерального штаба ВС Украины – прим. ред.) достаточно серьезно себя проявил во время АТО.

Семенченко: Я думаю, что это продлится несколько месяцев. Дело в том, что это начало куда более серьезной истории.

УП: Существуют опасения, что после окончания войны, многие не сложат оружие – кто-то пойдет на Киев, кто-то станет частной армией... У вас есть такие опасения?

Ярош: Поствоенный синдром, конечно, будет, и понятно, что какая-то часть людей будет жить не по правилам государства. Но при всем том, я думаю, что подавляющее большинство добровольцев хочет нормальной жизни, и я убежден, что они вольются в нормальную жизнь.

УП:
А вы сами - пойдете в политику или будете и дальше продолжать военную карьеру?

Ярош: Поживем-увидим. Пока что никаких планов нет.

Семенченко: Хрен его знает... Давайте доживем сначала.

УП: Это интервью, возможно, будет смотреть кто-то из представителей высшего руководства - Гелетей или Порошенко. Вы можете к ним обратиться напрямую.

Ярош: Да я с ними и так общаюсь частенько. А на войне публичные заявления не всегда полезны.

Семенченко:
Ну, я тоже общаюсь... Но что я хочу сказать: дайте больше оружия!

Ярош: О! Это поддерживаю! Даже пусть будет публичное заявление.

УП: Очень много военных высказывают претензии относительно пограничников, которые допускают на территорию государства оружие и боевиков из России. У вас есть такие претензии?

Ярош: Пограничная служба своими ресурсами закрыть границу не в состоянии. Всегда ли она адекватно действует – это уже вопрос к конкретным лицам. Как мне кажется - не всегда. И когда была ситуация с луганским пунктом, который блокировался, и во многих других случаях. Поэтому мне кажется, что господин Литвин (глава Госпогранслужбы Украины Николай Литвин - прим. ред.) не на своем месте. И я убежден, что человека надо менять.

Семенченко: Давайте так. Этот человек из прошлого. Прошлое границы – это коррупция, контрабанда и ни в коем случае не героизм при ее защите. Если мы хотим героизма, значит, нужно его убирать и ставит новых людей. Не могут старые мехи делать новое вино.

(В день публикации этого интервью стало известно, что в руководстве Госпогранслужбы готовятся кадровые изменения, результатом которых станет отстранение Николая Литвина от охраны государственной границы – прим. автора).

УП: В ваших регионах, где вы родились и выросли, в разное время были разные хозяева областей. Хозяином Донбасса называли Рината Ахметова, сейчас хозяином Днепропетровска называют Игоря Коломойского. Вы можете проанализировать действия этих людей? Действительно ли Коломойский делает то, что делает, искренне или за этим есть расчет?

Ярош: Коломойский вынужден делать то, что он делает. Потому что революцию делал не Коломойский, а делала национально-сознательная украинская община, а он уже стал губернатором, воспользовавшись определенными плодами революции. А сейчас, чувствуя настроение днепропетровцев, он все же проводит государственную политику. Как только он перестанет это делать, люди его сместят с этой должности тоже. Все очень просто.

Семенченко: Я за то, чтобы роль олигархов уменьшалась. Они должны быть богатыми людьми, исправно платить налоги и не лезть в политику. А про Игоря Валерьевича Коломойского я могу сказать, что это умнейший человек и сейчас его позиции совпадают с позицией Украины, но в принципе бизнес должен быть отделен от управления государством.

УП: А что случилось с Ахметовым – он сдал регион или вынужден был сдать регион?

Ярош: Я думаю, что все же мы преувеличиваем роль Ахметова в Донбассе. И в принципе ситуация это показала. Мифы о том, что он контролирует все и вся, посыпались в одно мгновение.

Не исключено, что после революции люди Ахметова или он сам накачивали ситуацию, чтобы влиять на Киев. Фактов у меня нет, но оперативная информация такая до меня доходила.

Очевидно, они слишком перекачали ситуацию и он вынужден был бежать из своего Донбасса куда-то под Киев, в Конча-Заспу (исторический район на юго-востоке Киева – прим. ред.). Поэтому нельзя преувеличивать роль олигархов. Как правило, это заканчивается большой кровью.

Семенченко: Как ни странно, я почти согласен со всем, что сказал Дмитрий, хотя сам из другой области. Когда я увидел, как Янукович выступал в Ростове, я подумал, «Господи, какой идиот нами правил!».

И понял, что телевидение – это великая вещь, которая увеличивает значимость и ум людей в десятки раз. В большинстве своем - это дутые мифы.

Ринат Ахметов должен быть меценатом клуба «Шахтер», платить налоги и зарплату своим рабочим. Ни в коем случае он не должен заниматься судьбами государства. Для этого есть народ и его представители.

В день публикации этого интервью стало известно о похищении мэра города Курхово Сергея Сажко. Именно на подступах к этому городу и были замечены Семен Семенченко и Дмитрий Ярош. Позже на аккаунте «Правого сектора» в Facebook появилось сообщение, что мэр был задержан по подозрению в пособничестве сепаратистам. Однако официально эта информация пока не подтверждена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.