«Сомнамбулы» — так называется самая популярная в мире книга о причинах войны 1914 года. Австралийский историк Кристофер Кларк объясняет, как лидеры сильнейших европейских держав шли по пути к Первой мировой войне, сами того не желая и не отдавая себе в этом отчета.

Один немецкий политолог недавно тоже упомянул о сомнамбулизме, когда говорил о медленном нарастании напряженности между Западом и Россией. Станет ли падение Boeing 777 Malaisyan Airlines для украинского кризиса тем же, чем стало убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда в Сараево для Первой мировой войны? Или же оно, наоборот будет последним тревожным сигналом, который заставит всех осознать происходящее, пока не стало слишком поздно?

Пока еще слишком рано говорить о том, на ком лежит непосредственная ответственность за падение рейса МН-17. Сепаратистах? России? Киевских властях? Как бы то ни было, политическая ответственность Владимира Путина тут совершенно ясна.

Однако и европейцы допустили целый ряд грубых просчетов в оценке политики «восточного партнерства», которая должна была укрепить связи бывших советских республик с Европейским Союзом без вступления в него. У ЕС есть все основания для того, чтобы заботиться о стабилизации своего восточного и южного окружения.

Проблема в том, что его «ближнее зарубежье», как говорят в Москве, одновременно является и «ближним зарубежьем» России. У Кремля нет никакого желания отдавать эту зону влияния европейцам, тем более что он уже потерял контроль над Центральной Европой после распада СССР в 1991 году.

Конфронтация была неизбежна. Ее средоточием стала Украина, самая густонаселенная страна региона с наиболее выраженными проевропейскими тенденциями. Руководство ЕС не было готово ни отказу бывшего президента Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации, ни к последовавшим за ним массовым акциям протеста в Киеве, ни к агрессивной реакции Владимира Путина.

Даже после бегства Януковича в феврале этого года конфликт все еще оставался внутренним украинским делом, хотя Запад и Россия определенно не были безучастными зрителями. Отправной точкой международного кризиса стало решение Владимира Путина воспользоваться политическим хаосом в Киеве для аннексии Крыма.

Вооруженный конфликт стартовал после того, как поддержанным Москвой вооруженным группировкам не удалось поднять толпы людей на востоке Украины в поддержку «федерализации» страны, то есть отделения русскоязычных регионов с последующим присоединением к «родине-матери». Без политической и логистической поддержки пророссийским мятежникам не удалось бы взять под контроль Донецк, Луганск и Славянск. Они не могли бы долго продержаться в противостоянии с украинской армии, которая, несмотря на плохую подготовку, получила мощную мотивацию после избрания в первом туре президентом Петра Порошенко.

Россияне, чтобы не сказать российские власти, поставили сепаратистам тяжелое оружие, танки, ракеты и т.д. Москва отказалась от жесткого контроля на границе с Украиной, через которую пошли бойцы и техника. Командиры сепаратистов — это чаще всего российские граждане, как, например, «министр обороны» самопровозглашенной Донецкой народной республики Игорь Гиркин, он же «Стрелков».

Этот человек — прибывший из Москвы бывший сотрудник российской военной разведки. Стрелков даже опубликовал такое предупреждение на своей странице «ВКонтакте»: «Предупреждали же — не летать в нашем небе». После падения малазийского Boeing сообщение удалили.

Его войска похожи на него самого. Это бывшие военные, бойцы российских спецслужб, демобилизованные и деморализованные советские солдаты, которые воевали в Афганистане в 1980-х годах. К ним присоединились преступники всех мастей, как это уже было во время войны в Югославии в 1990-х годах.

Местные жители тоже участвуют в боях, но по рассказам журналистов и «командиров» об особом энтузиазме тут говорить не приходится. Эти солдаты удачи стоят на некоторых блокпостах и спешат вернуться домой по наступлению ночи.

Владимир Путин занял двусмысленную позицию после новости о крушении рейса МН-17: «Этой трагедии не произошло бы, если бы на этой земле был мир, во всяком случае, не были бы возобновлены боевые действия на юго-востоке Украины». Иначе говоря, он возложил политическую ответственность на украинские власти независимо от того, кто выпустил эту ракету. При этом он формально не повторил сразу же прозвучавшие в Москве обвинения против Киева, не отрицая тем самым возможность пуска со стороны пророссийских мятежников. Российская пресса придерживается такой же линии. Тем самым Россия пытается выгородить себя при любых обстоятельствах.

Как бы то ни было, российскому руководству будет непросто убедить кого бы то ни было в своей полной непричастности к обострению ситуации на востоке Украины. Пусть это и президент Порошенко решил силой вернуть контроль над занятыми сепаратистами городами.

Он отказался придерживаться прекращения огня. Он небезосновательно опасался, что что мятежники могут воспользоваться им для укрепления собственных позиций. Россия же в свою очередь ничего не предприняла, чтобы подтолкнуть сепаратистов к переговорам. Словно она была заинтересована в продолжении беспорядков для дальнейшей дестабилизации киевской власти.

Пока Петр Порошенко занят военными операциями на востоке, он не может дать старт структурным реформам, которые необходимы для реанимации украинской экономики. И не ведет борьбу с коррупцией, хотя она была одним из главных требований демонстрантов с Майдана.

Такое разочарование людей может очень скоро получить воплощение. Возможностью для этого станут осенние парламентские выборы, которые могут вызвать новую политическую нестабильность.

Владимир Путин абсолютно прав: катастрофа самолета Malaisyan Airlines свидетельствует о срочной необходимости найти быстрое политическое решение. Только вот вовсе не обязательно на российских условиях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.