По прошествии первых лет трансформационного процесса на Украине на первый план должна была выйти именно демократически-федеральная, а не президентско—централизованная система. Еще в 2004 году на это указывал эксперт по делам Восточной Европы Эрнест Пиэль (Ernst Piehl) в своей книге «Открытый фланг Европейского Союза» (Die offene Flanke der Europäischen Union). Во время президентских выборов на Украине в ожесточенной борьбе с Россией тогда победил «герой оранжевой революции» Виктор Ющенко.

Украина не сделала шага вперед — даже наоборот. «Оранжевая революция», которая давала большие надежды, провалилась на всех «фронтах». «Оранжевые» представители Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко ругались между собой. Таким образом, они упустили из виду (в то время когда Россия не была настолько политически и экономически сильным государством) возможность переноса вектора на европейские страны, проведение реформ по «освобождению» раздробленных национальностей. Иначе как грехопадение проевропейской Украины назвать это нельзя.

Те, кто так же как я в то время находился на Западной Украине, установили, что живущие там люди не имели понятия, что происходит на Востоке Украины и что думает русское население. В данный регион страны не приезжали (исключение составил Крым, который считался самым недорогим местом отдыха на море). К сожалению, кажется, что сегодня оценка ситуации на Украине может иметь лишь две альтернативы: к власти должен прийти человек, который либо «понимает российского президента Путина», либо «поддерживает киевских фашистов». Именно сейчас необходим дифференцированный взгляд на сложившуюся ситуацию.

Конечно, оккупация Крыма Россией, противоречащая всем нормам международного права, не может получить одобрения. Присоединение в одночасье территории суверенного государства в начале XXI века в Европе не должно быть допущено. Но нельзя быть «слепым на один глаз». Ведь и «западная сторона» допустила грубые ошибки: Европейский Союз (к сожалению, в качестве младшего партнера США) из-за своей абсолютно неправильной политики по отношению к Украине поспособствовал началу самого крупномасштабного международного конфликта на европейском континенте со времен Балканской войны. Как часто бывает, причинами стали лень, невежество и незнание истории внешней политики США и ЕС в отношении соответствующей страны.

В своем «миссионерстве» — как можно скорее принять всех в Европу — политические акторы Старого Света потеряли способность видеть национальное «душевное» состояние, возникшие структуры власти, веками складывавшиеся историю, культуру и идентичность. Так ЕС хотел свои ценности «вплести» в контекст украинских.

ЕС не осознал, что на Украине ведение диалога с политической элитой центра будет недостаточно. Влияние региональной элиты (например, в Донецкой области) и групп экономистов-олигархов (так называемые «стагнархи», которые ведомы только своими личными интересами, пытались препятствовать любому развитию рыночной экономики и правового государства) очень велико. Таким образом, они ограничивают поле для политических маневров стоящих у власти до тех пор, пока вторые не окажутся на стороне олигархов, как это сделал смещенный президент Янукович.

Неспроста на саммите в Вильнюсе в ноябре 2013 года Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом подписано не было. Начиная с 2003-го года, Украина развивает интеграционные связи с ЕС в рамках проекта «Восточное партнерство». Но ничего определенного между обеими сторонами не произошло. ЕС был рад, что, начиная с 2004-го года, проевропейские силы Украины получили политический вес в стране. Однако Старый Свет не учел, насколько был тонок «лед», на котором разворачивались политические «баталии». Проевропейские политики не позаботились о восточной части Украины. Как наивно! С 2008-го года все переговоры о Соглашении об ассоциации с ЕС велись без партнера — России. Игнорируя плачевную экономическую ситуацию и глубокую «пропасть» внутри страны, ЕС хотел, чтобы пророссийский президент Янукович подписал Соглашение, выполнив все политические критерии, но без получения экономической и финансовой помощи от Союза. Известно, насколько важны демократия, права человека, плюрализм, рыночная экономика и т.д. для Европы. Но для страны, в которой средняя заработная плата равна 190 евро (и все зависит от региона), существуют другие приоритеты. В свою очередь, предложение со стороны России об экономической помощи в размере десяти миллиардов евро и снижение цен на поставки российского газа должны были превзойти предложение ЕС. Правда, несмотря на все же состоявшееся подписание Соглашения об ассоциации с ЕС новыми властями Украины, страна еще долгое время будет находиться «вне» Европы.

Не принимая во внимание тот факт, что Россия воспринимает расширение НАТО на Восток как нарушение Западом договора, все это не соответствует идеальной картине «мирного проекта» (как его охотно именует сам ЕС). Речь идет о расширении НАТО на территорию исторического пространства своего большого соседа, России. Территория, которая является политически крайне «привлекательной». Для убежденного европейца очень неприятно видеть, как его мирное сообщество не может ничего поделать — с самого начала нужно было разрядить ситуацию. Получилось наоборот — напряжение росло. Это и стало грубой ошибкой европейской дипломатии. Сегодня люди безрассудно погибают на Украине; встречное ужесточение санкций не решат проблем.

Вернемся к раннее упомянутой концепции решения конфликта на Украине. Сегодня США и ЕС оценивают ее скептически. Хотя президент Петр Порошенко назвал децентрализацию первым пунктом в своем «мирном плане». Ясно одно: если Украина хочет помирить русское население на Востоке страны с остальным государством и вернуть его обратно, то нужно от недоверия перейти к открытым отношениям. К тому же нужно дать гарантии русскому населению на сохранение его культурной, языковой, экономической идентичности и предоставить право на автономию внутри Украины. Только так украинские власти могут удержать свои границы. Однако давление после сецессии будет все сильнее и сильнее, что, в конце концов, приведет к «расщеплению» страны.

После аннексии Автономной республики Крым Россией Украина сегодня представляет собой централизованное государство во главе с президентом, состоит из 24 областей (регионов) и со столицей в Киеве, который обладает особым статусом. 78% составляют украинцы, 17 процентов приходится на русское население. Украинцы составляют большинство в регионах; в Луганской и Донецкой областях (главные районы ополчения) русское население все-таки является меньшинством — примерно 38% от всего населения. Области — это исключительно административные округа центральной власти; их губернаторы назначаются президентом. Очевидно, что ни одно правительство (неважно, какое у него «происхождение») не хочет «заводить» данный механизм.

Конституционная реформа должна привести к федерализации государство с населением в 46 миллионов человек. Возможно, в несколько этапов. Немецкая или австрийская модель могла бы стать примером. И вот здесь ЕС мог бы выполнить грамотную, консультативную задачу. В любом случае, население каждого региона должно выбирать свое собственное региональное парламентское собрание, и, тем самым, косвенно определять свое региональное правительство и губернатора. Можно было бы регионам дать возможность принимать решение о второй палате в рамках национальной политики. Все вышеперечисленное должно сопровождаться политической и финансовой поддержкой местного самоуправления. Сегодняшняя централизованная Украина либо будет федерализирована, либо будет яблоком раздора политических интересов, что приведет к развалу страны.

Франц Шаусбергер — профессор университета в Зальцбурге; является главой Института Европы и бывшим главой правительства Зальцбурга.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.