«Скопление проблем вовсе не означает уклонение от их реального разрешения, наоборот, обязывает нас искать пути выхода, ну а при создавшемся положении в Нагорном Карабахе и вокруг него необходимо совершить в глобальном смысле геополитический прорыв. Безусловно, одним из выходов является применение силовых мер, а именно начало боевых действий в зоне конфликта для освобождения оккупированных территорий. В этом контексте силовые приемы как способ разрешения конфликта в принципе нельзя исключать из арсенала допустимых средств. Их применение может быть оправдано при условии, что сила, в том числе и вооруженная, применяется в законных рамках, и лишь тогда, когда мирные средства оказались неэффективными». Об этом заявил echo.az эксперт в области безопасности, доктор юридических наук, профессор Кямиль Салимов.

По его словам, к тому же стоит заметить, что формы применения силы различны, она главным образом включает такие меры, как задержание «лидеров» сепаратистов и террористических группировок, установление «мирных коридоров», вмешательство миротворческих сил, которые могут воздействовать на обстоятельства, поддерживающие конфликт. «Однако начать войну, тем более, если она носит освободительный характер, так как речь идет о восстановлении территориальной целостности, легко и просто. К войне в обязательном порядке надо быть готовым, не говоря уже о нашей подготовленности к тому миру, который рано или поздно будет достигнут между двумя соседними странами. Главное состоит в том, что, начав боевые действия, необходимо быть уверенным, что мы добьемся победы с минимальными потерями в живой силе. В этой связи хотелось бы отметить, что ни у кого из нас не должно быть сомнения в боеготовности национальной армии Азербайджана, так как речь идет о существенном психологическом факторе -национально-патриотическом духе нашего народа, и к тому же, за последнее время в области военного строительства сделано не мало. Тем не менее, даже одного этого факта недостаточно для достижения победы. Наглядным примером служит анализ военной компании российской армии в Чечне, административные границы которой в рамках Российской Федерации контролируются правительством. Начало боевых действий в Нагорном Карабахе не исключает возможность принятия этой компанией долговременного позиционного характера. Причина тому, что ряд государств, и в частности, Россия, по всей вероятности, будут содействовать Армении посредством материально-технической и иной помощью. Немаловажную роль в оказании помощи Армении, возможно, сыграет и Иран, который всячески ее поддерживает и имеет общую границу с Арменией и неконтролируемую границу с оккупированной территорией Нагорного Карабаха. К тому же действия Азербайджана будут квалифицироваться международной общественностью с подачи официального Еревана как очередной геноцид турков против армянского меньшинства - граждан Азербайджана в Нагорном Карабахе».

Как сказал эксперт, при таком развитии событий нетрудно догадаться, как поведут себя не только крупные западные державы, международные и европейские структуры, но прежде всего наш северный сосед, который может повторить сценарий Б.Ельцина от 1992 г., когда правительство России заблокировало железнодорожные, автомобильные и водные коммуникации Азербайджана, что сыграло немаловажную роль в потере наших территорий. «С другой стороны, вопрос в том, сможем ли мы при нынешней весьма сложной ситуации, сложившейся в Грузии, бесперебойно использовать морские и автомобильные коммуникации через ее территорию с выходом на Запад».

«Так что же нужно предпринять для достижения конкретных результатов? На мой взгляд, самое главное состоит в том, что Азербайджану надо получить политическую поддержку и международно-правовые санкции для реализации рассматриваемых задач. Прежде всего, необходимо добиться признания уже свершившегося международного преступления в Нагорном Карабахе. И в этой связи вначале следовало бы определиться в исходной правовой позиции по квалификации преступных акций в Нагорном Карабахе не как международного правонарушения, а как международного преступления. По существу, речь здесь идет о необходимости анализа решений законодательных и исполнительных органов Республики Армения, свидетельствующих о достаточности доказательств относительно прямой агрессии Армении против Азербайджана и нарушения его территориальной целостности и суверенитета», - отметил он.

По его словам, наряду с этим должна быть дана правовая квалификация действий незаконных вооруженных формирований марионеточной «армии Нагорного Карабаха», как террористической национально-сепаратистского толка. Причем анализ законодательных и нормативных актов Армении, а также квалификации деятельности «армии Нагорного Карабаха» предоставляют нам возможность с полной уверенностью утверждать, что есть все правовые основания добиться признания международными структурами не только агрессии Армении, но и целесообразности принятия против нее политических и экономических санкций. Таким образом, приступая к рассматриваемой процедуре, необходимо уже сегодня добиться принятия международным сообществом политических и экономических санкций против Армении и так называемой «армии Нагорного Карабаха», что, естественно, в последовательном плане дает нам полную возможность приступить к силовым акциям в Нагорном Карабахе. Фактически, речь идет о гуманитарной акции силового воздействия. «Мы не будем подробно исследовать проблему правовой квалификации в виду ограниченной возможности данной публикации. Однако отметим лишь один важный фактор, который занимает особое место при рассмотрении всех сценариев развития событий. Так или иначе, в случае недостижения сторонами мирного урегулирования, начала боевых действий и их прекращения, возвращения беженцев и вынужденных переселенцев в места их постоянного проживания и обеспечения безопасности как граждан азербайджанской, так и армянской национальности, станет приобретать актуальность вопрос о введении международных миротворческих сил в зону конфликта. Общеизвестно, что в международной практике используется метод разведения конфликтующих сторон, предполагающий установление «коридора безопасности» и введение миротворческих сил. И потому Азербайджан уже сегодня должен быть готовым к подобного рода сценарию и, следовательно, рассмотреть возможность принятия эффективных и коллективных мер по освобождению оккупированных территорий», - отметил он.

Как сказал Салимов, в дополнение следует тщательно исследовать международную практику контроля по регулированию конфликтов на любой стадии их развития, что составляет неотъемлемую часть внешней политики всех стран. «В этой связи, Минской группе ОБСЕ следует определиться в выборе совершенно новой стратегии урегулирования карабахского конфликта. Так, например, в современном международном праве существуют следующие квалифицирующие признаки конфликта - предотвращение, управление, разрешение, трансформация, что связано с различными стадиями возникновения и развития конфликтов. Принимая во внимание деструктивные инструменты политики Армении в отношении Азербайджана, включая агрессивные действия сепаратистского режима Нагорного Карабаха в лице «армии Нагорного Карабаха», что квалифицируется как международное преступление, необходимо ходатайствовать перед ООН о выборе некоего промежуточного положения, которое в современной международной практике именуется как «меры по осуществлению мирного процесса» или «меры по принуждению к миру». Эти меры проводятся без согласия стороны-инициатора конфликта и предполагают использование элементов силовой акции в рамках миротворческого контингента ООН».

По его мнению, хорошим примером служат действия коалиции государств-членов ООН при лидирующем положении США, которые освободили Кувейт от иракской оккупации во время войны в Персидском заливе в 1991 году. «Поддержание мира подразумевает миротворческую деятельность военных и, в частности, развертывание воинских контингентов для облегчения процесса урегулирования, по которому имеются соответствующие четыре известных резолюций Совета Безопасности, обязывающие армянские вооруженные формирования освободить оккупированные территории. Здесь также имеется в виду не только деятельность Азербайджана, но и мирового сообщества в рамках международного права по достижению принятия решений о применении экономических и политических санкций против Армении и «армии Нагорного Карабаха». Несомненно, все виды этой деятельности предполагают разнообразные тактические средства и приемы, начиная от силовой акции до дипломатических мер и от экономического давления до социально-культурных программ».

Салимов отметил, что систематическое нарушение режима прекращения огня, постоянное формирование в сознании населения антиазербайджанской истерии среди населения Армении и многое другое является основным аргументом Сержа Азатовича для победы в президентской избирательной кампании. «На фоне серьезного экономического кризиса, транспортной блокады Армении, пренебрежения любых мирных инициатив, выдвигаемых посредниками, свидетельствуют о том, что существует вполне реальная опасность вынужденного возобновления военного конфликта, так как его мирное урегулирование уже почти 25 лет нерезультативно».

«Однако нам уже сейчас необходимо проанализировать, как мы должны именовать наши действия, возможные варианты поведения противника и упредить его. При первом же столкновении армии Азербайджана с оккупационными войсками Армении и их продвижения вглубь территории, противник моментально использует тактику провокационного терроризма, поднимет вопрос о «зверствах» азербайджанцев в отношении мирных граждан, и необходимости введения международных сил безопасности. И Совет Безопасности ООН поддержит это решение в целях обеспечения безопасности граждан в зоне конфликта. Возьмем второй сценарий разрешения конфликта. Стороны договорились, беженцы возвращаются. Как будет обеспечиваться их безопасность? Армянскими силами? Нет, Азербайджан не позволит. Азербайджанскими силами? Армяне будут против, хотя территория азербайджанская. Будет слишком много жертв, особенно с азербайджанской стороны. И опять мы приходим к выводу о введении миротворческих сил для обеспечения безопасности сторон. В таком случае, зачем сталкиваться с факторами последствий, когда можно, предупредив события, с самого начала спланировать сценарий будущих действий. Функции миротворческих операций носят боевой (задействовано армейское вооружение наступательного характера) либо полицейский характер. Возможно выполнение обеих функций. Прежде всего необходимо уяснить, так как в азербайджанской прессе часто имеют место неточности, что введение в зону конфликта миротворцев осуществляется при согласии сторон, участвующих в конфликте, в данном случае Азербайджана и Армении. Однако, принимая во внимание деструктивную позицию Армении, квалифицируемую как агрессор, Азербайджану уже сейчас необходимо принять меры дипломатического характера для проведения миротворческой операции по принуждению к миру», - добавил эксперт.

Как сказал эксперт, такие действия проводятся без согласия стороны инициатора конфликта, в данном случае Армении. «При этом предполагается при необходимости использовать элементы силовой акции в рамках миротворческих сил контингента ООН - статья VII Устава. За всю свою историю Совет Безопасности два раза применял свое право на принудительные действия. Первый раз в период так называемой Корейской войны, во второй раз - в период нападения Ирака на Кувейт. За период существования ООН провела более 50 различных операций по поддержанию мира. В них участвовали более 1 млн. человек военного, полицейского и гражданского персонала из 70 стран. Практика миротворчества ООН не свободна от недостатков. К их числу можно отнести длительность процедур принятия и компромиссный характер ключевых решений; зависимость их реализации от политической конъюнктуры, баланса национальных и групповых интересов стран-участниц (прежде всего пяти постоянных членов Совета Безопасности, три из которых задействованы в политическом урегулировании конфликта, не говоря уж о праве вето, которым обладает каждый участник СБ - отсутствие потенциала быстрого реагирования и сил постоянной готовности; проблемы планирования, управления и командования миротворческими операциями; слабость системы материально-технического обеспечения; проблемы бюджета и финансирования миротворческих операций; отсутствие стратегии выхода из затянувшихся и теряющих положительные перспективы операций. Но признание этих недостатков не должно приводить к утрате миротворчества».

«Напротив, это даст возможность повышения эффективности миротворческой деятельности миротворческого потенциала НК (строительство системы резервных соглашений, совершенствование механизма финансирования миротворческой операции); активизации участия региональных и субрегиональных организаций (НАТО, ГУАМ ОБСЕ, СНГ, и др.) в урегулировании кризисов, использования всего арсенала форм и методов кризисного реагирования, вытекающих из положений Устава ООН, в том числе принуждения к миру на основании главы VII и повышения роли региональных соглашений по главе VIII Устава. Какие государства будут принимать в нем участие? Это архиважный вопрос, так как прибывающие военные иностранных государств реализуют в зонах конфликта свои национальные интересы. Они непосредственно подчинены своему президенту, который является верховным главнокомандующим, и будут выполнять его указания на территории Азербайджана. Поэтому полагаю, что необходимо срочно создать рабочую группу для досконального изучения практики миротворчества, выработки методологии основных подходов и, соответственно, разработки к представлению заинтересованным ведомствам рекомендаций по тем или иным аспектам проблемы. Эти рекомендации должны носить научно и практически обоснованный характер, что даст нашим политикам (переговорщикам) выдвигать аргументированные предложения, а если надо будет, и требования в переговорных процессах», - добавил он.

По его словам, в данный момент, не теряя времени, рабочая группа должна приступить к изучению специфики нормативно-правовых аспектов миротворческой деятельности ООН и государств, которые могут быть задействованы; особенностей их нормативно- правовой базы. «К подобным операциям должны быть применены аналогичные жесткие требования. Например, в миротворческой доктрине США, России, Франции, Англии и.т.д., их участие в операциях подобного рода должно служить, прежде всего, национальным интересам. Ни один президент этих государств никогда не снимал с себя обязанности по командованию Вооруженными силами в миротворческих операциях и никогда не сделает этого, а значит, и управлять контингентом в НК будет он. Основные вопросы стратегии и тактики, которые должны найти свое отражение при выработке миротворческой операции в Нагорном Карабахе, - жесткие критерии военного и политического анализа каждой миротворческой миссии ООН; определение сходных принципов принятия решений по миротворческим операциям по принуждению к миру, как средства предоставления Армении последней возможности урегулировать свои разногласия с Азербайджаном; определение статуса потерпевших (беженцев и др.); определение конкретных задач, которые должны быть привязаны к конкретным политическим решениям; установление максимально возможной степени временного графика выполнения; должны быть определены промежуточные или окончательные цели; должна быть разработана комплексная военно-политическая стратегия, хорошо согласованная с усилиями по оказанию гуманитарной помощи; конкретные уровни численности войск и жесткая смета расходов; строгий подход к принятию решений и планированию; создание круглосуточно работающего ситуационного и информационного центра, оснащенного современными системами связи и оборудованием для обработки информации; меры по уменьшению затрат миротворческой деятельности ООН, органа, осуществляющего контроль за прекращением огня; содействие созданию нормальных условий для возращения беженцев; определение тактики и сил подавления военных мятежей; осуществление надзора за демобилизацией незаконных вооруженных формирований на территории НК, которые действовали на протяжении почти 25 лет, их реинтеграция в общество; полномочия и действия полицейских сил; определение методики совершенствования алгоритма принятия решений и тактических особенностей планирования и проведения операций; совершенствование регулярной подготовки миротворческих сил, их управления и обеспечения с учетом практики их деятельности и многое другое».

«С учетом этого миротворчество, как наиболее эффективный способ урегулирования конфликтов, становится одним из приоритетных направлений в деятельности Организации Объединенных Наций, входящих в нее государств, а также региональных организаций. В последние десятилетия миротворческие операции ООН претерпели существенную эволюцию. Они, будучи комплексными, предусматривают участие военного, полицейского и гражданского персонала в совместных усилиях по достижению мира. В ходе миротворческих операций не только решаются вопросы, направленные на урегулирование вооруженных конфликтов, но и отрабатываются элементы новой системы региональной безопасности. Это особенно важно в условиях, когда вектор современных конфликтов сместился из межгосударственной плоскости в плоскость внутригосударственную», - отметил он.

Салимов отметил, что в настоящее время миротворческие усилия представляют собой многокомпонентные операции, плавно переходящие в миростроительные миссии. «Потенциал миротворчества становится все более задействованным в реализации задач по реформированию сектора государственного управления и безопасности на территориях конфликтов, демократизации общественной жизни, укреплению законности, ресоциализации бывших комбатантов. Вместе с тем в процессе реализации миротворческой политики ООН имеется немало нерешенных проблем. Мировому сообществу не всегда удается провести четкую грань между поддержанием мира и силовым умиротворением - двумя видами деятельности, требующими разных концептуальных подходов. Реалии современности обозначили серьезные трудности в управлении широкой сетью миротворческих и миростроительных миссий, мандаты которых чрезвычайно широки и не всегда подкреплены необходимыми ресурсами».

По его словам, в настоящее время в различных частях мира осуществляется 16 подобных операций ООН по принуждению к миру, в которых обычно задействованы специальные миссии «голубых касок». «Однако не надо думать о том, что «голубые каски» будут принимать активные действия в силовых операциях. Стратегия и тактика состоит в том, что при любых условиях освобождение оккупированных территорий будут проводить азербайджанская национальная армия и внутренние войска. Миссия же «голубых касок» будет осуществлять контроль по сохранению военно-политической стабильности в регионе».

«Как нам представляется, вышеизложенные предложения являются реалистическим подходом к проблеме и могут способствовать освобождению оккупированных территорий, восстановлению законности и территориальной целостности Азербайджана и обеспечению мира и порядка для всех граждан Азербайджана, независимо от их национальности. Вне всяких сомнений, выбор такой стратегии предоставляет Азербайджану еще один шанс добиться справедливого урегулирования карабахского конфликта при участии международных миротворческих сил, что, в свою очередь, гарантирует реализацию и безопасность транснациональных проектов, имеющих особую значимость для всего региона и мирового сообщества в целом», - заключил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.