В конце августа на нашей ленте появилась публикация, в которой руководитель службы международной информации КазТАГ проанализировал европейскую точку зрения на санкции Запада против России. В предлагаемом сегодня материале рассматривается взгляд финансового обозревателя на эту актуальную тему с казахстанской позиции.

Как бы ни пытался Казахстан отсидеться в стороне, но считать убытки и упущенные возможности от противостояния между Западом и Россией чиновникам рано или поздно все же придется. Удивляет в этой ситуации лишь то, что во время введения запретительных мер на властном олимпе больше были озабочены реорганизацией правительства и перераспределением постов, а околовластные эксперты в упор не замечали угрозу негативного влияния «войны санкций» на казахстанскую экономику.

Между молотом и наковальней

Так, директор Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Лейла Музапарова на полном серьезе назвала вероятность наступления негативных последствий для Казахстана от западных санкций против России «надуманной».

«Мы оценивали возможные экономические последствия антироссийских санкций на казахстанскую экономику, и наши выводы таковы, что мы не считаем, что казахстанская экономика будет непосредственно затронута антироссийскими санкциями. Пока спектр санкций таков, что он не окажет непосредственного влияния на нашу экономику», — заявила эксперт.

По ее мнению, масштабы последствий антироссийских санкций можно оценивать только в рамках экономики России, тогда как их влияние на нашу республику носит косвенный характер: если санкции вызовут то самое прогнозируемое снижение мирового ВВП порядка 0,1%, то Казахстан, как часть мировой экономики, тоже может почувствовать это влияние. Но поскольку оно ничтожно мало, и участие казахстанской экономики в мировой экономике тоже не такое большое, то масштабного влияния не будет.

Однако эта проблема для Казахстана далеко не надуманная и напрямую затрагивает экономические интересы страны. А заключается она в том, что последние запретительные шаги США и ЕС против России и ответные экономические меры Кремля затрагивают уже не только отдельных физических лиц, но и целые сектора экономики.

Единственная разница между антироссийскими и ответными антизападными санкциями для нашей республики состоит лишь в том, что они представляют собой дорогу с двусторонним движением. Если запретительные шаги относительно России окажут негативное воздействие на казахстанскую экономику, то российские ответные меры открывают хорошие возможности для отдельных ее секторов и, в первую очередь, для сельского хозяйства.

Вызовы для Казахстана от войны санкций

Так какие есть риски для казахстанской экономики от западных санкций против России и запретительных мер России против Запада? То, что они есть, уже не вызывает сомнений. И дело тут не только в том, что Казахстан активно участвует в интеграционных процессах с нашим северным соседом и Белоруссией, входя в Таможенный союз и ЕЭП, но и в самой модели казахстанской экономики. Ведь она выстроена так, что отличается крайне высокой степенью зависимости от экспорта сырья и импорта оборудования и потребительских товаров.

Но что не менее важно — рост экономики Казахстана чрезмерно зависим от притока прямых иностранных инвестиций. Все это есть основные каналы влияния антироссийских санкций на хозяйственную систему республики. В чем оно проявляется?

Первое. Западные санкции приведут, в лучшем случае, к еще большему замедлению российской экономики, в худшем — к ее рецессии. В свою очередь, это может привести к снижению товарооборота России с Казахстаном, особенно по товарам долгосрочного пользования, что негативно скажется на росте казахстанской экономики и приведет к снижению поступлений в бюджет.

Второе — западные санкции против российских банков и государственных корпораций сильно затруднят их доступ на западные рынки капитала. А это имеет все шансы привести к дефициту ликвидности. В результате возникнет нехватка финансовых средств для реализации намеченных проектов, причем в условиях высокого внешнего долга российских компаний и фининститутов.

При этом даже в случае оказания господдержки Внешэкономбанку, Газпромбанку, Банку Москвы, ВТБ и Россельхозбанку, а также госкомпаниям, против которых введены запретительные меры, риски дефицита ликвидности сохранятся. Это приведет к снижению инвестиционной активности российских экономических субъектов в Казахстане и к переносу сроков реализации отдельных проектов, что окажет негативное влияние на экономический рост в нашей республике.

И третье — введение Россией эмбарго на импорт отдельных позиций западной сельскохозяйственной продукции станет стимулом для роста цен. В условиях отсутствия таможенных барьеров это несет риски импорта инфляции из России и на казахстанский рынок.

Наши финансы поют русские романсы

И наконец, санкции и закрытие для отдельных российских компаний и банков западных рынков заемного капитала приведут к росту стоимости заимствований для тех экономических субъектов из России, даже против которых не применены запретительные меры. Это неизбежно отрицательно скажется на объемах притока валюты на российский рынок, в то время как отток капитала из России в силу предпринятых ограничительных шагов Запада и высокой долговой нагрузки российских компаний и фининститутов только усилится.

Если при этом учесть, во-первых, низкие темпы экономического роста России, во-вторых, ее слабые показатели по торговому балансу и, в-третьих, проведенное недавно российским Центробанком сокращение объема накопленных интервенций с $1 млрд до $350 млн для сдвига коридора колебания курса рубля на 5 копеек с одновременным увеличением границы колебания курсов с 7 рублей до 9-ти, то есть все основания ожидать дальнейшего ослабления российской валюты. Не исключено, что в этой ситуации для поддержания экономического роста и конкурентоспособности отечественных производителей Национальный банк будет вынужден пойти на очередное ослабление тенге.

Что касается возможностей для казахстанской экономики от ответной контратаки России и сможет ли с выгодой для себя этим воспользоваться Казахстан, то ситуация еще более плачевная.

После введения Россией эмбарго на отдельную сельскохозяйственную продукцию из западных стран в ответ на запретительные меры США, ЕС и ряда других государств глава Национальной палаты предпринимателей РК Аблай Мырзахметов поспешил заверить, что санкции дадут Казахстану возможность нарастить производство в отдельных отраслях и занять определенные ниши на российском рынке. Но наличие возможностей еще не означает их реализации.

Казахстанскую верблюжатину на экспорт в Россию

Да, ответные санкции России действительно открывают хорошие перспективы для наращивания экспорта казахстанской и, в первую очередь, сельскохозяйственной продукции на рынок нашего северного соседа. Однако нынешнее состояние аграрного сектора Казахстана не позволяет этого сделать. Не случайно же в списке российского министерства сельского хозяйства альтернативных стран-поставщиков продовольствия для замещения запрещенной продукции из западных стран Казахстан не значится. И это вопреки тому, что наша республика совместно с Россией входит в Таможенный союз и Единое экономическое пространство! Казалось, как не к своим близким партнерам в первую очередь следует обращаться за помощью. В чем же дело?

А суть проблемы весьма банальная: сельское хозяйство Казахстана находится в таком упадке, что впору кричать: «Караул!». Первое, что бросается в глаза, так это превращение аграрного сектора за период с 1990 по 2011 годы из крупнотоварного сельскохозяйственного производства в натуральное мелкое хозяйство. Не будем голословными, а приведем только данные официальной статистики.

Результатом трансформации аграрного сектора из крупнотоварного в мелкотоварное  производство стало то, что доля сельского хозяйства в структуре ВВП с 1990 по 2011 годы уменьшилась почти в шесть раз, а доля отечественных сельскохозяйственных товаров во внутреннем потреблении сократилась до 20%.

Вот как выглядит, согласно информации статагентства, ситуация в секторе в разрезе отраслей. С 1990 по 2011 годы производство мяса в убойной массе сократилось с 1,56 млн тонн до 939 тыс. или на 40%, шерсти — с 108 тыс. тонн до 38,5 или на 64%, каракуля — с 1,8 млн штук до 42 тыс. или на 80%, яиц — с 4,2 млн штук до 3,7 или на 12% и молока — с 5,6 млн тонн до 5,2 или на 7%.

Куда хуже оказалась ситуация с поголовьем скота и птиц. Количество КРС сократилось с 9,7 млн в 1990-ом до 5,7 или на 42% в 2011-ом, овец и коз — с 35,6 млн до 18 или на 45%. На 65% меньше стало свиней: их количество за тот же период уменьшилось — с 3,2 млн до 1,2. С 60 млн до 33 или на 45% упало поголовье птиц.

Меньше всего сократилось количество лошадей — с 1,62 млн до 1,6 или на 1,3%. А исключением в столь мрачной статистике стало только поголовье верблюдов. За названный период их число увеличилось с 143 тыс. до 173 или на 17,4%. Но очевидно, что верблюжатину на экспорт в Россию не отправишь. Тем самым только по одной позиции из перечисленных одиннадцати сельское хозяйство независимого Казахстана за рассматриваемый период смогло превзойти уровень 1990 года!

Для того чтобы улучшить ситуацию с крупным рогатым скотом, власти придумали очередную прорывную идею — завозить в страну племенной скот. Однако чем чиновники прикажут сельчанам ее кормить, если площади под кормовыми культурами с 11 млн га в 1990 году сократились к 2012 более чем в 4,5 раза до 2,4 млн, а ежегодный объем производства комбикормов обвалился на 90% — с более чем 4 млн тонн до 400 тыс.?

В общем, хотят того чиновники или нет, но столь печальная статистка по структуре аграрного сектора наглядно указывает на то, что Казахстан после введения Россией ответных санкций не сумеет реализовать свои возможности для наращивания экспорта сельхозпродукции на российский рынок. По крайней мере, без ущерба для внутреннего рынка.

Не до жиру — быть бы живу

Но и это еще не все. Структура импорта в нашу республику говорит о том, что Казахстан превратился в рынок сбыта чужой продукции даже по сельскохозяйственной товарной номенклатуре. При этом необходимо отметить, что, по мнению экспертов, главной причиной этого стало абсолютное сокращение производства благодаря эксперименту по фермеризации села и разрушению крупных коллективных хозяйств.

В результате Казахстан, обеспечивавший в советские времена львиную долю потребностей Союза в мясе, оказался зависим от импорта мясной и другой сельскохозяйственной продукции! Кстати, на это указывают и более свежие данные статагентства. Так, в прошлом году Казахстан экспортировал сельхозпродукции на $2,7 млрд (главным образом зерна — КазТАГ) при импорте на $4,6 млрд.

При этом за первые пять месяцев этого года наша республика вывезла продовольствия на $1 млрд, а завезла — на $1,5 млрд, в то время как только за последние пять лет экспорт продуктов питания снизился на 6%, а импорт взлетел на впечатляющие 25%.

К примеру, если взять традиционный для республики вид мяса — баранину, то, согласно мастер-плану по развитию овцеводства минсельхоза Казахстана ее экспорт в 2013 году составил всего 0,4 тонн в Россию, тогда как ее импорт достиг 634,3 тонн! Только из РФ он составил 66,9 тонн, Австралии — 333,9 тонн и Уругвая — 209,7 тонн.

С крупным рогатым скотом, ввоз мяса которого запрещен из западных стран в РФ, ситуация выглядит не менее драматичной, с 2011 года она продолжила ухудшаться. По итогам 2013-го количество КРС уменьшилось до 5,69 млн голов. При этом число племенного скота несколько возросло — до 469 тыс. голов, тогда как в 2010 году численность первого показателя достигала 6,09 млн, а второго — 344 тыс. голов.

Следует отметить, что не сможет изменить ситуацию и программа «Агробизнес-2020», ведь она нацелена главным образом на списание долговых обязательств крупных хозяйств, чья основная деятельность направлена на экспорт зерновых. В то же время задача по увеличению экспортной продукции в ней не ставится.

В заключение следует подчеркнуть еще один и, пожалуй, самый главный момент. Даже если Казахстану удастся нарастить экспорт сельскохозяйственной продукции, то при нынешнем состоянии аграрного сектора сделано это будет за счет перенаправления товарных потоков с внутреннего рынка на российский, что увеличит риски роста внутренних цен. А если при этом учесть проведенную в феврале девальвацию почти на 20% и повышение предельных розничных цен на ГСМ, то увеличение вывоза казахстанской продукции в Россию будет иметь негативные последствия для внутреннего потребителя в виде неизбежного усиления инфляционного давления.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.