They sentenced me to twenty years of boredom
For trying to change the system from within.

Leonard Cohen, First we take Manhattan

(
«Приговорен я к двадцати годам скучищи
За то, что строй менять пытался изнутри
»).

Не знаю, как кто, а я еще не забыл милую шутку депутата парламента Юку-Калле Райда, публично заявившего одной из своих коллег, что ситуация русских в Эстонии только улучшится, если она получит пулю в лоб. Не забыл и высказывания свежеизбранного депутата Европарламента Индрека Таранда о том, что ему было бы противно заседать в одном зале с некоторыми (русскоязычными) членами Центристской партии. Помню и передовицу его брата, Каарела, в которой тот предлагал соорудить небольшой лагерь на границе с Россией и отправить туда всех недовольных политикой интеграции. Помнить — помню, но зла не держу. За двадцать с лишним лет можно было и привыкнуть. Собаки лают, караван идет…

А тут вдруг такое! Отправился в отставку министр, еще недавно считавшийся незаменимым. И всего-то за пост в Facebook. В котором — опять же, всего-то — напомнил коллеге о его иммигрантском происхождении.

Министра, сказать по правде, не особо жалко. Может, в финансах он и разбирается, но у меня лично не вызывают доверия люди, которые в пятницу называют оппонента «приезжим», в субботу — «эстонским мужчиной с большой буквы», а в воскресенье — безответственным склочником. Дело, и правда, не в происхождении, а в простой последовательности и (не такой уж простой в политике) принципиальности. А те, кто давно и внимательно следит за карьерой Юргена Лиги, знают, что такая переменчивость для него — вторая натура. То он считает себя не вправе занимать высокую должность, то — родина зовет. И так — раз за разом. Неинтересно.

Интересно другое: что именно изменилось в последнее время, что высказывания, считавшиеся нормальными, вдруг стали неприемлемыми?

На первый взгляд, ответ очевиден. Мир изменился. По признанию другого министра, экономика Эстонии уже ощущает на себе влияние разговоров о возможной российской угрозе на Балтике. Угроза эта пока представляется маловероятной, но в экономике, как и в политике, даже малые вероятности порой могут иметь большие последствия.

Однако, если ограничиться первым взглядом, картина для Эстонии получается довольно неприглядная. Стоит России громыхнуть оружием — и даже не на балтийских границах — а, глядишь, положение русских в Эстонии уже идет на поправку. Иноземцев в обиду не дают, истинных патриотов преследуют. Ну чем не пресловутое «умиротворение агрессора» ? Кстати, именно в эту сторону и попытался развернуть случившееся Лиги, человек, возможно, и не шибко принципиальный, но и далеко не глупый…

Сдается мне, однако, что картина достойна того, чтобы вглядеться в нее чуть пристальнее. Не думаю, что эстонские политики так вдруг сразу испугались России. Напомню, что против Лиги выступил на сей раз и председатель IRL Урмас Рейнсалу, который, например, еще до российской аннексии Крыма настаивал на размещении в Эстонии баз НАТО, а сразу после нее не побоялся публично принять в дар финскую винтовку времен Зимней войны. Так что же именно с тех пор изменилось?

Думаю, вот что. То ли в ходе визита Обамы в Таллин, то ли по другим каким дипломатическим каналам Эстонии — и не ей одной — дали понять: действие 5 статьи Вашингтонского договора, обязывающей членов НАТО безоговорочно выступать на защиту друг друга, вовсе не такое безоговорочное, как может показаться. С одной стороны, да, союзники готовы поддержать Эстонию. Но с другой, только в том случае, если позиция самой Эстонии будет абсолютно безупречной.

Ничего нового в этом нет. Когда в 1970-е Израиль предупреждал США о готовящейся агрессии арабских стран и предлагал нанести упредительный удар, ответ Вашингтона был однозначным: наша поддержка вам гарантирована, но только в том случае, если в глазах остального мира вы предстанете неоспоримой жертвой.

Нечто подобное, похоже, происходит и сейчас. США не могут отказаться от гарантий безопасности своих союзников. Но далеко не очевидно и то, что они смогут ее гарантировать. В конце концов, и территориальная целостность Украины была гарантирована вполне себе солидным документом — Будапештским меморандумом. Гораздо лучше действовать профилактически; делать все возможное, чтобы угрозы избежать. Собственно, Лиги, как мне представляется, и стал первой серьезной жертвой такой профилактики.

История, впрочем, на этом не заканчивается. Напомню, что еще совсем недавно именно США подтолкнули правительство Эстонии к демонтажу монумента в Лихула. Особо недовольные таким поворотом событий эстонские патриоты начали кампанию, увенчавшуюся кризисом Бронзовой ночи. Рискну предположить, что теперь среди тех, кому родина дороже портфелей, найдутся и такие, кто поспешит провести параллели между пресловутой финляндизацией времен холодной войны и нынешним влиянием США на внутреннюю политику Эстонии. «Увольнять»  этих ребят будет уже некому, да и не откуда. Не знаю, станет ли наша общая жизнь тогда лучше, но в том, что станет «веселее», уверен.

Я начал с того, что не держу обиды даже на не слишком приятных типов. Как говаривал герой одного хорошего фильма: слишком стар стал, чтобы тратить время на занятия, которые мне не нравятся. Но одна обида все же есть. Обидно, что «менять систему изнутри»  как-то не очень получается. Внешние воздействия оказываются эффективнее. Точнее, кажутся. Потому, что по-настоящему поменять систему можно только изнутри (и желательно, не только сверху).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.