Визит президента Республики в Казахстан носил преимущественно экономический характер. В теории во время поездки не должно было быть ни малейших упоминаний о бывшем казахском олигархе Мухтаре Аблязове, которого французский суд решил экстрадировать из страны за хищение средств. Но можно ли быть полностью в этом уверенным? Особенно с учетом близких связей адвоката Аблязова с Франсуа Олландом.

5 и 6 декабря президент Франсуа Олланд нанес визит своему казахскому коллеге Нурсултану Назарбаеву, который стоит у руля страны вот уже два десятка лет. За эти 48 часов, безусловно, поднимались вопросы украинского кризиса, всестороннего сотрудничества и промышленных контрактов. В этом государстве, которое является вторым по величине в мире производителем урана (Леонид Брежнев, кстати говоря, некогда был первым секретарем Компартии республики), имеются широкие перспективы на множестве рынков и, в частности, в авиационной, энергетической и нефтяной отраслях.

Total работает там уже не первый год. Поэтому неудивительно, что руководители EDF и GDF отправились туда вместе с президентом.

В стране законы едва ли служат гарантами общественных свобод, и, как поговаривают, до сих пор применяются пытки. Поэтому Франсуа Олланд не мог не вспомнить об одном казахском оппозиционере, на имя которого был получен запрос об экстрадиции. Зовут его Мухтар Аблязов — это бывший министр энергетики и глава БТА Банка, которого задержали неподалеку от Канн 31 июля 2013 года.

Что немаловажно, в числе защитников Аблязова оказался адвокат Жан-Пьер Минар (Jean-Pierre Mignard), который вот уже многие годы поддерживает тесные связи с Франсуа Олландом. Нет никаких сомнений, что перед этой поездкой Минар обсуждал участь своего клиента с президентом Франции... И тот должен был поговорить о ней с казахским коллегой, хотя официально в повестке дня никаких упоминаний об этом скандальном деле, разумеется, не было. Что мог пообещать Назарбаев? Что после передачи бывшего министра к нему отнесутся со всей благожелательностью и покажут, что Казахстан вовсе не душит на корню свободы, как говорят? Что в конечном итоге ему дадут выехать из страны при условии, что тот окончательно уйдет из политики?

На самом деле все сложнее. По одной простой причине: принятие решения об экстрадиции принадлежит французскому правосудию. А 27 октября этого года апелляционный суд Лиона уже дал добро на экстрадицию Аблязова, которого, напоминаем, обвиняют в хищении порядка 5 миллиардов долларов в России и на Украине, в том числе и у самого БТА Банка. Таким образом, олигарха могут переправить лишь в Россию или на Украину. И, как следует из Женевской конвенции 1951 года, Москва и Киев не имеют права в дальнейшем экстрадировать Аблязова в Астану. Однако у адвокатов Аблязова нет в это особой веры, что они всячески подчеркивали на заседаниях судов в Экс-ан-Провансе и Лионе. И даже не постеснялись оказать давление на заместителя прокурора Соланж Легра (Solange Legras).

В целом, адвокаты олигарха ведут игру на время, потому что, как им прекрасно известно, процедура экстрадиции обычно тянется долго, очень долго... В этом плане президент Казахстана совершенно бессилен. В конечном итоге решение об экстрадиции подписывает исполнительная власть в лице нынешнего премьера Манюэля Вальса. Однако не исключено, что Франсуа Олланд все же решит перемолвиться на этот счет паров слов с главой правительства под впечатлением от царящей в стране атмосферы, других, схожих с аблязовским дел и рассказанной Минаром истории об экстрадиции (министр юстиции Кристиан Тобира тоже в курсе событий).

Поэтому даже двухдневная поездка французского лидера в Казахстан может оказаться не столь уж бесполезной...

Жиль Гетнер, специалист по журналистским расследованиям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.