Киргизстанцы, которые были задержаны и находятся в следственном изоляторе ГКНБ в Оше, в беседе с киргизской редакцией «Азаттыка» сказали, что прошли военную подготовку, воевали в Сирии и вернулись с намерением организовать террористические акты в Киргизии и Узбекистане.

Более половины задержанных признались, что они совершили ошибку и не осознавали неверность своих намерений и действий.

Один из задержанных рассказал, что религией заинтересовался, пообщавшись со знакомым по имени Фархад. Далее его путь лежал в Россию.

«Я поехал в Россию, где в течение трех лет занимался грабежом. В последний раз мы убили носивших хиджабы, но занимавшихся оказанием интимных услуг в саунах четырех девушек и их «мамашу». Ранее мы их предупреждали», — говорит он.

Затем он вернулся в Ош, где женился, а уже через полгода уехал в Сирию, сказав родителям, что едет в Турцию — заниматься бизнесом.

«Мама и сейчас думает, что меня задержали после приезда из Турции. Только отцу рассказал, что ездил в Сирию. Они бы меня не поняли, если б узнали о поездке в Сирию, потому что не имеют религиозного образования», — говорит он.

По его словам, после выхода на свободу он хочет начать новую спокойную жизнь и завести семью, читать намаз, помогать родителям.

Число воюющих киргизов неизвестно

Достоверно численность граждан Кыргызстана, участвующих в боевых действиях в Сирии, неизвестна. Киргизские политики называют совершенно разные цифры.

В сентябре 2014 года пресс-секретарь Ошского УВД заявил, что около 100 граждан Киргизии присоединились к исламистским повстанцам в Сирии.

Несколько месяцев спустя, в декабре 2014 года, депутат Майрамбек Расулов сообщил, что в Сирии воюет более 500 киргизстанцев, в то время как, по словам вице-премьер-министра Абдырахмана Маматалиева, в Сирии находятся 225 граждан Кыргызстана и правительству известно о каждом из них.

Столь большой разрыв в цифрах — от 100 до более 500 киргизстанцев, воющих в Сирии, — говорит о росте обеспокоенности угрозой, исходящей от группировки «Исламское государство», в Кыргызстане и в регионе в целом.

Наряду с обеспокоенностью, что угроза ИГ в Центральной Азии чрезмерно раздувается в целях подавления определенных свобод, существуют и оправданные опасения радикализации граждан. Хотя точные цифры и неизвестны, есть сведения о молодых кыргызских мужчинах и женщинах, которые отправляются в Сирию, чтобы присоединиться к экстремистским группировкам, в том числе к ИГ.

Радикализированные в России

31 декабря «Международная кризисная группа» опубликовала интервью с киргизстанцем по имени Рамаз, рассказавшим о своей 18-летней дочери, сбежавшей из дома в феврале 2014 года и отправившейся в Сирию.

Это интервью дает представление о том, каким образом девушка встала на путь радикализма и почему она решила поехать в Сирию.

По словам отца, после того как его дочь начала общаться в российской социальной сети «Одноклассники» с человеком из Москвы, она стала все больше уходить в религию. Вскоре она оставила работу в парикмахерском салоне, сказав, что больше не хочет стричь мужчин, а затем бежала в Турцию, по ее словам, для обучения в религиозной школе. Через некоторое время она сообщила семье, что находилась в Сирии и вышла замуж за человека из Москвы.

Позже отец выяснил, что его дочь убедил отправиться в Сирию киргизстанец Умар, который знал девушку с детских лет. Сам Умар по-видимому, стал радикалом в России, куда отправился на заработки.

Законопроект по ужесточению ответственности

В попытке противостоять угрозе ИГ — включающей в себя опасения радикализации киргизов на родине, а также обеспокоенность тем, что граждане Киргизии отправятся в Сирию, а затем возвратятся для организации террористических актов, — комитет национальной безопасности страны представил на рассмотрение парламента законопроект по ужесточению уголовной ответственности за помощь террористическим и экстремистским организациям и их поддержку.

По словам пресс-секретаря ГКНБ Рахата Сулайманова, законопроект будет нацелен на тех, кто возвращается из Сирии и планирует проведение террористических атак.

В то время как некоторые вернувшиеся из Сирии киргизы, по словам Сулайманова, осознали, что их действия были ошибочными, и продолжают жить мирно и спокойно, другие вернулись с намерением организовать теракты в городах Бишкеке и Оше.

«Кроме того, они занимаются вербовкой людей в Сирию для участия в боевых действиях на стороне экстремистов. Наказание для них должно быть суровым», — говорит Рахат Сулайманов.

Однако есть и такие, кто сомневается, что ужесточение наказания за связанные с терроризмом и экстремизмом преступления хоть сколько-нибудь поможет в решении проблемы.

Конфликтолог Анара Жолдуева сказала в интервью Кыргызской редакции Азаттыка, что в борьбе с радикализацией следует обратить большее внимание на идеологические аспекты и, что авторитетные религиозные деятели должны разъяснять молодым людям ценности традиционного ислама.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.