Почему в Эстонии никто не говорит о том, что можно было бы отправиться на помощь Украине, на войну, в качестве добровольцев? В то же время на профили в Facebook прикрепляются желто-голубые флажки, в социальных сетях Россию обзывают негодяйкой и клеймят эстонцев, которые понимают события не достаточно верно. Есть даже желающие покрасить в желтый и голубой цвета целый мост в Пярну.

Но какой толк от всего этого украинскому государству? Отодвинет ли все это линию фронта хоть на метр на восток? Вернет ли это сданный Донецкий аэропорт? Или как-то повлияет на Россию? Естественно, нет. Мы превратились в общество пустобрехов во времена, когда разговоры дешевы и ценятся лишь деяния. Много рассуждают о стратегической коммуникации, но нежелание рисковать чем-то реально, говорит громче, чем что-то другое. И чем мы трусливее, тем смелее развеваются и на улицах Таллинна георгиевские ленточки. Такие же, как у тех, кто кусок за куском захватывает украинскую территорию.

Эстонцы воевали и теряли жизни и здоровье на всевозможных далеких войнах в пустынях. Те должны были вестись во имя безопасности самой Эстонии. А сейчас? Если Афганистан или Ирак были для нас важны, то Украина в любом случае в десять раз важнее. Министр обороны робко заявляет, что Эстония не в состоянии дать ей подходящее военное снаряжение. И украинские бойцы должны сами покупать себе на зарплату в 200 евро наколенники, каски и бронежилеты.

Рисковать собственной шкурой

Из реальной поддержки, которую оказывает Эстония, следует упомянуть о медицинской помощи украинским подразделениям и о гуманитарной помощи для беженцев. Но судьба конфликта будет решаться все же на поле боя.

Сейчас российские СМИ должны придумывать всевозможных воюющих на Украине добровольцев из Балтии. Это смехотворно. Если бы это была численность, заслуживающая упоминания, о них бы слышали все. Но неловко именно из-за того, что их нет.

Россия считает украинские владения достаточно важными, чтобы проливать за них кровь. Союзники Украины — нет. Так и решается судьба конфликтов.

Если бы мы отправили из Эстонии туда основанный на гражданской инициативе отряд хотя бы из 30 человек, нас бы ненавидели по крайней мере за дело. Разумеется, подобная инициатива не может быть связана с эстонским государством уже по причине угрозы конфликта с Россией. А вот добровольной гражданской инициативе никто препятствовать не может.

Вспомним: в январе 1919 года на помощь Эстонии пришли добровольцы из Финляндии, которые помогали народу, который на тот момент даже самому себе помогать не хотел. Результатом стали укрепившаяся вера в эстонское государство и военная удача на фронте. В ситуации, когда даже финны пришли воевать за нас, бегство от мобилизации стало постыдным.

Добровольческое движение было обычным как в 19 веке на благо Греции, так и в 20-ом — как на гражданской войне в Испании, так и на Зимней войне в Финляндии. То, что Украина должна сейчас справляться в одиночку, свидетельствует, очевидно, о том, что современное общество значительно более пацифистское. Болтать на кухнях безопаснее. Хотя для эстонцев эта война могла бы стать отработкой готовности на случай, если опасность нависнет над нашим собственным домом.

Пусть Украина попросит о помощи

Есть одно серьезное препятствие, мешающее прийти Украине на помощь. Сама Украина не слишком интересовалась таким вариантом. Крика о помощи почему-то нет. А мог бы раздаться. Сейчас такое чувство, что если Москве заблагорассудится дойти до Киева, она это сделает. Одиночество Украины видно слишком далеко.

Против России сейчас нет иного эффективного средства, кроме отправляемых на родину гробов. В истории не было ни одного связанного с войной воодушевления, которое бы не проходило. Так может получиться и с нынешним воодушевлением российского народа.

Да, конечно, на Украине есть тупость, дурость, предательство и собственная вина за плохую обстановку. Однако сейчас не то время, чтобы обвинять слабую сторону, которая стоит за свою территориальную целостность. Тем более — не то время, чтобы поддерживать ту сторону, которая лжет, что не имеет отношения к поддержке сепаратистов.

Год назад в Крыму я понял, что как журналист не хотел бы больше попасть на Украину. Освещение в нынешней обстановке недостаточно, а вот вмешательство было бы достаточным.

Я не надеюсь на слишком большой резонанс. Но в разных странах Европы, в том числе в Эстонии, могли бы найтись люди, которые дали бы понять: Украина не одна, и в случае, если Киев пожелает, подразделения добровольцев отправятся в путь, и граждане поддержат их в вопросе оснащения. Лучшую психозащиту трудно себе представить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.