Украинская выставка «Крым: золото и секреты Черного моря»  уже давно завершилась в нидерландском музее Алларда Пирсона. То, что экспонировалось из фондов Музея исторических драгоценностей, уже давно дома. А судьбу тех экспонатов, которые были взяты из фондов четырех крымских музеев, будет решать суд города Амстердам.

Почему он не вернет вещи сразу крымским музеям или же на Украину, в Национальный музей истории, который признан хранителем этой коллекции на период аннексии полуострова? Ранее музейщики объясняли, что в любом случае к музею будут выдвигать претензии либо украинская власть, либо российско-крымская. И решение этого спора ляжет на плечи амстердамского музея, в частности все связанные с этим материальные вопросы.

Поэтому истину будет устанавливать суд. 21 января состоялся условный старт судебного процесса. Собственно слушаний еще не было, в тот день от имени Украины было подано ходатайство о вступлении в этот судебный процесс (инициировали его крымские музеи, подав иск к музею Алларда Пирсона). Такое же ходатайство было подано от имени Королевства Нидерландов.

И этот факт считают позитивным в межведомственной рабочей группе по вопросам возвращения крымских ценностей. Потому что такое ходатайство подтверждает, что Нидерланды считают крымские экспонаты собственностью именно Украины. Теперь амстердамский суд имеет два месяца, чтобы решить: допускать или нет Украину и Нидерланды к участию в этом судебном процессе.

Ольга Костишина, заместитель председателя межведомственной группы, председатель департамента представительства интересов государства в международных и иностранных судах Министерства юстиции замечает, что крымские музеи не пытались мирно или в досудебном порядке урегулировать этот спор: «После того, как они наняли нидерландского юридического советника, который, поверьте, стоит недешево, заняли активную позицию, что этот вопрос хотят решать исключительно в нидерландском суде. Государство Украина также привлекло юридического советника, который посоветовал, а мы совместно разработали и согласовали на заседании межведомственной рабочей группы стратегию защиты интересов государства. К сожалению, ее разглашать не можем, потому что она конфиденциальна, но одно из направлений этой стратегии — это вступление в существующий процесс».

В то же время украинская сторона попробует еще и тот вариант, от которого крымские истцы отказались, — решить спор во внесудебном порядке. Как объясняет Ольга Костишина, договорные отношения, которые были заключены между музеями, и соглашения на экспонирование выставки подчинялись материальному праву Украины, и все споры должны были бы рассматриваться в международном коммерческом суде при Торгово-промышленной палате Украины, а никоим образом не в компетентном суде города Амстердам. Возможно, что победа в наших арбитражных судах могла быть на украинской стороне. Но, к сожалению, нашу правоту еще нужно будет доказать.

Чиновники соглашаются, что такое дело для судебной практики, даже международной, уникально, потому что не так часто в ХХІ веке аннексируют чью-то территорию. Музейщики же тем временем держат кулаки, чтобы все удалось и этот музейный детектив имел счастливый конец. Директор Центра памятниковедения НАН Украины Елена Титова добавляет, что крымские артефакты интересны не только потому, что дорогостоящие и имеют огромную историческую ценность, а потому, что становятся толчком к дальнейшим научным и археологическим исследованиям. Ведь артефакты, которые поехали сначала на выставку в Германию, а потом в Нидерланды, были найдены на месте древних античных городов и поселений, позднескифских и готских захоронений не так давно — только в начале 2000-х годов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.