«Чтобы что-то здесь выправить, для начала нам надо просто выиграть эту войну, чтобы нас оставили в покое. Надежды очень мало», — не скрывает тревоги Ксения, замначальника гуманитарного подразделения «С миру по нитке» при военной комендатуре города Красный Луч. Телефонный разговор с нею прерывается дважды, связь не ахти.

«Военная комендатура — это наши донские казаки, ЛНР (Луганская Народная Республика. — прим. ред.)», — продолжает женщина. А вообще она и ее коллеги говорят: мы — Новороссия. По словам Ксении, в самом городе не очень сильные разрушения и сейчас спокойно, хотя из более чем 120-тысячного населения осталась треть. «Мы ведь простреливаемся со всех сторон — буквально в 50-60 км от нас идут бои, — поясняет она. — Я только что была в комендатуре, мне сказали, что из 120 ребят там осталось 9, все остальные — на боевых». Так — «боевыми» — местные называют боевые действия.

Казаки входят в ополчение, которое разнообразно: кроме донских, есть кубанские казаки, есть добровольцы из Чечни, вообще из России. Много разных национальностей. Ксении известно, что теперь они, как правило, проходят анкетирование. «Что касается гуманитарной помощи, то официальные гуманитарные конвои из России до нас не доходят, — сетует собеседница. — То, что у нас есть, мы забираем с таможни. С людьми, которые везут помощь со стороны России, мы договариваемся, и они проходят через российскую таможню, мы — через украинскую. И перегружаем груз. В основном это продукты питания. Немного вещей, немного медикаментов.

От украинской власти в городе и округе не осталось ничего. Я очень благодарна нашей военной комендатуре, потому что она нам, как и раненым в больницах, старается всячески помогать, дает машины, ребят, чтобы сопровождали нас на таможню. Бензин добываем, где можем, люди добрые отзываются».

Ксения рассказывает, что в Красном Луче плохо с водой: «Ее дают с 5 до 8 утра и с 5 до 8 вечера. Продукты, в принципе, есть, но у людей нет денег, чтобы их купить. А денег не заработать потому, что платить нечем и нет тех, кто мог бы платить. Абсолютный финансовый кризис. Народ не видят ни зарплат, ни пенсий, ни детских пособий. Нас больше кризисом давят, чем обстрелами. Сейчас полностью перекрыли въезды-выезды из Донбасса на территорию Украины, и наша оптовики, которые закупают товары, не могут выехать, чтобы ввезти продукты. Вот, одесситы интересовались, как нам помочь, а как они помогут, если даже не провезут ничего? Если где-то на блокпостах украинцев узнают, что это везут с Украины в «зону АТО», то просто не впустят. Так что вся надежда на Россию.

Чтобы что-то выправить, для начала нам надо просто выиграть эту войну, чтобы нас оставили в покое. Надежды очень мало. Они же не просто так пришли взять эту землю. Донбасс по большому счету — кормилец. В свое время мы кормили всю Западную Украину. А теперь Киев нас видит террористами, сепаратистами, он не хочет компромисса. Когда объявляли перемирие, все равно бомбили и при этом говорили, что бомбят наши ребята. Веры Киеву нет. Если уже и там шахтеры кричат, чтобы Яценюка убрали, Порошенко убрали, прокурора, зампрокурора, как такому Киеву можем верить мы?»

Что касается доступа к информации, то Ксения отмечает, что у нее дома спутниковое ТВ, но, когда началась война, на нем заблокировали российские каналы: «Теперь смотрю украинские каналы, которые нагло врут. На самом деле Россия говорит правду. Я общаюсь с военными, у меня много знакомых на боевых — муж крестной моего ребенка, например. Он звонит вечером, делимся, как взяли в котел в Дебальцево, как наши где-то победили, а российские телеканалы уже утром передают эти новости. Украинские СМИ все до такой степени переворачивают! Что, мол, наши ребята, ополченцы, чуть ли не сами бомбят местных жителей».

«Силу дает только то, что мы помогаем людям. Я даю им какую-то кроху хлеба, и на душе радостно», — признается женщина. Сейчас в Красном Луче изо всех сил надеются на гуманитарные грузы из Германии. «Один уже направили вашему «Добросвету« в Эстонию, он перенаправит дальше, а другой идет к нам напрямую», — объясняет Ксения.

Справка

Красный Луч — город областного значения в юго-западной части Луганской области Украины, ныне самопровозглашенной Луганской Народной Республики. Крупный центр угольной промышленности. Расположен на расстоянии 62 км от Луганска. Население — 124 000.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.