По мере падения российской экономики некоторые обозреватели начинают задаваться вопросом о том, по силам ли будет Кремлю продолжать поддерживать отколовшиеся от Грузии территории. Пока ответ - положительный.

Количество зависимых от России сепаратистских территорий выросло до шести — Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Крым, Донецк и Луганск — и финансовые обязательства Кремля растут. Но пока в стратегически важном Закавказье интересы Москвы в сфере безопасности перевешивают по значению испытываемые страной экономические проблемы.

А проблемы в экономической сфере у России немалые. По причине введения ЕС и США санкций в отношении России за агрессию в Украине и ответных шагов России, запретившей ввоз пищевых продуктов из ряда западных стран, цены на продовольственные товары в РФ резко подскочили. Стремительное падение доходов от экспорта энергоресурсов и обвал курса рубля еще более осложнили ситуацию. Цены на потребительские товары в январе выросли на 15% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

В ответ Россия на 10% урезала госбюджет на 2015 год, составляющий 15513 триллионов рублей (236,57 миллиарда долларов по текущему курсу), а на прошлой неделе прозвучали призывы сократить бюджет еще на 600 млрд (9,15 миллиарда долларов). Зарплаты и социальные выплаты будут заморожены.

Вышеупомянутые шаги, вероятно, скажутся на Абхазии и Южной Осетии, где дислоцируются тысячи российских солдат, и большинство жителей являются гражданами России. После войны с Грузией в 2008 году Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии.

Бюджет Южной Осетии, составляющий 7,3 миллиарда рублей (111,4 миллиона долларов) на 91% формируется за счет предоставляемых Россией средств. По данным исследования Международной кризисной группы, проведенного в 2013 году, Россия покрывает около 70% бюджета Абхазии, который в 2015 году должен составить 11,75 миллиарда рублей (179,3 миллиона долларов).

Но пока не было никаких сообщений о сокращении объема российской помощи этим сепаратистским территориям. «Да, у нас (экономические) трудности, но у России по-прежнему много денег», — подчеркнул Алексей Мухин, директор московского Центра политической информации, занимающегося анализом рисков. Может измениться «формат помощи», но Россия «несомненно» продолжит поддерживать Абхазию и Южную Осетию, добавил он.

Взнос России в бюджет Южной Осетии на 2015 год даже увеличился на 19%, составив 6675 миллиарда рублей (102,89 миллиона долларов). Бюджет Абхазии пока не принят.

Испытываемые Россией экономические проблемы начинают ощущаться и в использующих российский рубль отколовшихся от Грузии территориях. Например, абхазские СМИ сообщают, что цены на продукты там до 20% выше, чем в соседней России. Альтернатива российским товарам ограничена импортом из Турции. Ожидается, что по причине растущей инфляции Нацбанк Абхазии повысит процентные ставки. Однако источником оптимизма является то, что трудные времена могут привести к росту числа туристов в Абхазии, т.к. больше россиян могут предпочесть относительно недорогой отдых в этом неразвитом причерноморском регионе.

Но Южная Осетия на туристов рассчитывать не может. Цены здесь, как сообщают местные СМИ, «разогнались до галопа», а альтернативы российской помощи нет.

В Тбилиси, считающем оба отколовшихся региона своей территорией, Георгий Вольский, глава правящей фракции «Грузинская мечта», подчеркнул, что грузинские официальные лица не ожидают спада активности России в Абхазии и Южной Осетии. На его взгляд, интерес России к «землям с энергетическими ресурсами и транзитными коридорами», названным в стратегии по обеспечению безопасности на 2009-2020 гг. «критически важными», будет преобладать над соображениями о расходах.

«Российский бюджет составлен так, чтобы не дать Западу воспользоваться этими ресурсами, и Грузия является одним из мест, к которым проявляется особый интерес. Южная Осетия и Абхазия важны для России с точки зрения сохранения военного присутствия в Закавказье», отметил Вольский.

Несмотря на возмущение по поводу признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, Грузия не присоединилась к списку стран, введших санкции в отношении Кремля за сепаратистскую деятельность на Украине. Вместо этого Грузия рассчитывает на то, что российские экономические проблемы позволят ей осуществить свои стратегические планы в отношениях с Западом и избежать разрастания конфликта из-за двух отколовшихся от нее территорий.

«Наши цели — открыть российский рынок для грузинских товаров и не дать России повода спровоцировать эскалацию ситуации в сфере безопасности. И в определенной степени нам удалось этого добиться», — заявил бывший министр обороны Грузии Ираклий Аласания, сейчас являющийся одним из лидеров оппозиции.

После прихода в 2012 году к власти «Грузинской мечты», обещавшей «нормализовать» отношения с Москвой после войны между двумя странами в 2008 году, Грузия подписала договор об ассоциации с Евросоюзом и согласилась на размещение на своей территории тренировочного центра НАТО. «Данная политика дала нам время и простор для маневра, чтобы как следует поработать над этими вопросами», — добавил Аласания.

Но другие события в Абхазии и Южной Осетии вызывают сомнения по поводу успешности подобной политики. На фоне переговоров Москвы и Тбилиси о возвращении грузинских вин на российских рынок Россия продолжала строительство в Грузии пограничных разграничительных объектов на де-факто границе с Южной Осетией, которую патрулируют российские солдаты.

В 2014 году, когда фрукты и овощи из Грузии вернулись на российских рынок после восьмилетнего эмбарго, Москва подписала договор о «стратегическом партнерстве» с сепаратистской Абхазией, в соответствии с которым в военное время абхазская армия будет переходить под командование России. Президент России Владимир Путин поставил свою подпись под этим договором 4 февраля, после чего он вступил в силу.

Тбилиси осудил данный договор с Абхазией и готовящийся договор с Южной Осетией в сфере интеграции как шаги в направлении аннексии Россией данных территорий.

По мнению Сванте Корнелла (Svante Cornell), директора стокгольмского Института политики безопасности и развития, действия России демонстрируют провал политики Тбилиси в отношении Москвы. «Эта политика строилась на предположении, что основной проблемой в отношениях были решения [бывшего президента Михаила] Саакашвили и что если Грузия пересмотрит эти решения, то Россия в ответ тоже пересмотрит свою политику, — сказал Корнелл. — Данное предположение является неверным, т.к. основной движущей силой во всем этом является политика Москвы по возвращению бывшего советского пространства под российский контроль».

Последние события на востоке Украины и в Крыму указывают на то, что цели России, несмотря на экономические трудности, не изменились.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.