Людям свойственно искать корни. Хочется знать: кем были наши предки и где жили? А вдруг для нас и там, в далеком прошлом, обнаружится неожиданное наследство, которое поможет, не ударив пальцем о палец, разбогатеть? Какое-нибудь «золото» Полуботка?
 
В связи с этим один мой приятель написал юмористический рассказ о профессоре, решившим распутать свою родословную. Сначала он нашел среди пращуров садовника английской королевы. Потом — неандертальца. Потом — динозавра. И, наконец, докопался до двух микробов: эту парочку ветром в луже понесло друг на друга, они спарились, не имея другого выхода, и поневоле стали основателями профессорского рода.
 
Но мы так глубоко садиться в лужу истории не будем! Нас интересуют всего лишь корни славян. Кем они были — эти так называемые славяне? Из каких дебрей произошли? Из какого исторического «болота», в котором сам леший утонет?
 
Со школьной парты мы знаем, что украинцы, русские, белорусы, сербы, поляки и даже болгары принадлежат к так называемым славянским народам. Нас даже когда-то учили, что это народы-братья и что им свойственен какой-то особенный славянский шарм и даже загадочная славянская душа — некая романтичная и малопонятная не только иностранцам, но и самим славянам сущность.
 
Помните, в фильме Михалкова «Сибирский цирюльник» сержант-американец произносит фразу: «Он — русский. Это многое объясняет!»
 
Пушкин и Шевченко. Да ничего это, по моему мнению, не объясняет! Пушкин — русский. И дядя Вася с бутылкой и огурцом — тоже русский. И оба они — славяне. Особенно, Пушкин с его африканскими предками. Но, несмотря на это явное противоречие, многие выдающиеся деятели прошлого с энтузиазмом высказывались по славянскому вопросу. В том числе и Пушкин. Причем о братстве речь в этих высказываниях если и шла, то только в разрезе хорошей драки между родственниками:
 
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях иль верный росс?
Славянские ль ручьи
Сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? Вот вопрос!

 
И Тарас Шевченко не устоял перед искушением обогатить модную славянофильскую дискуссию. По его мнению (точнее, по одному из них, так как мнения он часто менял под воздействием эмоций), выходило, что славяне должны прекратить все междоусобицы и слиться в едином государстве: «Ми одної матері діти, всі ми слав`яне. Нехай житом-пшеницею, як золотом покрита, Не розмежованою останеться навіки од моря до моря слав’янська земля!» Так высказался поэт в предисловии к поэме «Гайдамаки» в 1841 году. Если кто не верит, откройте книгу и прочитайте. За точность цитаты я отвечаю.
 
Славянское море. Вот, оказывается, как должен был выглядеть рай на земле, согласно мечтам Тараса Григорьевича! Ни Украины, ни России, ни Польши, ни Чехии со Словакией, а одна Славянщина — от моря до моря! Как в песне: от Сибирской тайги до Британских морей!
 
А ведь до начала XIX века славяне в общем-то и не задумывались о том, что они славяне. Поляки ненавидели русских. Хорваты — сербов. Сербы косо смотрели на болгар. Это было связано, прежде всего, с тем, что в это время на свете не было независимых славянских государств, кроме одного — России. Все остальные славянские народы входили в состав больших наднациональных империй — Германской, Австрийской и Турецкой. Панславизм, который некоторое время исповедовал Тарас Григорьевич (он даже хотел создать единый литературный язык, понятный всем славянам!), как и интерес к нашим корням, возник как реакция на угнетенное положение славянских народов Западной Европы.
 
Вот так и возник интерес к славянскому прошлому — из зависти. Представьте, в каком унижении жили славянские народы всего двести лет назад. У французов есть свое государство и культура. У испанцев — тоже есть. У немцев — всего этого было хоть отбавляй. На территории нынешней Германии имелась целая куча государств — и Пруссия, и Саксония, и Бавария. Около трех десятков! А у чехов, сербов, поляков, хорватов, словаков — все это кто-то украл. Обидно! А что делает человек, у которого украли прошлое? Он это прошлое выдумывает! Причем, в улучшенном виде!
 
В начале XIX века в Чехии и Словакии, находившихся под властью Австрии, появилось поколение так называемых «будителей» — интеллектуалов, которые решили поднять славянский дух — разбудить ту самую загадочную славянскую душу, которая пребывала в спячке и пожирании замечательнейших чешских колбас с пивом. Больше ее ничего не интересовало.
 
Чем древнее будет история разбуженных славян, тем крепче станет и дух, и будущая государственность, считали будители. Все силы славянских пропагандистов были брошены на создание национальных мифов и исторических… фальсификатов.
 
К примеру, в Чехии в те времена объявился некий просветитель-аферист, которого звали Вацлав Ганка. Этот башковитый сельский парубок поучился в Венском университете на юридическом факультете, разобрался, за какие преступления наказывают, а за какие — нет. И ощутив свою полную юридическую безнаказанность, — подделал целую древнюю чешскую литературу. Вот так, представьте себе, взял — и подделал. Ну, не было у чехов древней литературы, хоть утопись, прыгнув в Праге с Карлова моста. А как же может быть нация без древней литературы?
 
Немцы: Шулер — ваш «будитель»! Проходимец Ганка раздобыл несколько страниц старинного пергамента, соскреб с него оригинальный текст и нанес свой на древнечешском языке. Свою подделку он выдал сразу за четырнадцать(!) неизвестных мировой науке чешских песен эпохи Средневековья. Шалость Ганки имела огромный успех среди чешских патриотов. Даже сегодня некоторые из них не хотят верить, что это подделка.
 
Плохо было только то, что сам Ганка путался в обстоятельствах своей находки. Иногда он утверждал, что нашел драгоценные рукописи между шкафом и стеной церкви в чешском городке Двур-Кралове. А иногда — что в соседнем погребе! Скептики же утверждали, что рукопись была обнаружена в местном пивном погребке. Разгорелась бурная дискуссия, которая продолжалась почти целый век!
 
Фальсификат Ганки был изготовлен на высоком техническом уровне. Шустрый «будитель», которому едва исполнилось двадцать восемь лет, использовал настоящий пергамент и чернила, изготовленные по старинному рецепту. Но детальный анализ показал, что в состав этих чернил входила краска «берлинская лазурь». А ее изобрели немцы только в XVIII столетии. То есть через ПЯТЬСОТ лет после той эпохи, которой принадлежала, по словам Ганки, его находка. К тому же на шесть тысяч слов из рукописи дотошные филологи насчитали около тысячи ошибок в древнечешском языке — в основном тех «древнечешских» слов, что напридумывал сам Ганка.
 
Конец поддельной рукописи положил только первый президент независимой Чехословакии Томаш Масарик. Он считал, что национальную идею нельзя строить на шулерстве и подлоге. Но это не помешало Ганке и сегодня лежать на самом главном чешском кладбище в пражском Вышеграде.
 
А чехи Шулера чтят! На Вышеград наши туристы обычно не захаживают, приезжая в Прагу, предпочитая Старое Място. А напрасно. Вышеград — по-нашему Вышгород — самая старая часть Праги. Раньше это был отдельный город, как Вышгород под Киевом. Самое же интересно, что в Праге, как и в Киеве, есть свой Подол — Подоле, свидетельствующий, что все славяне создавали свои приречные города по одному принципу. В пользу общих славянских корней этот факт свидетельствует неоспоримо.
 
Но это так, к слову. Самое же смешное, что зайдя на кладбище в Вышеграде, я совершенно неожиданно столкнулся с могилой Ганки и подумал: «Вот ирония судьбы! Ганка был чистый шулер. Проходимец. А чехи его чтят. И даже на самом главном своем мемориальном кладбище похоронили. И плевать им, что думают по этому поводу немцы, обнаружившие в подделке Ганки свою «берлинскую лазурь». Значит, жуликом иногда быть незазорно — в тех случаях, когда проходимец работает на общее дело и оказывается своим шулерством полезен для своего племени. А честным человеком часто быть себе дороже. На честном-то и простом все и ездят. И ни в каких национальных мемориалах его не хоронят. Сколько так загубили у нас честных людей! А на выборах почему-то голосуют за всяких проходимцев, сразу же раскаиваясь в своем избраннике, а то и расплачиваясь за свою глупость кровью.
 
Македонского из гроба подняли. Впрочем, что там Ганка с его Краледворскими бумажками и рос­ко­шным памятником! Вы о письме Александра Македонского славянам слыхали? Точнее, о «Грамоте Александра Македонского славянам», как ее «официально» называют сторонники ее подлинности? Этот «документ» хорошо знали в славянских землях — в том числе и на территории нынешней Украины — в XVI и XVII веках. Список его содержится, к примеру, в хорошо известной историкам Густинской летописи.
 
«Мы, Александр, сын верховного бога Юпитера на небе и Филиппа, царя Македонского на земле, господин и царь всея Вселенныя, повелитель мира от восхода до захода Солнца и от полудня до полночи… Просвещенному роду венедов, то есть славян, — милость, мир, уважение и приветствие от нас и наших преемников в управлении миром после нас.
 
Так как вы всегда были с нами, в верности, в бою надежны, мы жалуем вам навечно все земли от полнощного моря великого Ледовитого океана до Итальянского южного скалистого моря, дабы в этих землях никто не смел поселяться или обосновываться, но только род ваш, и если бы кто-нибудь из посторонних был здесь обнаружен, то станет вашим крепостным или прислужником со своим потомством навеки.
 
Дано в городе Александрии, основанной нами на славной реке Нил в 12 году нашего правления с соизволения великих богов Марса, Юпитера и богини Минервы».
 
Вот такую расписку дал якобы Александр Македонский славянам.
 
Мол, правьте миром после моей смерти. И, самое главное: многие наивные умы тоже до сих пор верят в ее подлинность! Несмотря на то, что славянские князья, которым она была якобы пожалована, названы в некоторых вариантах грамоты вот такими именами — Великосан, Асан и Авенхасан. Как хотите, но по-моему, с таким именем можно быть содержателем шашлычной, но никак не «славянским» князем!
 
Великосан, Асан и Авенхасан — тоже, говорят, славяне. Но не верится...
 
Но доказательств нет. Дру­­гие же исследователи в подлинность послания Александра Македонского славянам верить наотрез отказываются! А я иногда думаю: что, если «открытое письмо» Александра Македонского славянам все-таки подлинное? Не видел никто его оригинала? Ну и что! Практически все тексты времен античности нам известны только в поздних средневековых копиях. Никто не видел оригиналов Геродота, Гомера, Вергилия! А учитель Александра Македонского Аристотель вообще остался известен миру только благодаря уцелевшим арабским переводам. Не перевел бы его труды какой-то безымянный арабский полиглот, и не было бы никакого философа Аристотеля!
 
К тому же в «письме» Александра Македонского славяне названы «венедами». А ведь под этим именем они и появились впервые на страницах писаной истории. Потомками венедов считал славян и их родственников антов готский историк Йордан, писавший на латыни в VI веке н. э. А за шестьсот лет до него о венедах упоминал римский историк Тацит. Описывал венедов и Юлий Цезарь в своих мемуарах о походах в Галлию. В его времена народ с таким названием встречался по всей Европе, от Балтики до Средиземного моря. Современная Венеция, к примеру, была основана в области, называющейся Венето. При Римской империи и даже раньше там как раз и жила одна из разновидностей венетов-венедов, упоминаемых историками Античности. Так, может, эти венеты и были уже славянами?
 
Однако до времен Кирилла и Мефодия (IX век нашей эры) славяне не знали письменности. Мы можем судить о них только по тем данным, которые оставили народы, уже умевшие писать, — греки и римляне. Существует огромное множество археологических культур. Их не всегда легко привязать к конкретным племенам. Вполне возможно, что под именем венедов скрывались еще не славяне, а общие предки славян и балтов — нынешних литовцев и латышей.
 
Тут-то мы и подходим к тому самому болотному корню, из которого выросли наши предки. Да и мы с вами тоже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.