Это сообщение нельзя недооценивать: Александр Лукашенко не будет 9 мая присутствовать на московском Параде Победы. Он возложит венки раньше, а 9 мая хочет оказаться в Минске, где будет принимать свой собственный парад...

Для всех, кто знает, какое значение придает Кремль максимально торжественному празднованию 9 мая, как важно Москве, чтобы этот день стал демонстрацией единства «русского мира» (а лучше всего постсоветского пространства), сплотившегося, конечно, вокруг России, тем понятно, что мы столкнулись с серьезным демаршем. Уже не первым. Лукашенко хочет сохранить власть. Он хочет быть диктатором, но суверенным. И боится, что в Белоруссии повторится крымский или донбасский сценарий. Тем более что российские националисты напоминают, как в 20-е годы Витебск и Гомель присоединили к советской Белоруссии против воли местных коммунистических русскоязычных элит, что позже случилось с Крымом...

В последние пару месяцев минский властитель сделал много жестов и конкретных шагов, рассчитанных на то, чтобы увеличить независимость от Москвы. Такую политику вести сложно, так как Белоруссия зависит от России в экономическом плане; сам Лукашенко долго поддерживал идеи реинтеграции постсоветского пространства, а кроме того на белорусской территории стоят российские войска. Несмотря на это Лукашенко негласно запрещает носить «георгиевские ленточки», которые стали в последнее время символом российской империи; аккуратно поддерживает сопротивление Киева; дистанцируется от Донецкой и Луганской «республик» и отчетливо пытается установить контакт с Западом. А сейчас еще и отказывается участвовать в московском параде.

У Запада появился реальный шанс изменить в свою пользу ситуацию в регионе, который Кремль считает своим. Ценой, конечно, станет отказ от поддержки тех белорусских сил, которые стремятся к быстрому свержению «батьки». И в какой-то степени терпимость к диктаторскому характеру минского режима. «В какой-то мере», так как Лукашенко, будучи реалистом, знает, что ему придется отчасти ослабить гайки, поскольку если Запад решит вступить с ним в игру, такое ослабление будет нужно хотя бы из соображений пиара.

На постсоветском пространстве существуют две диктатуры: российская, которая опирается на империализм и не скрывает своей антизападной направленности, и белорусская — сосредоточенная на себе, опирающаяся на желании сохранить Белоруссию как своего рода уникальную модель постсоветского музея, остающегося при этом независимым и не угрожающим никому за своими границами.

В период холодной войны Запад умел вступать в неприятные союзы с диктатурами, единственным достоинством которых был антикоммунизм. Одну из них, Турцию, даже приняли в НАТО. Вопрос заключается в том, считают ли западные страны Москву такой серьезной угрозой, чтобы подобный маневр вновь стал оправданным.

Этого я не знаю, но полагаю, что по меньшей мере Польша (которая в максимальной степени заинтересована в том, чтобы Россия не обрела стабильного доминирования к востоку от наших границ) должна серьезно обдумать сложившуюся ситуацию. Бывший поверенный Польши в Минске Витольд Юраш (Witold Jurasz) полагает, что правильным шагом стала бы поездка министра иностранных дел Польши 9 мая в Минск как проявление поддержки Белоруссии и ее отсутствия в этот день в Москве. А также продемонстрировать, что Польша игнорирует путинские торжества, а не 9 мая — важный для всех стран бывшего СССР праздник. Возможно, это хорошая идея.