Россия ведет топорную политику. Россия сегодня объявила войну всему цивилизованному миру, у нее нет отношений ни с одной цивилизованной страной, она находится под санкциями, и здесь каждая страна, которая может быть полезной России в плане приобретения как экономического, так и политического капитала, важна для России.

— Господин Арзуманян, президент Турции Эрдоган заявил, что для Армении наши двери открыты, если в вопросе геноцида или оккупации Арцаха (самоназвание Нагорного Карабаха - прим. ред.) будут положительные шаги, то мы готовы к любому виду сотрудничества. В последнее время заявления Эрдогана очень противоречивы, он критикует Папу римского, характеризует антидемократичной резолюцию, принятую Европарламентом относительно геноцида армян, с другой стороны, делает шаги по отступлению, сказав, что историю нужно оставить историкам. Эти процессы насколько отдаляют примирение между двумя народами?
 
— Честно говоря, я бы не считал его выражения столь противоречивыми. Это неадекватные заявления, которые становятся предметом для насмешек, потому что это выражения, выходящие за границы разумного. Он делает какие-то попытки, чтобы показать, что еще готов проводить обсуждения, но в этом заявлении поставлены такие предусловия, что невозможно представить, что какое-либо армянское правительство согласится с такими формулировками. Во-первых, что означает процесс геноцида? Это не проблема Армении, это проблема всех армян мира, и вообще, проблема человечества, потому что было совершено чудовищное преступление против человечества, и должна быть соответствующая реакция, а этими заявлениями он, пожалуй, показывает неадекватность сегодняшнего турецкого правительства, и нахождение вне общего потока мирового развития. Так что, это, пожалуй, способствует тому, что некоторые страны пересматривают свой подход в отношении Турции.
 
— А насколько  сегодняшние процессы отдаляют  возможное урегулирование армяно-турецких  отношений?

 
— Армения и Турция настолько отдалились друг от друга, что, пожалуй, трудно представить, что для еще большего отдаления нужен какой-либо дополнительный шаг. У нас нет дипломатических отношений, у нас вообще нет никаких отношений, и все попытки, связанные с улучшением отношений отклоняются со стороны Турции. Вспомним злосчастные протоколы, которые здесь удостоились критики также и с нашей стороны, тем не менее, сразу после этого шага власти Турции неоднократно заявляли, что связывают улучшение армяно-турецких отношений с мирным урегулированием Карабахской проблемы, более того, ставя условия относительно оккупированных территорий, и так далее. Так что, в данный момент говорить об улучшении отношений трудно, но я уверен, что придет время, когда Турция не только признает геноцид армян, но и вступит с Арменией в конструктивный диалог.
 
— После резолюции, принятой Европарламентом, многие  ожидают второй шаг от России  или США. Есть ли большие ожидания  от выступления Обамы в этом  году? Возможно ли то, что выступление  Обамы станет переломным?
 
— Существует очень большое давление на Обаму с двух сторон. Мы знаем, что Турция послала делегацию, чтобы предотвратить возможное использование слова «геноцид», а также голосование за резолюцию в Палате представителей Конгресса, и администрация Обамы сегодня разделена на две части. Есть люди, которые уверены, что нужно использовать, и, в конце концов, выполнить обещание, которое перед выборами давал Обама, вторая — это более прагматичная группа, которая считает, что Турция пока продолжает оставаться важнейшим стратегическим партнером, и это может навредить отношениям, тем более, что американская военная база в Турции играет важную роль в плане обслуживания действий, происходящих на Среднем Востоке, а Турция неоднократно заявляла, что может даже пересмотреть эти договоренности. В этом плане Обама находится в очень сложном положении. Думаю, пока есть возможность, что это слово будет использовано, но осталось несколько дней, поживем, увидим. Здесь важно отметить, что ежегодно, 24-го апреля Обама делает заявление. Не было исключений, каждый год используют строгие формулировки, вплоть до словосочетания «великая резня», кроме слова геноцид, и мы каждый год жалуемся, требуем, чтобы сделал большее. И обижаемся, что не делает.
 
Однако та же Российская Федерация, президент которой находится во власти уже 15 лет с небольшим перерывом, никогда ни в одном контексте не говорил о геноциде армян, а во время последней пресс-конференции всего лишь сказал, что надеется, что Турция и ЕС найдут способы для преодоления этого препятствия. Так что мы не требуем от нашего важнейшего стратегического партнера и воспринимаем нормально то, что не делается никаких действий, упоминая о том, что еще в 1995-ом году при Ельцине Госдумой было принято заявление, осуждающее геноцид, и этим мы удовлетворились, но? неизвестно почему, не удовлетворяемся тем, что в свое время Рейган подписал указ о признании, были и другие упоминания.
 
— Путин 24-го апреля  приедет в Армению и на мероприятиях, посвященных сражению при Галлиполи, Россия будет присутствовать на высоком уровне. Это следствие двуличной политики России?

 
— Я бы не сказал двуличной, Россия ведет топорную политику. Россия сегодня объявила войну всему цивилизованному миру, у нее нет отношений ни с одной цивилизованной страной, она находится под санкциями, и здесь каждая страна, которая может быть полезной России в плане приобретения как экономического, так и политического капитала, важна для России. И в этом плане мы знаем, что Россия воодушевлена тем, что диктатор Северной Кореи приезжает 9-го мая в Москву, и гордится этим. Турция является очень важным стратегическим партнером для России, как и 100 лет назад.
 
То что Россия, исходя из своих интересов, может поставить на российско-турецкий жертвенник весь армянский народ, в этом никто не сомневается. Просто каждая армянская власть осознает, с какой осторожностью нужно строить наши отношения с российской империей.
 
— Уже известно, что Назарбаев и Лукашенко 24-го  апреля не будут в Ереване. Сторонники членства в ЕАЭС  заявляли, что это даст Армении политические и экономические гарантии безопасности, между тем, сейчас мы видим, что всего этого нет, нет даже и этого партнерства.

 
— С момента подписания уже всего этого не было. Мы с самого начала предупреждали об этом. То, что Назарбаев не приезжает, понятно, а Лукашенко считается нашим хорошим другом, мы очень часто на различных уровнях заявляли, что Белоруссия является нашим важным партнером. Он не только не приезжает в Ереван, но и оскорбляет тем, что в этот день посещает Грузию, откуда в Ереван всего несколько часов езды на машине. Но у него нет времени на это, что немного похоже на демарш. Это показывает, что кроме чисто имитационных процессов, ЕАЭС ничего собой не представляет ни в экономическом, ни, тем более, в политическом плане.
 
— Известно, что президент Нагорно-Карабахской Республики Бако Саакян тоже не приедет 24-го апреля в Ереван. Согласно различным комментариям, Владимир Путин или другие сверхдержавы запретили, поскольку существует неурегулированная проблема. Каково ваше мнение в этом вопросе?

 
— Во-первых, неприемлемо, что господин Саакян не будет участвовать в этих мероприятиях. Всегда президенты НКР участвовали в подобных мероприятиях. Я еще надеюсь, что это решение будет пересмотрено. Обязательно президент НКР должен быть в Армении. Об этих слухах я ничего не знаю, но в нашем меняющемся мире все, в конце концов, раскрывается. Любой секрет раскрывается. Если на самом деле Владимир Путин позволил себе диктовать, кто должен приехать, а кто — нет, то это уже продолжение той очень плохой тенденции, что нас уже воспринимают всего лишь вассальным государством для России. Настанет момент, когда мы будем благодарить за то, что нашим президентам позволили участвовать в подобных мероприятиях, или будем у них спрашивать разрешение на то, чтобы отпраздновать тот или армянский праздник, или проводить мемориальные церемонии, и решения будут приниматься на уровне помощников Путина. Это неприемлемый и недопустимый подход, и я надеюсь, что Бако Саакян займет свое почетное место во время этих мероприятий.
 
— На днях начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ заявил, что если Запад будет продолжать санкции против России, то все неурегулированные конфликты, существующие на постсоветском пространстве, могут быть разморожены. Как вы оцениваете это заявление, не означает ли это шантаж и угрозу также и в нашу сторону?

 
— Это открытый шантаж, и показывает, в каком неадекватном состоянии находится российская политическая элита. Это заявление дополняет то заявление, которое несколько недель назад было сделано в Баку, что Россия готова отправить новые виды вооружения, и 100 дополнительных танков в Азербайджан. Мы знаем, что потолок, установленный в Европе, по Договору об обычных вооружениях для Азербайджана неоднократно превышался, мы неоднократно подавали жалобы в различные международные структуры. Все международные эксперты неоднократно указывали Азербайджану этот факт, а сейчас, в дополнение к этому, Россия продолжает поставлять новые партии оружия в Азербайджан. По причине этого оружия возобновление войны становится реальным. Россия все делает для этого. Здесь самое интересное то, что такое заявление делает начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ, а Путин в своем послании российскому народу жалуется на Израиль, который поставляет оружие на Украину, и с помощью этого оружия убивают российских солдат. Это можно считать верхом лицемерия, когда человек поставляет оружие Азербайджану, который обстреливает территорию его стратегического партнера, и тот же самый человек жалуется на то, что другая страна отправляет оружие в страну, где у нее нет войск, и фактически признается, что российское войско воюет там, и поддерживает ополченцев. Да, этим говорится миру, что знаете что, по всему периметру России мы устроим войны, и принесем вам столько головной боли, что захотите оставить нас в покое. Это опасное развитие событий.
 
— Делает ли  нам чести увеличение числа  политзаключенных накануне 24-го  апреля, в лице арестов членов  «Учредительного парламента»? Представляли  ли они такую большую опасность для властей, и проблема заключалась в предотвращении акций 24-го апреля?
 
— Вообще, наличие хотя бы одного политзаключенного не приносит чести ни одной стране, и мы всегда говорили, что отличаемся от Азербайджана, и это так на самом деле, указывали, что у нас происходят демократические реформы, и мы пытаемся создать цивилизованную страну. Но мы знаем, что у нас есть политзаключенные с момента ареста Шанта Арутюняна и его друзей. Сейчас к ним прибавились еще и члены «Учредительного парламента». Честно говоря, я не вижу такой большой опасности, и согласно заявлениям, речь шла о мирных акциях, но, пожалуй, это беспокойство тоже понятно. 24-ое апреля имеет свой смысл, и эта сосредоточенность на этой дате для меня тоже непонятна, почему именно 24-ое апреля? В конце концов, можно было начать с 26-го апреля, или 9-го мая, со дня освобождения Шуши, тем более, было бы вполне символично, что один из освободителей Шуши — Жирайр Сефилян вышел в этот день на борьбу. Это было бы более понятно. Важно то, что я осуждаю наличие любых политзаключенных, и считаю, что как можно скорее их должны освободить, это обязательное условие, а давать оценки их действиям, это уже не мое дело.