В НАТО происходит переосмысление политики и позиции Турции, но все еще эта дискуссия представляет собой не официальные и даже не служебные разговоры, а неформальные беседы той или иной степени открытости и детальности.
 
Страны-члены НАТО, между которыми имеются определенные договоренности по общим и иным политическим вопросам, давно проводят консультации по этому поводу, в том числе в военных кругах. Ранее основными инициаторами данного обсуждения были Франция и Греция, но сейчас практически все государства-члены НАТО заинтересованы в данной дискуссии.
 
НАТО не может быть изолировано от общих политических проблем и процессов и, так или иначе, вовлекается в политическую дискуссию, которая включает проблемы поведения тех или иных государств.
 
В самое последнее время США стали также заинтересованными в распространении этой дискуссии, но пытаются быть аутсайдерами обсуждений, предоставляя возможность другим государствам брать на себя инициативы по проблемам политики Турции.
 
Распространенное мнение о том, что Турция формально соблюдает устав НАТО и правила поведения в альянсе, не соответствует действительности. Турция все чаще выдвигает невыполнимые требования к НАТО, прежде всего, по вопросам деятельности альянса по тем или иным вопросам обороны и безопасности.
 
Помимо проблемы Кипра, Турция требует от НАТО больших усилий в обеспечении ее обороны и безопасности, хотя никаких реальных угроз нет. Например, она выдвинула требования об оказании ей помощи в связи с мелкими недоразумениями на границе с Сирией. То есть, она пытается не только включить НАТО в конфликт в регионе, но и сама включиться в данные процессы, пользуясь легитимным решением НАТО.
 
Во время подготовки к саммиту НАТО в Чикаго Турция выдвинула требование о неизменности коммюнике по конфликтам и кризисам, включая и карабахский конфликт. Это абсолютно противоречит стратегическим задачам НАТО и сущности его политики.
 
НАТО и Европейский Союз все больше беспокоит деятельность Турции на Балканах, где она заняла позицию односторонней поддержки мусульманских стран и этносов, что идет вразрез с принципами и политикой Западного сообщества. Деятельность НАТО в Средиземном море и на Ближнем Востоке могла бы быть более активной, если б не существовало угрозы военного вмешательства Турции как члена НАТО. Военные маневры США, Греции и Израиля в Средиземном море прошли без Турции, она сама отказалась участвовать в них. Вместе с тем, эксперты не отрицают, что в Средиземном море формируются новые интересы различных стран и групп стран, которые, именно исходя из политики Турции, пытаются создать новые региональные блоки.
 
В Восточной части Средиземного моря будут созданы новые реалии в сфере обороны и безопасности. В настоящее время между Грецией и Турцией отношения по поводу обороны и вооружений совершенно транспарентны, они знают друг о друге все, что необходимо. Но это не означает, что проблем в отношениях нет.
 
Турция взяла курс на опережение в процессах вооружений, и Греция об этом неоднократно заявляла НАТО. Греция не пытается создать на Балканах какой-либо военный или политический блок против Турции. Это было бы абсурдом и невозможно, учитывая совершенную лояльность Греции НАТО и Европейскому Союзу. Но, тем не менее, невозможно не обращать внимания на экспансионистскую политику Турции на Балканах.
 
Греция считает, что она сыграла важную роль в отстаивании прав православных народов на Балканах в условиях войны и операций НАТО. Ситуация в регионе, возможно, была бы другой, намного более несправедливой, если б не участие Греции в обсуждениях в НАТО и в миротворческих операциях.
 
Представляют интерес различные размышления о возможном военном вмешательстве Турции в возможный конфликт между Арменией и Азербайджаном и как рассматривает НАТО турецко-азербайджанский договор об обороне и безопасности.
 
Ничего нельзя исключать в условиях масштабной войны, тем более, если Азербайджан будет терпеть катастрофическое военное поражение. В НАТО нет таких оценок. Имеются оценки по состоянию вооруженных сил государств Южного Кавказа на основе имеющейся информации из региона из различных источников.
 
Армения и Азербайджан, несмотря на крупные приобретения вооружений Азербайджаном, пока сохраняют баланс сил, и в определенном смысле Армения продолжает иметь преимущества, как в части вооружений, так и в подготовке личного состава.
 
Азербайджан имеет много проблем в вооруженных силах и не готов вести войну в соответствии с теми планами, которые разработаны им. Это хорошо знает и Турция.
Наиболее важным внешним сдерживающим фактором пока является сотрудничество Армении с Россией и ОДКБ. В регионах Черного моря и Кавказа, действительно, сохраняется баланс сил между двумя основными государствами, то есть, Россией и Турцией.
 
НАТО и Европейский Союз совершенно не приемлют вмешательства Турции в возможные события, и если Турция решится на это, то автоматически встанет вопрос о пребывании ее в НАТО. Но ее ожидают и большие неприятности, так как она утратит свою роль в международных и экономических отношениях, возникнут жесткие санкции, преодолеть которые станет очень трудно.
 
Сейчас многие признают, что Армения очень интересует НАТО и Европейский Союз, а также США и Францию, и они готовы способствовать не только подготовке Армении в военной сфере, но и занять более проармянскую позицию в диалогах с Турцией.
 
Договор между Турцией и Азербайджаном не является легитимным с точки зрения устава и правил НАТО. Турция никак не обсудила этот договор с НАТО и таким образом вывела его из сферы рассмотрения альянса. В соответствии с данным договором, Турция должна оказать военную помощь Азербайджану, то есть, подразумевается военное вмешательство. Но это прямо противоречит уставу и правилам НАТО.
 
Члены НАТО не имеют право участвовать в военных действиях без решений НАТО или ООН. Ни того, ни другого решения, в случае войны между Арменией и Азербайджаном, не ожидается. Результатом военного вмешательства Турции может стать ее выход из НАТО.
 
НАТО и международное сообщество будут знать совершенно адекватно о том, кто является агрессором, но вряд ли при этом будет дана односторонняя оценка. НАТО и Европейский Союз попытаются приостановить военные действия, применив, прежде всего, политические рычаги.
 
Администрация США располагает хорошей информацией о ситуации на Южном Кавказе и не питает иллюзий относительно простоты решения карабахской проблемы, и доказательством тому служит заявление США по поводу проведения армянскими войсками операции по эвакуации погибших пилотов сбитого вертолета. США, скорее, пытаются продемонстрировать «пострадавшей» стороне — Азербайджану и его союзнику Турции — свою готовность приложить усилия в решении этой проблемы. Свое позитивное отношение администрация Барака Обамы хотела бы продемонстрировать и Армении, и армянам США.
 
Перед США стоит задача полностью проигнорировать политику Франции и России в регионе, прежде всего по карабахской проблеме. Вместе с тем в отношениях США с Францией и Россией сейчас нет существенных отличий. Американцы допускают привлечение политических и дипломатических усилий Франции и использование ее влияния на Армению.
 
России же не отводится роль самостоятельного актора по процессу примирения, при условии сохранения роли Минской группы ОБСЕ. Хотя в американо-российских отношениях и по поводу кавказского региона могут быть и неожиданные повороты.