Украинский кризис напомнил о вызовах российских информационных кампаний и заставил как эстонских, так и экспертов ЕС задуматься на тему противостояния российской дезинформации. Эстония, Дания, Литва и Великобритания обратились в Европейскую комиссию с призывом создания нового русскоязычного канала и коммуникационной стратегии для борьбы с российской дезинформацией.

В то время как ЕС и европейские аналитические центры занимаются вопросами изучения информационной войны, Эстония объявила о создании нового русскоязычного телеканала. Новый медиапроект будет запущен только осенью 2015 года, но уже разделил медиаэкспертов на два лагеря.

Проблема российской дезинформации не может быть решена только с помощью информационной сферы. Сложная головоломка из таких составляющих как образование, историко-культурное наследие, изменения в социальной и политической сфере и общественной деятельности — это все стороны, которые должны будут рассматриваться при составлении коммуникационной стратегии. Первое, за что решили взяться эстонские и европейские эксперты — это предоставление альтернативной точки зрения — создание нового телеканала со стороны Эстонии, и проект ЕС, который будет отслеживать и разоблачать ложные данные, представленные российскими СМИ.

Среди русскоязычных жителей Эстонии укоренилось мнение, что у каждого своя «правда»: как у эстонских СМИ, так и у российских. Если же следовать понятию правды как логического вывода из рассмотрения всех фактов и наблюдений, то практика подмены самих фактов российскими СМИ не дает права этим каналам претендовать на звание достоверных источников информации.

Один из последних ярких примеров дезинформации, связанных с Эстонией, — это мартовский репортаж телеканала «Россия 1» о депутате парламента Яаке Мадисоне. В телерепортаже были использованы кадры из эстонского юмористического шоу «Tujurikkuja» за 2008 год — для комментария о том, что депутат учился в той же школе, где проходил так называемый конкурс «Эстония ищет неонациста». Хотя в Эстонии никогда не проводился конкурс по поиску неонацистов и также не существует упомянутой школы, юмористический ролик, снятый в Тартуском центре, стал основой для новостного репортажа одного из центральных каналов России.

Еще один недавний пример дезинформации — искажение клипа из Eesti Laul: он был преподнесен русскоязычным сайтом baltnews.ee как руководство для эстонских детей по общению с русскоязычными жителями Эстонии. Ссылаясь на первоисточник, данное «руководство» было распространено многими российскими СМИ. Напутствие заключалось в том, что на русском языке можно разговаривать только с туристами, в самой же Республике язык повседневного общения один — эстонский. На самом деле, ролик был сделан с самоиронией и включен в серию клипов, затрагивающих важные для эстонского общества темы.

Это далеко не единственные примеры дезинформации, которые можно найти в российских медиаисточниках. С целью борьбы с ложной информацией в 2014 в Украине году был открыт проект www.stopfake.org, который проверяет видео, фотографии и факты, распространяемые в различных СМИ и социальных сетях. Инициатива работает уже больше года и основная масса найденных и разоблаченных фейков были созданы и распространены российскими СМИ.

Новостные передачи и интернет-порталы не являются единственными источниками информации, где можно найти ложные факты. За последние годы социальные сети стали также широко использоваться для распространения информационных кампаний. Помогают навязывать свою так называемую «правду» активно работающие в России «фабрики троллей», где главной задачей сотрудников по сути является непрерывное написание комментариев на интернет-порталах и создание демотиваторов в социальных сетях. «Фабрики троллей» созданы для осуществления пропагандистского метода «бэндвэгон», заставляющего колеблющихся членов общества принять определенное утверждение на основании того, что оно якобы поддерживается большинством.

На фоне усиленной активности российских СМИ в распространении ложных фактов и применения множества тактик дезинформации в Эстонии поднимается волна скептических настроений вокруг нового русскоязычного телеканала: якобы ему грозит нехватка русскоязычных специалистов в медиасфере на эстонском рынке, сомнения в качестве телеканала, его ненужности из-за уже существующих достойных телеканалов (как Euronews на русском языке); звучат и мнения о том, что если канал будет оплачиваться из государственного бюджета, то и медиаконтент, и приглашенные эксперты будут тщательно выбираться не сотрудниками телеканала, а «извне».

Но ведь ни Euronews, ни один другой канал не расскажет о русскоязычных жителях Эстонии так, как сделает местный источник информации. По качеству новый телеканал может уступать конкурентам, но должен выигрывать за счет идей телепроектов, интересных гостей телепередач, как эстоно- так и русскоязычных жителей Эстонии с разными точками зрения, которые как разделяют, так и не разделяют позицию эстонского государства на международной арене. Та часть общества, которая скептически настроена по отношению к качеству будущего телеканала, может быть уверена, что как минимум этот аспект будет решен при поддержке других стран — таких как Германия, которая уже согласилась предоставить дополнительное обучение журналистов и студентов по специальности «журналистика», а также «поделиться» русскоязычными передачами немецкого медиахолдинга.

Учитывая свою внешнюю и внутреннюю политику, каждая страна-член ЕС выстраивает свою коммуникационную стратегию и решает, насколько будет вовлечена в политику улучшения русскоязычного медиапространства в ЕС и борьбы с дезинформацией. Эстонские эксперты, в первую очередь, увидели данную проблему через призму социальной сплоченности эстонского общества и предоставления альтернативного независимого медиапроекта.

Целью нового телеканала является увеличение осведомленности русскоязычных жителей о разных сферах жизни Эстонии посредством сближения русскоязычного медиапространства с эстоноязычным. Новый телеканал — это не только альтернативная точка зрения, но и символ заинтересованности эстонского государства в объединении двух обществ Эстонии. Если шаг за шагом будет выстроена правильная политика социального сплочения Эстонии, со временем российские информационные кампании потеряют свое значимое влияние.