В конце Второй мировой войны Латвия потеряла Абрене — регион, более половины жителей которого были латыши. После восстановления независимости Латвия сама нашла аргументы для того, чтобы отказаться от Абренского уезда в пользу России. Мнения по вопросу Абрене по-прежнему противоречивы как с исторического, так и с юридического и экономического аспектов.

Большая часть принадлежавшего Латвии Абренского уезда в конце Второй мировой войны была включена в состав России. Таким образом, наша страна потеряла примерно 2% своей площади. В принятой 4 мая 1990 года Декларации о независимости закреплен принцип непрерывности государства, предусматривающий восстановление государства в его довоенном виде. Так почему же в таком случае утраченный Абренский уезд сегодня принадлежит России?

Формально Латвия подарила Абрене России, так сказать, по просьбе латышского народа. Так же, как в 1940 году «Народный Сейм» «попросил» принять Латвию в Советский Союз, 22 августа 1944 года Президиум Верховного совета Латвийской ССР «обратился с просьбой» к России принять город Абрене и шесть волостей уезда: Линавскую, Каценскую, Гаурскую и Аугщпилсскую. Основание — большой удельный вес русских на отдаваемой территории.

Земля латгальцев

Насколько обоснованным был аргумент о русскости Абренского уезда? Этот регион исторически являлся пограничной территорией, на которой жили балты, финно-угры и славяне. Населенные латгальцами земли находились к западу от реки Великая (ранее — Мудава) и Себежа — на территории, где располагался город Абрене и большая часть уезда. Край входил в латгальскую землю Атзеле, которая на западе граничила с большой латгальской землей Талавой. Этим фактом объясняется историческое название Пыталово — pie Tālavas (у Талавы — лат.). В исторических источниках деревня Пыталово впервые упоминается в 1782 году.

В 13-м веке с образованием в результате немецкой экспансии Ливонской конфедерации Абренский край стал частью Рижского архиепископата, а в 15-м веке эту территорию отвоевал Псков. После развала Ливонии в 16-м веке западная часть края перешла в состав Польско-Литовского княжества. В 18-м веке, когда упомянутое государство распалось, Абрене стало частью Псковской губернии. В составе Российской империи Абренский уезд находился до конца Первой мировой войны. Еще в конце 19-го — начале 20-го веков филологи Аугустс Биркенштейнс и Карлис Миленбахс констатировали, что в окрестностях Пыталово некоторые люди называют себя «русскими латышами» и говорят на латгальском языке.

Россия на вечные времена отказывается…

До начала 20-го века Абрене входило в Островскую область Псковской губернии, в связи с чем иногда указывается, что Ленин отдал русские земли. Однако, как определял акт о провозглашении Латвийского государства от 18 ноября 1918 года, «Латвия, объединяется в этнографических границах (Курземе, Видземе, Латгале)», реализуя свое право на самоопределение, а не отделяется от губерний Российской империи, соблюдая их административные границы.

В январе 1919 года в результате Боев за свободу латвийская армия установила контроль над Пыталово и его окрестностями. 10 июня 1919 года в адресованном Парижской мирной конференции меморандуме делегации Латвии констатировано, что «латыши населяют узкую полоску земли Псковской губернии вдоль границы Видземе к западу от Балтинавы между границей Лудзенского уезда и станциями Корсовка (Карсава) и Пыталово железнодорожной линии Петроград-Варшава».

11 августа 1920 года в Риге между Латвией и Россией был заключен Мирный договор, во 2-м пункте которого сказано: «Россия безоговорочно признает государственную независимость, самостоятельность и суверенитет Латвии и добровольно на вечные времена отказывается от всех суверенных прав, которые принадлежали России в отношении народа и земли Латвии...». 4 мая 1990 года новоизбранный Верховный совет Латвийской ССР принял декларацию «О восстановлении независимости Латвийской Республики», в 9- статье которой определено: «Формировать отношения Латвийской Республики с СССР в соответствии с находящимся в силе Мирным договором между Латвией и Россией от 11 августа 1920 года, в котором на вечные времена признана независимость Латвии. Для переговоров с СССР создать Правительственную комиссию». Латвийская сторона считала, что юридический преемник СССР — Россия, приняв Декларацию от 4 мая, признает территорию Латвии, существовавшую на момент подписания Мирного договора.

Договор о границе или уши от осла

22 января 1992 года Верховный совет Латвии, признав присоединение Абрене к России антиконституционным, принял постановление «О непризнании аннексии города Абрене и шести волостей Абренского уезда». Вопрос принадлежности Абрене стал препятствием для заключения латвийско-российского договора о границе.

Претендовавшая в то время на вступление в ЕС и НАТО Латвия стала испытывать растущее давление со стороны западных партнеров, настаивавших на подписании пограничного договора с Россией. Запад не хотел допускать ни малейших причин для территориальных разногласий с Россией после того, как восточная граница Латвии стала границей ЕС и НАТО с этим государством. 7 августа 1997 года Латвия парафировала, а 9 декабря утвердила проект латвийско-российского пограничного договора, в котором признавались существовавшие de facto границы.

В мае 2005 года с возобновлением дискуссий о подписании латвийско-российского пограничного договора правительство Латвии объявило о присоединении к этому документу односторонней декларации со ссылкой на Мирный договор 1920 года, в соответствии с которым Латвии полагается Абрене, но без претензий на территорию Абрене как таковую. Россия отказалась подписывать договор, а президент Владимир Путин отреагировал на декларацию латвийской стороны так: «Уши от мертвого осла они получат, а не Пыталовский район».

В такой ситуации политическое руководство Латвии решило уступить. «Вступая в международные структуры, гарантирующие независимость Латвии, мы должны принять те реалии, которые образовались в Европе, в том числе и то, что Абрене, или Пыталово больше не находится под контролем Латвии», — пояснила тогдашняя президент Вайра Вике-Фрейберга. 27 марта 2007 года в Москве премьер-министр Латвии Айгарс Калвитис и глава правительства России Михаил Фрадков подписали пограничный договор, предусматривавший включение бывшего Абренского уезда в состав Российской Федерации.

Приобретение или потеря?

Против присоединения Абрене к Латвии после восстановления независимости приводился ряд аргументов экономического характера. Как отметил в 2005 году в дискуссии на эту тему тогдашний премьер Айгарс Калвитис, только для включение региона в систему Министерства внутренних дел потребуются инвестиции в размере свыше 20 миллионов латов, чтобы обеспечить на новообретенной территории работу полиции, пограничной охраны и таможни. Пришлось бы создавать новую администрацию региона, решать вопросы гражданства и принадлежности большого количества собственности. В случае присоединения Абрене к Алуксненскому и Балвскому районам они в одночасье стали бы самыми депрессивными в стране.

Оппоненты подчеркивали, что для отсталого региона можно было привлечь финансирование ЕС, и это компенсировало бы вложенные средства. Мнение о том, что ни одно нормальное государство добровольно не отказывается от своей территории, наталкивалось на аргумент, что интегрировать отсталое и ставшее этнически чужим Абрене Латвии просто не по силам и не по карману. По данным российской переписи населения, проведенной в начале прошлого десятилетия, из более 13 000 жителей Пыталовского района только 690 латышей.

В отдаче Абрене России очень большую роль сыграли политические обстоятельства, признает директор Балтийского центра стратегических исследований при Латвийской академии наук Талавс Юндзис. С тактической точки зрения жертва в виде Абрене, возможно, является приобретением в сфере отношений с Западом. К тому же, в настоящее время юридически оформленная граница с Россией обеспечивает чувство большей безопасности. Однако стратегически в долгосрочной перспективе отказ от Абрене, вероятно, окажется потерей.