Киев — Многие годы экспансия Европейского Союза на восток казалась неудержимой. Но после вторжения России на Украину президент Владимир Путин, похоже, сумел положить конец усилиям Европы по установлению демократии, верховенства закона и открытой рыночной экономики на всем континенте.

Евросоюз не должен склоняться перед его запросами. Судьба Украины стала судьбой Европы. Путин хочет не просто остановить процесс укоренения европейских политических, гражданских и социальных норм в Украине, он хочет их отмены в Прибалтике, на Балканах, везде, где Европа стала политически уязвимой из-за экономического кризиса и/или демагогического популизма.

Рижский саммит «Восточного партнерства» ЕС может и должен продемонстрировать твердое намерение Европы защитить свое единство, безопасность и ценности перед лицом российской агрессии. И это должно быть сделано в форме конкретных шагов, а не просто официальных коммюнике, которые будут быстро забыты и которыми Кремль и его украинские прокси-сепаратисты пренебрегают.

Невероятно важно сделать новую политику истинным партнерством между людьми. Граждане стран-партнеров должны ощутить реальную выгоду этого партнерства, если оно хочет превратиться в нечто большее, чем просто инертный договор, которым сейчас является. Ключевыми ингредиентами, которые помогут сделать это партнерство политически популярным у широкого большинства, могут стать щедрые обязательства Евросоюза в отношении мобильности, помощи малым и средним предпринимателям, значительного расширения возможностей в сфере образования.

Украина должна находиться в центре любых усилия по оживлению «Восточного партнерства», что позволит обеспечить поддержку европейцев, которые пока остаются за пределами ЕС. Да, новости моей страны по-прежнему плохие. Тысячи наших сограждан убиты. Сотни тысяч превратились в беженцев в собственной стране. Второе минское соглашение о прекращении огня не смогло обуздать российские/сепаратистские силы.

Хотя свободное падение экономики Украины, наблюдавшееся минувшей зимой, остановилось, ВВП сократился на четверть, с тех пор как российская армия впервые вторглась в страну в феврале 2014 года. Официальная безработица сейчас превышает 10%, по сравнению с 7,3% до оккупации и аннексии Крыма Россией. Наш государственный долг ежедневно растет и достиг уровня, который заставил журнал «The Economist» предположить, что мы можем стать «Грецией востока». Более того, значительная часть нашей экономики остается в руках сепаратистов, а они, что не удивительно, уничтожают украденные активы.

Оказавшись в подобных бедственных обстоятельствах, правительство Украины стало похоже на легендарного голландского мальчика, который пальцем затыкает дырочку в плотине, преграждающей путь морю. Несмотря на геркулесовы усилия, возникают всё новые протечки. Простая правда, которую должна понять Европа, заключается в том, что у нас, украинцев, просто не хватает пальцев, чтобы заткнуть все протечки, а значит, восстановить экономику собственными силами.

Несмотря на всю глубину украинских трудностей, Европа не может игнорировать вызов, брошенный ей Путиным. Ведь если Путин сумеет превратить Украину в недееспособное государство с замороженным конфликтом, он начнет стремиться к таким же результатам на всем протяжении границ ЕС — от Эстонии до Греции.

К счастью, у Евросоюза есть настоящий партнер в лице Украины. Преданность народа страны Европе уже проверили снайперы на киевских улицах, а теперь этим занята российская армия. Его храбрость и новая политическая активность укрепили твердость намерений правительства в реализации необходимых реформ, и сделав невозможным противодействие каких-либо политиков проевропейскому консенсусу Украины. Евросоюз также способен содействовать укреплению этих намерений правительства, требуя более четкой и прозрачной борьбы с коррупцией.

Тем не менее, поскольку на Донбассе идет война, значительная часть нашей экономики разрушена, а финансовое положение правительства хрупко, является очевидным, что Международный валютный фонд требует слишком многого от украинцев. Сама идея, что Украина может начать ту же политику экономической «шоковой терапии», которой следовала Польша четверть века назад, является примером тех же самых безрассудных политических решений, которые привели к мировому финансовому кризису в 2008 году.

Именно поэтому «Восточное партнерство», если уж его обновлять, должно принять новые, серьезные инициативы для Украины и не пытаться использовать вновь старые политические решения, выработанные для совершенно других условий. В новом докладе Венского института международных экономических исследований содержаться рекомендации Евросоюзу, что именно следует сделать сейчас для Украины.

Начать с того, что Евросоюзу надо помочь нам установить более стабильный режим обменного курса, чтобы преодолеть валютную волатильность, разрушающую нашу экономику после вторжения России. Хотя бюджетная консолидация необходима, следует учесть, что на фоне нынешнего состояния экономики наиболее уязвимые слои населения Украины заняты выживанием. Им больше нечем жертвовать. Напротив, им нужна помощь, и Европе следует настаивать на том, чтобы ее программы, а также программы МВФ, учитывали их нужды.

Возможно, самым важным в долгосрочной перспективе должно стать соблюдение Евросоюзом обязательств по соглашению о зоне свободной торговле и ассоциации, которое предыдущие власти Украины отказались подписать в конце 2013 года. В конце концов, именно ради этого соглашения молодые украинцы противостояли снайперами бывшего президента Виктора Януковича, а сейчас — мощи российской армии. Его реализация поможет больше, чем любые другие действия ЕС, укрепить уверенность украинцев в своем европейском будущем и убедить Кремль в том, что он не сумеет победить европейские ценности.

Один из наиболее убедительных способов демонстрации приверженности Европы соглашению об ассоциации с Украиной и его жизнеспособности — стимулировать инвестиции в мою страну. После вторжения России объемы прямых иностранных инвестиций в Украину рухнули, как того и хотел Путин. ЕС может показать свое желание помочь украинскому экономическому возрождению, направив инвестиции Европейского инвестиционного банка в образцовые инфраструктурные проекты, например, улучшение железнодорожного сообщения с ЕС.

Перед Евросоюзом стоит жесткий выбор — обновленное «Восточное партнерство» или новый раскол Европы. Начиная с рижского саммита, решения, которые будут приниматься, определят будущее Европы на десятилетия вперед.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.