Закон Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов на Украине и запрете пропаганды их символики», принятый Верховной радой 9 апреля, стал, на мой взгляд, наиболее ярким образцом некомпетентности нынешнего состава парламентариев. А также — свидетельством весьма сомнительных политических симпатий авторов закона и тех, кто голосовал за него.

Текст закона свидетельствует об этом буквально с первых строк.

Гимны менее опасны, чем гербы?

Вот, например:

«Статья 1. Определение терминов.

4) символика коммунистического тоталитарного режима — символика, которая включает:

а) любое изображение государственных флагов, гербов и других символов СССР, УССР, других союзных или автономных советских республик в составе СССР, государств так называемой «народной демократии»: Народной Республики Албании (Социалистической Народной Республики Албании), Народной Республики Болгарии, Германской Демократической Республики, Народной Республики Румынии (Социалистической Республики Румынии), Венгерской Народной Республики, Чехословацкой Социалистической Республики, Федеративной Народной Республики Югославии (Социалистической Федеративной Республики Югославии) и социалистических республик, которые входили в ее состав <…>
;

б) гимны СССР, УССР, других союзных или автономных советских республик или их фрагменты;

в) флаги, символы, изображения и другая атрибутика, в которых воспроизводится сочетание серпа и молота; серпа, молота и пятиконечной звезды; плуга (орала), молота и пятиконечной звезды».


Если же эти действия, «...совершены лицом, которое является представителем власти, или совершены повторно, или организованной группой, или с использованием средств массовой информации, — то они караются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой».

Теперь представим себе такую сцену. С государственным визитом в Украину прибывает Даля Грибаускайте. Ее встречают официальные лица, скажем, премьер Арсений Яценюк, и оркестр торжественно исполняет гимн Литвы Tautiška giesmė (лит. «Национальная песнь»).

Однако — о ужас! — Tautiška giesmė является не только государственным гимном современной Литвы, но и была гимном Литовской ССР с 1944 по 1950 и с 1988 по 1991 годы.

Будет ли Яценюк — как представитель власти — покаран «лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковойї»? Будет ли игра оркестра расценена, как преступное деяние, совершенное «организованоной группой»? Начнутся ли следственные действия против тех, кто обеспечит трансляцию гимна в теле- и радиоэфир?

Авторы закона «Об осуджении...», видимо, полагали, что раз кардинально сменился украинский гимн, то так должно было бы быть и в других союзных республиках.

Однако Россия, как известно, в 2000 году приняла гимн, музыка и основа текста которого позаимствованы из гимна Советского Союза. И хотя визитов Путина (в отличие от Дали Грибаускайте) в Киев в ближайшее время ждать не стоит, однако нет-нет, да и прозвучит гимн России на территории Украины на спортивных соревнованиях.

Но это не единственный гимн, который после вступления в силу закона «Об осуждении...» можно будет трактовать как «наследие советского прошлого». На музыку гимнов советских республик положены слова современных гимнов Белоруссии, Узбекистана, Таджикистана. И хотя тексты этих гимнов в той или иной степени ныне изменены, однако при торжественных встречах чаще звучит только музыка, то есть музыка гимнов «союзних советских республик». И это явно не просто «их фрагменты».

И еще о гимнах союзных республик. В пункте б) ч. 4 ст. 1 не оговорены временные рамки действия гимнов, исполнение которых отныне запрещено на всей территории Украины. Однако, поскольку в законе сказано, что «коммунистический тоталитарный ржим» действовал в 1917–1991 г., а в п. а) ч. 4 ст. 1. говорится о странах «так называемой “народной демократии”» (то есть о периоде с 1945 года по конец 1990-х годов), то следует вспомнить, что официальным гимном СССР в 1922–1944 годы, РСФСР в 1918–1944 годы, Украинской ССР в 1918–1949 годы, а также Белорусской ССР в 1919–1952 годы был «Интернационал».

Таким образом, Украина — в случае подписания закона президентом — станет единственной страной, где будет запрещено исполнение «Интернационала», а также государственных гимнов 5 стран, с которыми имеются дипломатические отношения.

Развивая тему гимнов, обратим внимание на некую загадку: отнеся к опасной символике «любое изображение государственных флагов, гербов и других символов» не только СССР и союзных республик, но также и «так называемой “народной демократии”», для гимнов этих стран авторы закона почему-то сделали исключение, сочтя их — гимны — менее вредоносными, чем гербы или флаги.

СБОМУВОО будет нельзя

Также невозможно найти какую-либо логику в том, что из списка стран «народной демократии», упомянутых в пункте а), почему-то «выпала» Польша.

Может, потому, что на ее флаге и в ее гербе никогда не было серпа, молота и пятиконечной звезды? Но в пункте в) говорится, что серп, молот и звезда «плохи» не сами по себе, а в случае «сочетания серпа и молота; серпа, молота и пятиконечной звезды; плуга (орала), молота и пятиконечной звезды». Таких сочетаний не было на гербе и флаге ни одной из перечисленных в пункте a) стран «народной демократии» (в то время как серп и молот присутствуют в гербе Австрии).

Более того, даже и по отдельности ни звезды, ни серпа никогда не было на гербе и на флаге ГДР и на флаге Чехословацкой Социалистической Республики и т. п.

Кстати, логику авторов закона, согласно которой звезда становится нелегитимным элементом лишь в сочетании с серпом и молотом, или плугом и молотом, невозможно понять вообще — ведь на флагах и гербах бывших соцстран Европы чаще всего наличествовала просто звезда. ВР же скопом запретила все флаги и гербы даже с одинокой звездой. В таком случае какова необходимость указывать на опасность именно комбинаций различных элементов? Может, это последствия увлечения астрологией?

Почему, интересно также, у Албании, Румынии и Югославии указано по два действовавших в разные годы официальных названия, а Чехословакию «пропустили», в то время как это государство в 1960-м поменяло свое название с Чехословацкой Республики на Чехословацкую Социалистическую Республику?

Почему федеративное устройство, кроме СССР, указано и у Югославии, но «пропущена» Чехословакия, где с 1 января 1969 года действовал конституционный закон о чехословацкой федерации (№ 143/1968 Sb.), по которому унитарное государство было преобразовано в федерацию двух равноправных республик — Чешской Социалистической Республики и Словацкой Социалистической Республики?

«Определение терминов» (Статья 1) порождает вопросы один за другим:

«В этом Законе термины употребляются в таком значении:

коммунистическая партия — Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков) (РСДРП(б)), Российская коммунистическая партия (большевиков) (РКП(б)), Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) (ВКП(б)), Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС), Коммунистическая партия (большевиков) Украины (КП(б)У), Коммунистическая партия Украины (КПУ), коммунистические партии союзных республик, входивших в состав СССР, а также их организации в автономных советских социалистических республиках, краях, областях, автономных областях, автономных округах, городах республиканского подчинения и местные организации.».

Поскольку, как сказано далее в законе, «коммунистический тоталитарный режим 1917-1991 годов на Украине признается преступным и проводившем политику государственного террора», то, приведя столь обширный список структур и звеньев этого режима, авторы явно стремились объять необъятные ряды коммунистического движения, чтобы не оставить симпатизирующим ему ни единой возможности сказать доброе слово о его и своем прошлом или настоящем.

(Но при этом, заметим, в списке нет ни Коммунистической партии Западной Украины, ни Коммунистической партии Польши, в рядах которой активно действовали и украинские коммунисты, ни других структур, разговор о которых выходит за рамки данной статьи).

Еще интереснее следующее. После перечисления всех возможных большевистских и коммунистических партий и организаций авторы закона через несколько пунктов дополнительно прописывают:

«ж) «наименование коммунистической партии».

Поскольку все существовавшие и существующие коммунистические партии названы в ч. 1 ст. 1, и их названия прописаны с заглавных букв по всем правилам орфографии, то отнеся к символике «коммунистического тоталитарного режима» абстрактное «наименование коммунистической партии», авторы закона тем самым признают, что речь идет об идеологическом запрете.

Ведь в п. ж) ч. 4 не сказано, что к такой символике относятся названия, в которых используются слова «коммунистическая партия» или просто «коммунистическая», а сказано, что запрещено «наименование» любой коммунистической партии. То есть и той партии, которая, положив в основу своей программы коммунистические убеждения, возьмет название, предположим, «Новые левые», «Новые марксисты» или «Союз борьбы за освобождение многострадальных украинцев от власти обезумевших олигархов (СБОМУВОО)».

Нет самой главной дефиниции

Одно из наиболее курьезных открытий, вытекающих из логики закона, то, что его авторы озвучили собственные претензии к территориальному устройству Германии.

К символике «национал-социалистического (нацистского) тоталитарныого режима» отнесено:

«д) изображения лозунгов Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП), цитат лиц, которые занимали руководящие должности в Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП), в высших органах власти и управления нацистской Германии и на оккупированных ею территориях в 1935-1945 годах».

Но в 1935 году Германия никаких территорий не оккупировала, хотя в этом году и произошло присоединение к рейху Саара — земли, граничащей с Францией и Люксембургом. В 1920–1935 годах эта территория считалась частью Германии, но была оккупирована администрацией союзников — стран победителей в Первой мировой войне. 13 января 1935 году состоялся вполне демократический плебисцит о судьбе этой территории. Из 539 тысяч голосовавших 477 тысяч высказались за присоединение Саара к Германии, и эта территория вошла в гитлеровский Третий рейх. И ныне Саар — одна из 10 федеральных земель ФРГ.

Если же у авторов закона иное мнение об этих событиях, то все-таки свое видение истории логичнее излагать в научных изысканиях, а не в статьях закона.

Кстати, тема нацистской символики представлена в структуре закона весьма неожиданным образом.

«4) символика комуннистического тоталитарного режима — символика, которая включает:

а) любое изображение государственных флагов, гербов и иных символов СССР, УССР...

б) etc

символика национал-социалистического (нацистского) тоталитарного режима — символика, которая включает:

а)
символику Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП)...»

То есть терминология, связанная с нацистской символикой, де-факто оказалось включенной в ч. 4, посвященную символике коммунистической.


Пожалуй, самое удивительное в этом законе то, что в длинном списке «определение терминов», где скрупулезно перечисляются все возможные наименования стран «т. н. народной демократии» и описывается, в каких комбинациях становятся нелегитимными звезда, серп и молот, нет дефиниции самого главного понятия, которому, собственно, и посвящен закон — «коммунистического тоталитарного режима».

Если авторы закона полагают, что перечисление коммунистических структур (ст. 1, ч. 1, п. 1) и наименование их злодеяний (ст. 2, ч. 1) само по себе дают такую дефиницию, то они все-таки ошибаются. Это все равно как, предположим, в уголовном кодексе вместо юридически однозначного определения понятия воровства написать, что «воровство — это когда Петренко без спроса взял из кошелька Симченко 10 рублей, дед Богдан унес с крыльца бабы Зины банку молока, а г-н Я. “позаимствовал” из бюджета аж 7 миллиардов гривен».

Четкие юридические термины в законах не могут быть заменены ни самыми грозными обвинениями, ни самыми громкими проклятиями.

Лени по 200 тысяч, но красный. «Слава КПСС» по 2 миллиона, но на голубом фоне

Какую статью закона ни возьми — она или нереализуема, или уведет в тупик того, кто попытается этот закон реализовать, не нарушая десятков других законодательных актов, в том числе и Основной Закон Украины, т.е. Конституцию.

Выше уже говорилось о том, что «публичное использование символики коммунистического, национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов, в том числе сувенирной ...наказываются лишением свободы на срок до пяти лет». А к коммунистической символике в п. ґ) ч.4 ст.1 отнесены также «изображения лиц, которые занимали руководящие должности в коммунистической партии». При этом явно не принимается во внимание, что такие изображения использовались не только в коммунистической агитации, но и в антисоветской пропаганде. Вожди большевиков, лидеры КПСС тысячекратно становились объектами яркой политической сатиры за рубежом — и все это теперь также запрещено?!


Самый «продаваемый» в мире поп-арт-художник — американец Энди Уорхол. В 2014 году выручка от продаж его работ превысила 650 миллионов долларов (второе место у Пикассо — 400 миллионов долларов). Многие инвестиционные фонды считают покупку эстампов работы Уорхола очень удачным финансовым вложением.

В 1987 году Уорхол на основе одной и той же фотографии, но в двух цветовых гаммах — красной и черной — написал два портрета Владимира Ленина.

«Красный Ленин» и «Черный Ленин» Энди Уорхола


Эти работы признаны в наше время одними из величайших поп-арт изображений XX века наряду с уорхоловскими портретами Королевы Елизаветы и Мао Цзэдуна.

Интересно, что трафаретный оттиск (один из 120) картины «Красный Ленин» — 1987 года, долгое время принадлежавший Борису Березовскому, был продан в 2013 году за 202 тысячи долларов.

Надо ли понимать, что это художественное произведение отныне запрещено на Украине в соответствии с п. ґ) ч.4 ст.1 «Об осуждении ... режимов на Украине и запрет пропаганды их символики»?

А в п. е) ч.4 ст. 1 речь идет о лозунгах коммунистической партии, за публичное использование которых также можно угодить на 5 лет для переосмысления своих идейных и художественных воззрений. Безусловно, в первую очередь к таким лозунгам относятся и известный всем «Слава КПСС».

Оказывается, что и этот призыв при современной подаче смог стать высоколиквидным произведением искусства.

Эрик Булатов «Слава КПСС»


Автор полотна Эрик Булатов с 1992 года живет и работает преимущественно в Париже. В 2007 г. картина «Слава КПСС» была продана за 1,08 миллиона фунтов стерлингов (около 2 миллионов долларов). По мнению критиков, замысел художника в следующем: «На голубом небе с пушистыми облаками клеймом отпечаталась соответствующая красная фраза. Небо — символ естественной свободы человека. Советский лозунг, что очевидно, символизирует твердую длань тоталитарной власти. Небо живет и меняется: облака могут появляться и исчезать, в то время как “Слава КПСС” бессмысленно вечна, по крайней мере, до тех пор, пока ржавчина не изъест многочисленные пропагандистские щиты по всей стране, на которых набиты советские лозунги.

Хитрый замысел художника, воплощенный, казалось бы, в патриотичном формате, был настолько очевиден, что даже неискушенная прелестями авангарда советская власть считала “культурный код” и запретила картины Булатова»*.
_____________________________________________
* http://www.buro247.ru/culture/our-choice/obzor-vystavki

Некоторые критики усмотрели в закрывающих небо литерах образ решетки.

И это тоже будет под запретом? Пойдем след в след за советской цензурой?

«Восстание» (1925 г.) Климента Редько и икона «Спас в силах»


Слева — картина «Восстание» (1925 года) знаменитого украинского художника Климента Редько. Это полотно — среди шедевров Третьяковской галереи (Москва). Один из гуру современной художественной критики Наталья Злыднева обращает внимание на следующее: «Общая композиция полотна с большим пламенеющим ромбом посередине в целом восходит к эмблематике народной барочной иконы (и в качестве примера приводит икону “Спас в силах”. — С. К.), что вполне закономерно, учитывая иконописную выучку мастера». Климент Николаевич Редько был выходец из крестьян, с 1910 по 1914 гг. учился в иконописной школе Киево-Печерской лавры.

И этот шедевр тоже вычеркнем из украинского искусства?

Впрочем, согласимся, что творчество Булатова, Уорхола или Редько — в общем-то для людей искушенных, и поинтересуемся — что попадает теперь под запрет из более популярного.

Шоу, Франс и Арагон споткнутся о закон

Не буду говорить о произведениях очевидных — «Как закалялась сталь» Островского. Но вот, например, Владимир Яворивский в 1980 году писал об Олесе Гончаре: «к шестидесяти годам Гончар смог достичь всего, чего может добиться писатель на вершине жизни в нашей стране: быть Героем Социалистического труда, депутатом Верховного Совета СССР... Быть кандидатом в члены Центрального Комитета КПСС (выделено мною. — С.К.)...» И как теперь быть с памятью о великом писателе, если п. ґ) ч. 4 ст.1 к запрещенной коммунистической символике прямо относит «изображения, памятники, памятные знаки, надписи, посвященные лицам, которые занимали руководящие должности в коммунистической партии начиная с должностей секретаря районного комитета и выше...»?

(И какая судьба в этом плане ждет знаменитый памятник-бюст президенту Казахстана Назарбаеву в городе Днепродзержинске на здании ВПТУ № 22, где c 1958 по 1960 года Назарбаев учился на металлурга! В советские годы Нурсултан Абишевич поднялся по всей партийной вертикали, вплоть до члена Политбюро ЦК КПСС. Власть памятник снесет и с Астаной поссорится или закроет глаза на нарушение закона ради высших интересов дипломатии? Интересно будет понаблюдать).

Часть 1 ст. 3 специально оговаривает запрет на пропаганду коммунистического режима. Как же быть с творческим наследием десятков талантливых советских писателей, которые в самых разных художественных стилях боролись с «пережитками прошлого», буржуазным индивидуализмом и жаждой накопительства, наделяли героев своих ярких и по сию пору популярных произведений особыми чертами советского человека, воспевали мечту о новом, лучшем обществе? Как быть с Довженко, Тычиной, Стельмахом, Зощенко, Стругацкими... Как, наконец, быть с Остапом Бендером, на примере которого Ильф и Петров показали, что мечты об обогащении трудом неправедным обречены на крах в условиях торжества социализма?

А как обойтись с богатейшей детской литературой советского периода? С наследием советского кино?

И как тут не вспомнить слова Сталина о расцвете в СССР «национальных культур, социалистических по содержанию и национальных по форме»! Мне думается, что в СССР шло и совсем иное развитие культур: социалистических — по форме, но национальных, интернациональных, традиционных и авангардных, модернистских и, как сейчас говорят, авторских, и даже антисоветских — по содержанию. Даже в пропагандистском контексте приветствовались вечные человеческие ценности и сложнейшие мировоззренческие вопросы.

И все это теперь куда?

Бернард Шоу, Теодор Драйзер, Герберт Уэллс, Эрнест Хемингуэй, Стефан Цвейг, Генрих Манн, Томас Манн, Анатоль Франс, Ромен Роллан, Уильям Фолкнер, Бертольд Брехт, Луи Арагон, Жоржи Амаду, Джанни Родари... Всех этих столь разных, любимых, и известных писателей объединяет не только безусловный талант, но и симпатии к Советскому Союзу, то есть к тому самому коммунистическому «тоталитарному режиму», пропаганда которого отныне запрещена. Можно ли будет публиковать их статьи и воспоминания об СССР, или они также подвергнутся цензуре?

Как быть с такими голливудскими фильмами, как «Миссия в Москву» (компания Warner Brothers), «Песнь о России» (компания Metro-Goldwyn-Mayer), «Три русских девушки» (компании United Artists), «Мальчик из Сталинграда» (компания Columbia Pictures) и другие? Все они вышли в годы войны, и в них открыто поддерживался Советский Союз.

Фильм «Миссия в Москву» по книге Джозефа Эдварда Дэвиса, посла Соединенных Штатов в Советском Союзе (1936–1938), был номинирован на Оскара как лучшая работа художника-постановщика/ декоратора в черно-белом фильме. Президент Рузвельт лично курировал создание этой ленты.

Неужели картина, связанная с наследием великого американского президента так же будет недоступна для украинской аудитории как фильм просоветский, тем более что он просоветский и есть: если кто забыл — США были союзником СССР в той войне с нацизмом.

Гестапо я и не заметил, как и СС

Тут самое время сказать о фиговом листке «антинацизма», которым авторы проекта пытались прикрыть свой маниакальный антикоммунизм. Они прекрасно отдавали себе отчет в том, что тотальный — де-факто — запрет коммунистический идеологии (хотя само слово «идеология» в законе отсутствует) будет очевидным моветоном даже для политически толерантной Европы. Но и это не сподвигло интерпретаторов истории соблюсти хотя бы видимую объективность. Конечно, в законе присутствуют определенные пассажи и «про засудження ...націонал-соціалістичного (нацистського)» тоталитарного режима, его пропаганды и символики, но присутствуют они, скажем так, символически.

Обратимся вновь к ст. 1, ч. 4:

«4) символика коммунистического тоталитарного режима — символика, которая включает:...

символика национал-социалистического (нацистского) тоталитарного режима — символика, которая включает:

а) символику Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП);

б) государственный флаг нацистской Германии 1939-1945 годов;

в) государственный герб нацистской Германии 1939-1945 годов;

г) наименование Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП);

г) изображения, надписи, посвященные событиям, связанным с деятельностью Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП);

д) изображение лозунгов Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП), цитат лиц, которые занимали руководящие должности в Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП), в высших органах власти и управления нацистской Германии и на оккупированных ею территориях в 1935-1945 годах
».

15 строк. Коммунистической символике отведено более 60. Почему же такая «несправедливость»?

Потому что нацистскую символику представляют лишь флаг и герб, но не гимн. Хотя «Песня Хорста Весселя» была партийным гимном, а в 1940-м специальным указом Гиммлера была признана государственным символом и в обязательном порядке исполнялась вместе с государственным гимном Германии после его первой строфы.

То, что коммунистам припомнили все, а нацистам — «все остальное», наглядно видно и из того, что к коммунистической символике причислены не только символы СССР, но и гербы и флаги бывших соцстран Европы. А вот нацистская Германия почему-то в этом законе представлена в одиночестве. Но, как мы помним хотя бы по оккупации Одессы, ее союзниками были и Румыния, и Венгрия, и Италия, и Словакия, и Хорватия и т.п. Почему же не упомянуты их флаги и гербы?

В разделе о коммунистической символике ее элементы названы конкретно — звезда, молот, серп и их комбинации. А в нацистской символике «не обнаружено» никакой конкретики, даже свастику не вспомнили. Может, потому, что на что-то похоже или что-то нам напоминает?

Характерно также, что в разделе о коммунистической символике отдельно сказано об изображениях партийных руководителей, а в разделе о нацистской символике этого пункта нет. То есть портрет Ленина — запрещено, а портрет Гитлера — хоть в красном углу вешай — законом не возбраняется.

Все в той же ст. 1 («Определение терминов») ч. 3 целиком посвящена советской карательной системе:

«3) советские органы государственной безопасности — Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем; Всеукраинская чрезвычайная комиссия для борьбы с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и должностными преступлениями; Государственное политическое управление; Объединенное государственное политическое управление; Народный комиссариат внутренних дел; Народный комиссариат государственной безопасности; Министерство государственной безопасности; Комитет государственной безопасности, их территориальные, функциональные, структурные подразделения, а также непосредственно подчиненные этим органам боевые отряды, охрана, войска или специальные части».

Вспомнили все, что смогли, и правильно сделали.

Но в законе ни единого слова о нацистской карательной машине. Ни разу не упомянуто Гестапо, или СА, или СД. Или СС. Последнее, впрочем, следовало ожидать.

Но, надо отдать должное авторам закона, они смогли сгладить унылое впечатление от него доброй порцией крепкого казарменного юмора.

Единодушный «ноль»


Ч. 3 ст. 4 предусматривает все-таки, что:

«Запрет не распространяется на использование символики коммунистического тоталитарного режима ...на надгробиях, памятниках и памятных знаках, расположенных на территории кладбищ (погостов)...»


Надо отдать должное авторам и в том, что они крайне дисциплинированно поддержали свое детище при голосовании в ВР:

О. В. Ляшко — За

В. П. Сюмар — За

Г. М. Гопко — За

Е. В. Соболєв — За

А. А. Кожемякин — Отсутствовал

А. С. Лозовой — За

Ю. В. Чижмарь — За

Ю. В. Луценко — За

И. В. Мосейчук — За

С. И. Скуратовский — За

В. И. Вовк — За

Ю.-Р. Б. Шухевич — За

О. Р. Березюк — За

В целом из 307 депутатов, присутствовавших на заседании, «за» проголосовали 254, не голосовали 53. Ни одного голоса не дали в поддержку закона Оппозиционный блок и группа «Возрождение».

Против — 0.


«Решение принято».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.