Между судьями разгорелся конфликт в связи с оправдательным приговором вильнюсским омоновцам: судья Вильнюсского окружного суда Она Гасюлите не может поверить, что ее коллеги вынесли такой вердикт. «Не знаю, что бы я сама делала в такой ситуации, но я бы не могла подписаться под таким постановлением», — сказала судья.

На минувшей неделе коллегия из трех судей вынесла оправдательный приговор в деле бывших командиров Вильнюсского ОМОНа Болеслава Макутыновича и Владимира Разводова по обвинениям в преступлениях против человечности и военных преступлениях, совершенных в 1991 году.

Это решение вызвало отрицательную реакцию не только в обществе, но и среди судей — судья того же ВОС Гасюлите на Facebook заявила, что из-за этого постановления из списка друзей удалила председателя коллегии Аудрюса Цининаса.

«Я не думаю, что должна объясняться, почему я удалила из списка друзей коллегу Цининаса. По Кодексу этики судей, мы не имеем права критиковать решения коллег. Я этого и не делаю, тем более, что я ничего не понимаю в уголовном праве (35 лет я занимаюсь гражданскими делами). Однако жизнь — такая сложная штука, что сухая буква закона не обязательно означает верное решение. Повторяю: не комментирую, не критикую, но мне это сложно осознать, что он сделал по случаю 25-летней годовщины независимости Литвы, т.е. Литовский суд сказал, что мы не были оккупированы, что не было военных действий и т.п., при этом Советская армия покинула Литву только в 1993 году.

Мой отец 10 лет добывал уголь в Воркуте за то, что прятал в стоге сена раненого литовского партизана, сейчас он в гробу переворачивается, слыша такое. Повторяю — не критикую, не комментирую.

Не знаю, что я сама бы делала в такой ситуации, но я бы не смогла подписаться под таким решением. Суд высшей инстанции расставит точки над i, но мне, независимой гражданке Литвы (пострадавшей от советской оккупации) — такое решение осознать сложно, кто бы что не говорил, кто виноват — прокурор не так сформулировал обвинения или что-то еще. Неприятно и не очень нехорошо... Не как у судьи, но как у гражданки независимой Литвы, у меня есть право на такое мнение — ведь мы живем в демократической стране? Или нет?» — писала Гасюлите.

По ее словам, «очень жаль, что в Литве не был принят закон о десоветизации, почему такое происходит сейчас».

Такие заявления Гасюлите нашли поддержку в обществе, ее благодарят за то, что в Литве есть такие честные судьи. «Гасюлите, вы гордость свободной Литвы», — писал один общественный деятель.

Между тем прокуроры, ознакомившись с постановлением ВОС, решили его обжаловать: «Прокуратура с мнением суда не согласна».

ВОС постановил, что ответственность за агрессию ложится только на руководство государства, кроме того, по международному праву за инкриминируемые преступления можно судить лишь в том случае, если они были совершены условиях войны или оккупации.

Как сказал председатель вынесшей приговор судейской коллегии Аудрюс Цининас, несмотря на то, что бывших омоновцев не связывали ни с убийствами 13 января, ни с убийством на КПП в Медининкай, в деле были приведены показания относительно участия этих лиц «в терроризировании и запугивании должностных лиц создававшихся армии и таможни». Однако предъявленные обвинения в преступлениях против человечности и в военных преступлениях не соответствовали упомянутым положениям международного права.

«Значит, с точки зрения постановления, в 1991 г. в Литве не было ни военного положения, ни вооруженного конфликта, ни оккупации, тем самым не было условий, в которых вступает в силу Женевская конвенция», — заявил судья Цининас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.