Задержанный на Украине россиянин Александр Александров может подать иск к Министерству обороны России, чтобы подтвердить, что он является действующим военнослужащим. В интервью корреспонденту «Новой газеты» он заявил, что «его контракт с российской армией еще не истек и доказать это не составит труда». Адвокаты и правозащитники оценивают судебные перспективы Александрова крайне низко.

В интервью Александров также отметил, что намерен со своим адвокатом переквалифицировать статью обвинения с «терроризма» на «диверсионные действия». По его словам, находясь в Донбассе, он выполнял приказы своего командования, и поэтому, как он считает, на Украине у него должен быть статус военнопленного, а не террориста или наемника. Россиянин заявил, что под Луганском, где его задержали украинские военные, он ни в кого не стрелял и «преступных действий не совершал, кроме того, что незаконно пересек границу».

Киевский адвокат сержанта Александрова Константин Кравчук объяснил Радио Свобода, что подать иск к российскому Министерству обороны будет сложно.

- Перспективы иска нулевые по той простой причине, что отсутствуют документы, которые подтверждают, что Александров — это Александров, не говоря уже о его принадлежности к воинской части 21208 и всех исходящих из этого правовых последствий. На данный момент отсутствует контракт, отсутствует военный билет, отсутствует любое документальное подтверждение, что Александров принадлежит к этой воинской части. Сейчас документальное подтверждение предоставила только Луганская народная демократическая освободительная республика, или как там она называется. Это копии приказов о том, что Александров и Ерофеев полицаи, а не солдаты (полицаи — это я по-жесткому сказал) — милиционеры Луганской народной республики. Предоставили военные билеты, которые подтверждают их принадлежность к военному формированию этих луганских народных республик. Больше документов нет. Каким образом обращаться к Минобороны?.

— Каков сейчас юридический статус сержанта Александрова или того, кого мы называем сержантом Александровым? Обвинение ему предъявлено?

— Оглашено подозрение. По новому нашему КПК, который был так обласкан всеми европейскими комиссиями, нет того слова, которое вы упомянули. Есть словосочетание «оглашено подозрение» в том, что он подозревается в совершении преступления. Статья 258, терроризм, до 15 лет лишения свободы.

— Что вы как адвокат собираетесь предпринимать для того, чтобы как-то смягчить участь Александрова?


— Мы уже подавали ходатайство о прекращении в отношении них уголовного производства по статье «Терроризм». Подаем жалобы, ждем результатов различных экспертиз, больше я пока ничего говорить не хочу.

— Вам неприятно защищать сержанта Александрова?

— Если он действительно солдат, то мне приятно, что я защищаю русского солдата. Но если это не солдат, а наемник, который за деньги получил оружие в ЛНР и пошел на нашу территорию проводить обстрел наших граждан, то тут спорный вопрос.

Судьбой российских военных, взятых в плен на Украине, занимается российский правозащитник, координатор проекта «Гражданин и армия» Сергей Кривенко. Он сообщил Радио Свобода, что направил запрос в Министерство обороны России с требованием подтвердить официальный статус Александрова и Ерофеева, однако никакой реакции военного ведомства пока нет.

— Я пытаюсь заниматься судьбой Александрова, пытаюсь организовать помощь. Когда я был в Киеве, мне удалось добиться с ним встречи. Я виделся и с Ерофеевым, и с Александровым. Связался с адвокатами. Таким образом пытаюсь помочь, в том числе доказать, что они военнослужащие.

— А как вы будете доказывать, что они военнослужащие?


— Это пока известно только с их слов, но у нас нет оснований им не верить. Мы запросили в Минобороны официальное подтверждение их статуса. Я направил в Минобороны письмо и жду ответа. Официально Минобороны еще свою позицию не высказало.

— А есть какие-то сроки, в течение которых Минобороны должно вам ответить?

— Месяц — обычный срок.

— А каков сейчас статус сержанта Александрова?

— Пока непонятно. Самый основной вопрос — это подтвердить его личность. Потому что при них не найдено никаких документов. И то, что они Александров и Ерофеев, известно только с их слов. Поэтому адвокаты уже давно сделали запрос в консульство с просьбой подтвердить их личности — прислать фотографии, копии документов, которые есть в личном деле в Минобороны. Даже если они уволены, личное дело же осталось. Якобы они уволены в декабре и на данный момент не являются военнослужащими. Но пока никакого официального ответа от Минобороны нет.

— Почему им важно доказать, что они военнослужащие?

— Против них возбуждено уголовное дело о терроризме. А терроризм по украинскому кодексу — довольно жесткая статья. А если доказать, что они военнослужащие, что они выполняли приказ, будет надежда переквалифицировать все это на шпионаж, где тоже суровая статья — от 5 до 10 лет, но, тем не менее, не пожизненное, и может идти речь об обмене их на кого-нибудь.

— Опасаются ли они за свою жизнь в Киеве?

— В Киеве — нет. Условия содержания более-менее нормальные, если так можно говорить — все-таки они под стражей находятся. Им оказывается помощь. Никаких жалоб, по крайней мере, они не высказали ни на условия содержания, ни на качество питания. Речь не идет о каких-то пытках. Им, наоборот, оказывается медицинская помощь. Александрову провели уникальную операцию. Речь шла об ампутации ноги, но киевским медикам удалось ее спасти. Сейчас им оказывается полноценное лечение. За свою жизнь и здоровье на Украине они не опасаются. Это однозначно. Отношение к ним нормальное, как в правовой стране.

Военный аналитик Александр Гольц считает, что шансов выиграть суд у Минобороны у российского военнослужащего Александра Александрова практически нет.

— Если речь идет о российском суде, его перспективы нулевые. Я не исключаю, что перед отправкой они все писали рапорта об увольнении, чтобы гарантировать отсутствие каких-либо претензий. Речь все-таки идет о бойцах спецназа, у которых в вооруженных силах совершенно другие права и обязанности. И уж точно сейчас в его личном деле лежит и рапорт на увольнение, написанный им или не написанный, на котором стоит резолюция командира части. И, конечно же, наш справедливый суд воспримет все эти бумаги как истинные.

— Как вы думаете, как будет складываться его дальнейшая судьба?

— Скверно она будет складываться. На бойцов частей специального назначения распространяются некие специальные обязательства. Если нормальный солдат совершенно не обязан участвовать в некоей секретной операции, то части спецназначения, которые предназначены для действий в тылу вероятного противника в угрожаемый период, то есть накануне войны, по определению в таких операциях участвуют. Так или иначе, сообщив о своем месте службы и назвав командиров, Александров явно превысил лимит разрешенного.

— История сержанта Александрова — это первый случай, когда российское военное ведомство отказывается от солдата, попавшего в плен в другой стране? Или такое уже бывало в российской истории?

— В российской истории таких случаев было очень много. Наши военнослужащие, я имею в виду советских военных, участвовали во всех необъявленных войнах, которые шли по Земному шару. И всякий раз, когда наши оказывались в плену, советское военное руководство делало физиономию утюгом и говорило: нет, это не наши и к нам они никакого отношения не имеют.

— Для вас сейчас сержант Александров положительный герой или отрицательный? Как вы к нему относитесь? Вам его жаль?

— По-человечески на самом деле, безусловно, жаль. Но когда человек идет служить не просто в вооруженные силы, а в части спецназа (а это связано и с дополнительными обязательствами и довольно серьезными льготами, включая денежные), он должен отдавать себе отчет, на что именно он соглашается. Он соглашается на участие в необъявленных войнах. Это надо понимать. Он соглашается на участие в секретных операциях.

Александр Александров был задержан 16 мая во время боевых действий у города Счастье Луганской области. Вместе с ним в плен попал Евгений Ерофеев. На допросе оба россиянина сообщили, что служат в 3-й бригаде российского ГРУ. В Министерстве обороны России эту информацию опровергли, заявив, что Александров и Ерофеев «на момент своего задержания» уже уволились из армии. Украинские власти обвиняют россиян в терроризме.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.